Пойми причину

Фролов Вадим Григорьевич

Жанр: Советская классическая проза  Проза    2002 год   Автор: Фролов Вадим Григорьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Никак я не мог понять — почему моя собака ужасно не любит мебель. Пока она, мебель, неподвижна, все в порядке, отношение вполне лояльное. Но стоит сдвинуть с места стол или стул — начинается либо злобная истерика, либо пес, гнусно поджимая обрубок хвоста, сворачивая набок голову, уходит, нет, не уходит — я даже не знаю, как назвать то, что он делает, — на полусогнутых, задом движется он в другую комнату.

Я пытался поить его валерьянкой, так мне советовали. Я пытался его воспитывать. Перед самым его носом швырял стул, со страшным грохотом раздвигал модный или модную диван-кровать, вытаскивал из кладовки стремянку и с размаху кидал ее на пол. Чихал он на все это. Больше того, после каждого такого эксперимента он с вожделением смотрел на мой карман — не дам ли я ему сахарок за приличное поведение. Но когда, скажем, утром я, вставая, отодвигал от дивана стул, он опять либо шарахался и уныло убредал, либо начинал злобно брехать. И ни черта я не мог с ним поделать.

Один мой умный приятель сказал мне:

— Надо понять. Пойми причину и устрани ее. И все будет в порядке.

«Пошел ты к черту со своими советами», — подумал я, но не сказал, так как приятель желал мне и моей собаке добра. Пойди, пойми причину!.. И я продолжал эксперименты.

И пришла однажды к нам знакомая старушка. Пса она увидела в первый раз, но они сразу друг другу понравились.

— Эй, рыжий, — сказала старушка. — Я уже старая и ты на меня не прыгай. В нос лизни — это, пожалуйста.

Они поцеловались, и весь вечер он от этой старушки не отходил. Чай вместе пили. Кончили пить чай, старушка встала и отодвинула стул. Пес поджал хвост и, гнусно вихляя задом, вышел в коридор, развернулся и начал истерично орать. Старушка удивилась.

— Такой хороший, — сказала она, — и такой идиот.

Я объяснил ей про мебель. Тогда она взяла стул и отломала у него одну ножку. Дернула как-то на себя, и ножка осталась у нее в руках. Мы ахнули. Моя жена особенно ахнула. А могучая старушка отбросила ножку в сторону и со стулом о трех ногах вышла в коридор прямо в пасть злобно лающему псу.

— Кретин, — сказала старушка. — Чего ты орешь? — Она поставила стул перед его носом. — Здесь же только три ноги, а не четыре. Понял, дурак?

Пес замолчал. Склонил голову сперва на один бок, потом на другой, дотошно обнюхал три ноги стула и совершенно спокойно пошел спать на свой лежачок.

На утро я двинул перед его носом стулом. Пес понюхал три ножки, рыкнул на четвертую и пошел за моим ботинком — пора было гулять.

Пришли с прогулки, и я опять, вроде бы нечаянно, двинул перед его носом стул. Не орал. Снова обнюхал ножки, рыкнул и успокоился.

Я позвонил старушке.

— Что вы ему сказали? — спросил я. — И что делать дальше?

— Милый, — сказала старушка, — у всякой мебели четыре ноги, а у всякой собаки рефлексы. Оторвите четвертые ноги у всех ваших столов и стульев, и собака будет спокойна. Или не заводите собаку.

— Спасибо, — сказал я.

С этих пор все стулья у меня о трех ножках. И всё нормально. Валерьянку принимает жена.

1993 г.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.