Странный остров

Окуневич Генрих Васильевич

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    1990 год   Автор: Окуневич Генрих Васильевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Странный остров ( Окуневич Генрих Васильевич)

Юрий Леднев, Генрих Окуневич

СТРАННЫЙ ОСТРОВ

Фантастическая хроника

Глава первая

АВАРИЯ

Пронзительная синева неба звенела неаполитанской песней. Солнце сияло ослепительно. Его горячие, расточительной щедрости лучи летели сверху вниз почти отвесно, и все, что попадало под их струящийся поток, оставалось без тени, словно тень еще на полпути к земле истаивала от такого жаркого усердия. Величественная равнина вод уходила за горбатый горизонт, в космическую бесконечность, которая начиналась где-то там, на стыке моря и неба.

На берегу, у самой воды, молчаливым контрастом к морскому пейзажу в отрешенных позах сидели на песке три согбенных мужских фигуры. По их трагическому облику было ясно: попали они сюда по какой-то странной случайности.

— Да. Положение наше аховое! В этом нет сомнения, — на распеве, словно читающий со сцены поэт, произнес один и повел широким жестом руки по скалистому берегу и пляшущим на волне обломкам дельтаплана. Потом потрогал пальцем разбитую припухшую губу.

— Туманно и загадочно, как великая тайна сотворения мира, — резюмировал философски другой, поглаживая поцарапанный лоб.

— Надо думать, как выбраться отсюда, а не выражать свои поэтические и философские сентенции! — сердито заметил третий. Потерев ладонью ушибленный локоть, он проворчал: — И надо же было этому проклятому дермоттовскому смерчу выбрать именно нас! Занести в это проклятое место! — Он с прищуром вгляделся в росший недалеко жиденький кустик, словно хотел увидеть там старенький рояль, и чисто по-композиторски выразился: — Веселенькая вокруг нас партитурка! До самой коды сплошная пауза, ни единой живой ноты! — Он издевательски пропел на мотив известной песни беспризорных: «И никто-о не узнает, где погибнем все мы-ы-ы!»

Судя по тону и лексике высказываний, первый обладал поэтическим даром, второй — философским, а третий — композиторским.

После пессимистического монолога третьего все замолчали.

А кругом царила курортная благодать! Но ни один из троих и не подумал ею воспользоваться: позагорать, искупаться, поблаженствовать! Видимо, они не представляли себе отдых на море без профсоюзной путевки, а может, просто паниковали, попав в чуждую их интеллигентскому духу обстановку.

… Подумать только, два часа назад жена Юрия Ольга со свойственной ей страстностью отговаривала друзей от сегодняшних полетов на их новом дельтаплане. Георгий и Орест чуть было уж не согласились с ней, попав под напор женской логики, но, как назло, в этот критический момент Ольга необдуманно поставила в пример мужчинам своего сослуживца и соседа, которого они звали за глаза «подкаблучником», Костю Притчина, являющимся, по мнению женщин, идеальным мужем. Костя, говорят они, не таскается в воскресные дни по всяким мужским делам, а сидит дома, чистит картошку, моет полы, посуду и играет с детьми, а жену отпускает в кино и на вернисажи. Из-за этого аргумента в пользу Кости Притчина повисшая было на «волоске» затея друзей сразу дала полный ход! Приводить в пример мужу Притчина, сравнивать с ним считалось оскорблением для каждого мужчины! Вот так из-за невинного укора женщины и мужского самолюбия и началась вся эта странная история. Тут и подумаешь, кто правит случаем: судьбы веление или наш каприз?!

Ольга, естественно, обиделась на мужчин, особенно на своего мужа Юрия. Но ее тут же успокоила Людмила, жена Георгия, вступив в разговор супругов со своей неистребимой инженерно-технической иронией:

— Да что ты, Оля! Пусть мужчины полетают! Им просто полезно поглядеть на жизнь с высоты. Надо же когда-нибудь расширять кругозор! А то они дальше сигареты в прокопченных зубах никого и ничего не видят. Пусть, пусть полетают птенчики небесные! А мы с тобой, Оленька, на аэробику пойдем! Сегодня при нашем ЖЭКе как раз занятие! Там… — И она заговорщицки зашептала что-то подруге в самое ухо.

Чем только не увлечены люди в своем стремлении усовершенствовать тело и дух! Хатха-йога, лечебное голодание, бег, массажи и… теперь вот властно явилась в мир чудо-аэробика! Мгновенно она захватила, увлекла, взяла в плен всех женщин, сразу воспылавших безудержным желанием производить энергичные телодвижения под ритмическую музыку. Днем и ночью теперь мечтают женщины заниматься только и только аэробикой, как когда-то бегом, сыроедением, прыжками с парашютом. Во всех учреждениях, всех заведениях, а также на фабриках, заводах, стройках, в НИИ, ЖЭКах, — всюду (кроме, пожалуй, армейских подразделений) целыми днями идут разговоры о чудесах аэробики, этих вызывающих в теле сладкий зуд «скачках без коня».

Аэробический аргумент Людмилы пришелся кстати. Не успевший разгореться конфликт-пожар быстренько погас. Друзья, обрадованные неожиданным исходом в споре с женами, тут же принялись упаковывать трехместное чудо НТМ — дельтаплан и умчались за город испытывать свое великое изобретение. Вот как просто и обыденно начинаются трагедии! Вот как развертываются драмы!

Скажем несколько слов про наших героев. Все трое жили в одном городе, на одной улице, но в разных домах. Но что больше всего объединяло их: все они были не от мира сего! Принадлежали они к категории эмоциональных мечтателей, что и породило в них неистребимую страсть к полетам в небе. Конечно, не к таким, как перелёт через океаны и континенты в герметически закупоренном салоне современного лайнера, а к полётам истинным, когда паришь в воздухе и телом, и душой, а сердце наполняется радостью от обозреваемого с высоты мира. Согласитесь: такое ощущение можно получить только при парении на дельтаплане. А поэтому естественно, что наши друзья были членами городского клуба дельтапланеристов «Чайка».

Разве могли они два часа назад предположить, что на самом волнующем месте полёта, когда стрелка высотомера подобралась к рекордной отметке, вдруг при ясной погоде появится сумасшедший вихрь и всё смешается для них в этом мире? А их детище, трёхместный красавец-дельтаплан «Богатырь», мгновенно станет похожим на изуродованную стрекозу? Разве ожидали Юрий, Георгий и Орест, что стихия закрутит их, понесет в воздушном волчке с такой скоростью, что они очутятся на пустынном морском берегу, не успев даже опомниться и что-либо сообразить?

Глава вторая

ПАТ И МАССИ

Тягостное раздумье тянулось бы еще долго, но течение тишины прервал какой-то звук, похожий на междометие. Оно приблизительно выражало нечто среднее между «гжхыг» и «жыгыг». Впечатление было такое, что звук этот вылетел из перерезанного петушиного горла.

Звук скатился сверху и прозвучал совершенно неожиданно. Друзья вздрогнули и обернулись в ту сторону, откуда он исходил. На гребне кручи, прямо над ними, стояли два человека.

Если бы природа задалась целью создать двух ярчайших антиподов, то для образцов она непременно выбрала бы этих двоих, — такую разительную противоположность они собой являли.

Первый был кряжист и невысок. Второй — худосочен и долговяз. Весь облик первого, кряжистого, — от грибной лысины по всей голове и сурикового цвета лица со сливоватым носом до светло-рыжих волосатых рук с сарделеобразными, мясистыми, слегка подрагивающими пальцами — говорил о натуре грубой и пристрастной к частому употреблению спиртного. Настороженный прищур маленьких глазок, постоянно и невпопад меняющееся выражение лица, словно у провинциального актера-ремесленника, выдавали в нем еще и хитрую продувную бестию. Костюм и ботинки на толстяке были настолько потрепаны и избиты, будто их жевал в своей пасти бегемот, а потом, выплюнув, еще и потоптал малость.

У худосочного сразу, с первого взгляда, выделялись руки. Хотя они болтались, как подвешенные за хвосты змеи, но пальцы рук были необыкновенно выразительны. Длинные, цепкие, как у скрипача или пианиста, они отличались какой-то особенной цепкостью, настороженностью, будто готовились коснуться струн или клавишей. Черные густые волосы долговязого струились до плеч. В этих волосах, право, было что-то паганиниевское. Пышная шевелюра обрамляла нездоровое, желтоватого оттенка лицо с выкатившимися на нем крупными, темными, почти печальными глазами и округлым лбом. И, как нарочно, будто вылепленный из гуммозы, торчал некрасивый нос, цвета детского обмаранного задка. Вся его фигура под поношенным, но опрятным свитером и до дыр вытертыми джинсами была хищно напружинена и одновременно выражала заячью готовность отскочить и сбежать при малейшей опасности.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.