В объятиях демона

Дероше Лиза

Серия: Персональные демоны [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В объятиях демона (Дероше Лиза)

ГЛАВА 1

ПЕРВОРОДНЫЙ ГРЕХ

ЛЮК

Если и есть ад на земле, то находится он в старших классах средней школы. И если кто и может утверждать подобное, так это я. Сделав глубокий вдох — скорее по привычке, демонам ведь не нужно дышать, — я смотрю на нависшее небо в надежде, что это хороший знак, и открываю тяжелую дверь. В тускло освещенных коридорах царит тишина, пять минут назад раздался первый звонок. Здесь только я, металлоискатель и ссутуленный охранник в мятой синей форме. Он с трудом поднимается с треснутого пластикового стула, оглядывает меня с ног до головы и хмурится.

— Вы опоздали. Пропуск, — хрипит он так, будто выкуривает по три пачки в день.

Я меряю мужчину пристальным взглядом. Уверен, что мог бы запросто стереть его в порошок, и не сдерживаю улыбки, когда вижу капельки пота на мертвецки бледном лбу. Рад убедиться, что не потерял сноровки, хотя мне эта работенка уже порядком поднадоела. Пять тысячелетий — и все одно и то же! Правда, на сей раз крах миссии приведет к моему полному уничтожению и раскаленной яме — весьма эффективная мотивация.

— Новенький, — говорю я.

— Положите сумку на стол.

Я пожимаю плечами и показываю руки. Сумки нет.

— Тогда ремень. Из-за заклепок сработает металлоискатель.

Я снимаю ремень и кидаю старику, проходя через рамку.

— Сначала идите в администрацию, — резко говорит охранник, возвращая ремень.

— Без проблем, — бросаю я на ходу.

Возвращаю ремень на место и толкаю дверь в кабинет. Она громко ударяет по потрескавшейся стене, и на меня удивленно таращится секретарша — древняя старуха.

— Что вы желаете?

В администрации так же уныло и тускло, как и в коридорах, разнообразят интерьер лишь яркие стикеры с заметками, покрывающие каждый дюйм заштукатуренной стены в неком подобии психоделических обоев. Именная табличка гласит, что секретаря зовут Мэриан Сигрейв. Могу поклясться, что слышу скрип суставов, когда она поднимается со стула. У нее морщин даже больше, чем у шарпея, и, как почти у всех старушек, короткие завитые волосы с фиолетовым отливом. Пухлое тело облачено в старомодную форму: бирюзовые синтетические брюки и аккуратно заправленную в них блузу с цветочным рисунком. Я неторопливой походкой приближаюсь к стойке и облокачиваюсь.

— Люк Кейн. Новенький, — произношу я, сверкая очаровательной улыбкой — она всегда застигает смертных врасплох.

Через секунду женщина вновь обретает дар речи.

— Э… Добро пожаловать в Хейден Хай, Люк. Сейчас я выдам вам расписание.

Старушка начинает стучать по клавишам, с жужжанием оживает принтер. Он выплевывает мое расписание — то же, что и за последние сто лет, с момента появления современной образовательной системы. Я изо всех сил стараюсь изобразить интерес, когда секретарь протягивает мне листок.

— Вот, возьмите, здесь также номер шкафчика и код. Нужно получить у всех учителей листки допуска и принести сюда в конце дня. Вы опоздали на классный час, так что отправляйтесь сразу на первый урок. Посмотрим… английский с мистером Снайдером. Кабинет шестьсот шестнадцать. Это в здании номер шесть, выйдете за дверь и направо.

— Понятно, — с улыбкой произношу я. С администрацией нужно поддерживать хорошие отношения, это может пригодиться.

Я выхожу за дверь, и тут раздается звонок. Коридоры наполняются суетой, а меня захлестывают волны ароматов от этого моря человеческих подростков. Острый цитрусовый запах страха, чесночный оттенок ненависти, анисовый — зависти и имбирный — вожделения. Замечательные перспективы!

Работаю я в Приобретениях, но мое дело обычно не отмечать людей, а лишь сеять в их душах семена сомнения и наставлять на путь зла. Я начинаю с малого. С прегрешений, так сказать. Этого, конечно, недостаточно, чтобы отметить душу для ада, но хватает, чтобы направить человека к нам. Мне даже не приходится использовать силу… хотя я бы не испытывал угрызений совести, если бы даже использовал. Подобные эмоции совсем не свойственны демонам. На мой взгляд, честнее, если люди грешат по собственной воле. Правда, честность меня тоже мало волнует. Дело в том, что иначе все слишком просто.

На самом деле есть четкие правила. Пока души не отмечены, мы не можем заставлять смертных делать что-то им несвойственное или манипулировать их поступками. В большинстве случаев все, что я могу сотворить силой, — это омрачить мысли и слегка стереть грань между добром и злом. Говорящие, будто их бес попутал, просто лукавят.

Я бреду вдоль коридора, впитывая ароматы подростковых грехов — они такие густые, что я буквально пробую их на вкус. Все шесть чувств гудят от предвкушения. Эта миссия особенная. Я здесь за определенной душой. Как только я направляюсь к зданию номер шесть, меня окатывает волной раскаленной энергии — хороший знак. Я не тороплюсь, медленно проходя сквозь толпу и оценивая перспективы. До класса я добираюсь последним и захожу внутрь по звонку.

Кабинет шестьсот шестнадцать освещен не сильнее, чем остальная школа, но, по крайней мере, интерьер здесь повеселее. Стены украшены плакатами со сценами из пьес Шекспира — лишь трагедий, отмечаю я. Парты в рядах составлены по две, пустых мест почти нет. Я иду по центральному ряду к столу мистера Снайдера и протягиваю расписание. Он поворачивает ко мне узкое лицо, на кончике длинного прямого носа устроились очки.

— Люк Кейн. Мне нужно отметиться… или что-то вроде того, — говорю я.

— Кейн… Кейн… — Он проводит рукой по редеющим волосам с проседью и внимательно просматривает список класса, находя мое имя. — Вот и вы. — Передает мне желтый листок допуска, толстую тетрадь, экземпляр книги «Гроздья гнева» [2] и снова переводит взгляд на список. — Отлично, вы сядете между мистером Батлером и мисс Кавано.

Учитель встает, поправляет очки и проводит рукой по заломам на белой рубашке и брюках хаки.

— Итак, класс, — громко говорит он. — Меняемся местами. Все, начиная с мисс Кавано, пересядут на одно место вправо. У каждого будет новый партнер по эссе до конца семестра.

Большинство учеников ворчат, но делают так, как им велят. Я сажусь на место, указанное мистером Снайдером, между мистером Батлером — высоким, худощавым очкастым пареньком с прыщами и очевидно низкой самооценкой — и мисс Кавано, чьи сапфирово-синие глаза тотчас же впиваются в меня. А здесь с самооценкой никаких проблем. Кожу слегка покалывает, когда я возвращаю девушке испытывающий взгляд. Миниатюрная, с волнистыми пшеничными волосами, завязанными в конский хвост, мраморной кожей и огнем внутри. Замечательные перспективы. Наши парты стоят рядом, так что, похоже, у меня будет в избытке времени, чтобы… прощупать ее.

ФРЭННИ

Вообще-то я не имею обыкновения терять голову при виде красивых парней, но, пресвятая богородица, сейчас просто не могу отвести глаз от того, кто минуту назад вошел в кабинет английского. Высокий, темноволосый, кажется, опасный тип. Да… неплохо, когда с утра что-то радует глаз и будоражит воображение — хорошее начало дня. И еще подарок! Похоже, мы станем партнерами по эссе, потому что маниакально одержимый мистер Снайдер велел мне пересесть и освободить новенькому место. Слава богу, наши фамилии идут друг за другом по алфавиту. [3]

Я медленно скольжу взглядом по черной футболке и джинсам, не говоря уже о теле под ними, — просто класс! Парень неторопливо приближается и садится слева от меня. С грациозностью прыткого черного кота он устраивает свое крепкое тело за партой. Могу поклясться, что температура в классе сразу же подскакивает градусов на десять. В тусклом свете комнаты поблескивают три металлические «штанги», [4] вдетые над правой бровью незнакомца. Из-под черных длинных шелковистых прядей на меня пристально смотрят невероятно черные глаза.

Несколько секунд мистер Снайдер в молчании выписывает круги перед классом.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.