Считаю до трех!

Фролов Вадим Григорьевич

Жанр: Советская классическая проза  Проза    2002 год   Автор: Фролов Вадим Григорьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Одиннадцатая станция Большого Фонтана славится в Одессе своей тишиной. Прямо скажем — тишина там весьма относительная. Все время идет крупный разговор, причем меньше всего говорят сами одесситы. Зато киевляне, например, орут за здорово живешь… Пластинка кончилась, старая, заезженная пластинка, но мотор работает: пых-пых-пых… «Вино, вы понимаете, виноградное настоящее вино в Одессе пьют кружками?! В Грузии за такие дела — режут кинжалами. Ну, не очень режут, но все ж таки немножечко режут, дают понять, одним словом… Ясно?»

Одиннадцатая станция — очень милая станция. До моря там довольно сложно добираться — надо идти. А когда вы приезжаете на Черное море, вам его надо сразу — на блюдечке с голубой каемочкой. Вам хочется модных дельфинов и синей-синей, голубой и зеленой воды, в которую вы можете положить свое бренное тело и плыть. Одесситы — их, настоящих, нынче маловато, но те, которые есть, лениво усмехаясь, говорят:

— Чюдак, поплыл в Турцию…

А ты плывешь, оглядываясь на усыпанный человеческой икрой берег, и отрешаешься от всего — скажем, и от берега тоже.

Одиннадцатая станция… Чудесная станция.

В тридцатые годы по пляжу ходил толстый волосатый Володя в нелепых трусах до колен. Его называли Наркомпляж.

— Слушай сюда, — говорил Володя, — или ты поплывешь, или не поплывешь. Считаю до трех!

Он говорил «трьох». Никто не мог понять, что ему, собственно, было нужно. Однажды я сказал своему приятелю — тощему, оголтелому и невероятно злому:

— А может, он несостоявшийся пловец?

— Ха! — сказал Васька, — Ты видел, как он плавает?

— Я же не о том.

— Тогда заткнись. Володя — обычный «волосан». Бабу ему нужно.

Насчет баб мы в свои пятнадцать, понимали еще очень смутно. И я, и Васька. Но мне кажется, что, считая до «трьох», Володя-Наркомпляж думал не о бабах. Насколько я тогда понимал, их у него было навалом, и он к этому относился по-мужски. Он был Воспитатель. Именно с большой буквы. Толстый, загорелый, заросший волосами — он ходил по пляжу и швырял мальчишек и девчонок в воду.

— Считаю до трьох! — орал он и швырял этих сморчков в теплые и ласковые воды Черного моря.

Иногда он, на правах директора пляжа, брал лодку, сажал в нее пяток юных и бледнолицых и увозил их метров на триста-пятьсот от берега. И там швырял. «Считаю до трьох!»

На берегу стонали, визжали и орали бледнолицые мамаши и строго выражались ответственные папаши. А там — в этом море, где плыть и плыть, не тоня, а захлебываясь от восторга, барахтались ребятишки. Потом Володя подбирал их в лодку, привозил на берег и раскладывал сушиться.

Почесывая выпирающий из трусов волосатый живот, он уходил в свою конторку, а через полчаса опять раздавался его хрипловатый голос:

— Считаю до трьох!

Одиннадцатая станция — чудесная станция. Там всегда — до войны по крайней мере, было очень тихо. Она мне нравится и сейчас. С оговорками, конечно. Я по-прежнему люблю уплывать далеко в море и люблю, хоть изредка слышать:

— Чюдак, поплыл в Турцию…

Но мне, когда я плыву, не хватает: «Считаю до трьох!».

Не знаю, наверное, это банальный конец рассказа. Володю-Наркомпляжа расстреляли немцы на его родном берегу и, стоя лицом к морю, он крикнул:

— Ну, вы! Считаю до трьох!

На счете «три» — он упал в свое море.

1991 г.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.