Избалованные смертью

Робертс Нора

Серия: Следствие ведет Ева Даллас [38]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Избалованные смертью (Робертс Нора)

1

Дорога была просто убийственной — в ширину не больше сопли, а петляла, как кобра, между гигантскими кустами, усыпанными мелкими красными цветами, будто кровью закапанными.

Ева Даллас напомнила себе, что идея отправиться в Ирландию была ее. Ох уж эта любовь… Но кто бы ей сказал, что на западе острова дороги — сплошная угроза для жизни?!

«Сельская местность, будь она неладна, — думала Ева, вжимаясь в сиденье перед очередными крутыми поворотами на их пути к погибели. — Городишек здесь раз-два, и обчелся. Коров небось больше, чем людей. А овец больше, чем коров. Похоже, это тут никого не волнует. А что, если все эти парнокопытные восстанут против своих хозяев?»

Когда дорога смерти наконец вынырнула из окровавленных кустов, открылся вид на необыкновенно, просто неестественно зеленые поля и холмы и затянутое низкими тучами небо над ними. Тучи казались задумчиво-медлительными, словно никак не могли решить, собираются ли они только попугать людей или все-таки хотят устроить второй Потоп. А бесчисленные светлые пятна, которые белели на зеленых лугах и холмах, были, как Ева догадалась, коровами и овцами.

«Наверное, решают, как им справиться с людьми».

Ева наблюдала, как они топчутся вокруг этих подозрительных — ну, ладно, признаем, в чем-то романтичных — древних развалин. Странные гигантские нагромождения камней — наверное, когда-то это были крепости или замки. Вид, может, и красивый — из тех, что прямо просятся в рамочку на стену, — но уж больно какой-то неестественный.

«Хотя, — подумала Ева, — скорее наоборот: слишком естественный. В том-то и дело — слишком много дикой природы, слишком много видов. У них тут даже дома все в цветочках, все растет, цветет, зелень такая, как будто яркость по максимуму врубили. Да они тут вообще белье на веревках развешивают, прямо как висельников! Господи, у нас же 2060 год на дворе или как? У них здесь что, электросушилок нет? А кстати, куда все самолеты-то подевались?»

По дороге она видела в небе от силы пару воздушных трамваев и ни одного дирижабля с рекламой. Никто не кружил над головой, не орал в динамик, рекламируя очередную распродажу.

Ни тебе подземки, ни передвижных грилей, ни тупых туристов, чтоб кормить карманников. Ни пыхтящих двухэтажных автобусов, ни ругани таксистов.

«Господи, как же я скучаю по Нью-Йорку!»

Она даже за руль сесть не решалась, потому что по какой-то коварной и загадочной причине руль в их машинах был с другой стороны, а не там, где у всех нормальных людей.

«И что? А то, что я — офицер полиции, я клялась служить и защищать невиновных. А на таких вот убийственных дорогах я им здесь пол-Ирландии передавлю. И еще стадо домашней скотины в придачу».

Ева всерьез засомневалась, доедут ли они вообще до места и каковы их шансы добраться целыми и невредимыми.

«Может, прогнать вероятности на компьютере?..»

Но в этот момент кусты и заборы по обеим сторонам снова сдвинулись, зажав и без того узкую дорогу. Левым боком машина легонько царапнула каменную ограду, и ветеран убойного отдела лейтенант Ева Даллас, гроза маньяков, серийных убийц и отбросов общества, едва сдержалась, чтобы не взвизгнуть.

Рорк, за которым она уже целых два года была замужем и ради которого предложила во время отпуска отправиться сначала в Ирландию, — небрежно снял руку с руля и успокаивающе похлопал ее по коленке.

— Расслабьтесь, лейтенант.

— На дорогу смотри! Не на меня — на дорогу! То есть это и дорогой-то даже не назовешь. Да что это вообще за кусты такие? И на фига они тут везде растут?

— Это фуксии. Правда, красивые?

Еве эти цветочки навязчиво казались брызгами крови. А еще вполне вероятно, это следы жестокой расправы коровьего войска над заблудившимися туристами.

— Что, нельзя было их посадить подальше от этой идиотской дороги?

— Полагаю, они росли тут еще до нее.

Ирландия, слышавшаяся в его голосе, ей нравилась куда больше той, которая была за окнами их машины.

Ева опасливо покосилась на Рорка и подумала, что он выглядит абсолютно счастливым. Счастливым, раскованным в этой своей кожаной куртке и футболке, с откинутыми назад с поразительного лица (ох уж это лицо!) темными волосами, с глазами настолько синими, что щемило сердце.

А ведь буквально несколько недель назад они оба едва не погибли, и Рорк был серьезно ранен [1] . Казалось, у нее перед глазами все еще стоит то мгновение, когда она с замиранием сердца подумала, что потеряла его.

И вот он рядом — жив и здоров. Наверно, за это можно простить даже шуточки в свой адрес.

Наверно.

К тому же она сама была виновата. Это она предложила провести часть отпуска в Ирландии и отметить их годовщину здесь, чтобы он смог встретиться со своей недавно обретенной семьей. Сама-то она в Ирландии уже один раз была.

Правда, в тот раз она прибыла сюда на вертолете.

Они въехали в какой-то населенный пункт, который с натяжкой можно было назвать городком, и Рорк сбавил скорость. Ева перевела дух.

— Почти на месте, — объявил он. — Это Талла, ферма Шинед всего в паре километров отсюда.

«Ну ладно, сюда же мы добрались живьем», — успокоила себя Ева и запустила пятерню в копну темно-каштановых волос.

— О, гляди, солнце проглянуло!

Ева скептически осмотрела жалкую щелку в серых облаках и пробивающийся сквозь нее бледный лучик.

— Ух ты, какой свет! Я прямо слепну.

Рорк рассмеялся и, протянув руку, пригладил ее только что взъерошенные волосы.

— Да, лейтенант, здесь мы не в своей стихии. А может, нам это даже на пользу?

Ева знала, что составляет ее стихию. Смерти, расследования, безумный город, где все несутся сломя голову, даже когда торопиться некуда, запахи полицейского участка, возбуждающее и опустошающее чувство ответственности за других.

Но за последние два года, подумала она, многое из этого стало частью и его стихии тоже. И Рорк умудрялся совмещать этот ее мир со своим, где он покупал и производил практически все, что можно найти в исследованной части Вселенной.

А ведь они оба начинали примерно одинаково. Его детство было не менее страшным, чем у нее. Дублинский беспризорник, воришка, пособник и жертва отца, жестокого убийцы. Но его матери, которую он никогда не знал, повезло еще меньше.

И вот с таких стартовых позиций он построил свою империю, причем действовал нередко в теневой сфере.

А она, коп до мозга костей, влюбилась в него, несмотря на его темное прошлое, а может, как раз из-за этого прошлого. Но его прошлое скрывало и еще нечто, о чем они сами даже не догадывались. Это нечто находилось на ферме неподалеку от местечка Талла в графстве Клэр.

— Могли бы долететь сюда из гостиницы на вертолете, — сказала Ева.

— А мне понравилось на машине.

— Знаю. Это-то меня и беспокоит.

— Не бойся, — утешил ее Рорк, — во Флоренцию полетим на самолете.

— Возражать не стану.

— И устроим там ужин при свечах, — добавил он, улыбнувшись. — С лучшей пиццей во всем городе.

— Вот это другой разговор.

— Для моих очень важно, что мы к ним приехали погостить так вот, вдвоем. Пусть и на пару дней.

— Мне нравится твоя семья, — сказала Ева, имея в виду родственников его матери. — Шинед… и остальные тоже. Отпуск — это здорово. Мне нужно просто заставить себя переключиться и перестать думать о том, что там происходит в Управлении. А в здешних краях люди вообще чем занимаются?

— Работают, ухаживают за животными, держат лавочки, заботятся о семье и доме, сидят в пабе с кружкой пива в хорошей компании. Простая жизнь — не значит пустая.

— Ты первый тут со скуки спятишь, — фыркнула Ева.

— И спорить не буду! Не пройдет и недели. Мы с тобой городские жители. Но я понимаю тех, кто живет, как они, кто ценит и сохраняет общину. «Коар» — так они это здесь, в западных графствах, называют. Местное словечко.

За окном теперь виднелись леса. Они словно бы выглядывали из-за холмов, а перед ними то тут, то там тянулись довольно симпатичные — на любителя, конечно, — лоскутные поля за низкими каменными ограждениями. Камни, надо думать, добывали прямо тут же.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.