Холодное блюдо

Ганжа Павел Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Холодное блюдо (Ганжа Павел)

ГЛАВА 1

Солнечные зайчики прыгали по ручейкам и лужам, рассыпаясь блестящими искорками по каплям росы на изумрудных коврах газонов. По воде плыли укутанные облаками тополиного пуха флотилии щепок и бумажных оберток. Недавно прошедший дождь очистил асфальтовые равнины улиц от накопившихся отбросов, и мусорные кораблики уплывали в таинственное никуда гордской ливневки.

В такт прыжкам пятнышек света стремилось взлететь повыше и настроение. Пропитанный озоном послегрозовой июньский воздух хотелось не вдыхать, а пить. Большими пивными кружками. Артем и сам был не прочь пару раз подпрыгнуть или вскачь припустить вдоль обочины, но боялся, что прохожие – люди на вид весьма серьезные – не поймут. И осудят. Или даже заклеймят. А подурачиться хотелось.

Небесные силы не остались равнодушными к столь вопиющему желанию взрослого человека и подходящий случай предоставили. Около газетного киоска Артем заметил бывшего однокашника Ромку Брагина, который с такой же серьезной физиономией, как и окружающие, изучал ассортимент свежей прессы в киоске "Розпечать". Одноклассника Артем не встречал лет сто, если точнее – со дня школьного выпускного, и даже не знал, что тот живет здесь, в Белореченске. И увидев знакомую долговязую Брагинскую фигуру, откровенно обрадовался.

Эта неожиданная радость сподвигла Артема на маленькое хулиганство. Подражая индейцам из восточногерманских фильмов с Гойко Митичем в роли главного сиу, Артем осторожно подкрался к киоску, зашел за спину Ромки и гаркнул в ухо:

– Бр-рагин, к доске!!

Ромка дернулся и отскочил, отмахнувшись от "хулигана" – как от назойливой мухи – только что приобретенной газетой. Так резко махнул, что от свежей прессы пострадала щека шутника. Лицо Брагина перекосила гримаса испуга. И тут же исчезла.

– Стрельцов, ты?!

– Я.

– Фу-у, напугал…

– Извини, не хотел.

– Заметно.

– А ты чего, киллеров опасаешься? – еще раз "удачно" пошутил Артем.

– Только их и боюсь,- парировал Брагин. – Шуточки у тебя, вижу, остались прежние. Неотесанные и солдафонские.

– Время нас не берет!

– Сколько лет – сколько зим, – изрек банальщину Роман, улыбнулся и протянул руку. – Здорово, что ли…

– Что ли!- ответил на рукопожатие Стрельцов.- Какими судьбами в наших краях? Я тебя увидел возле ларька – и даже не узнал сначала. Брагин, думаю, или галлюцинация? Совсем плохой Тёмка стал, мерещиться разное стало… Мы ведь уже лет десять не виделись, не меньше…

– Правильно. Больше десяти. С выпускного. А в Белореченске я недавно, месяца три назад перевелся. По работе. Кого из наших видел? О ком слышал?

– С ходу и не сообразишь…

Разговор складывался сумбурно, впрочем, так всегда и бывает, когда встречаешь человека, с которым не общался много лет. Вроде и поговорить надо, а не о чем. Вот и приходилось плоско шутить и вспоминать старых знакомых. Стрельцов решил сломать банальную канву.

– Слушай, а что мы тут стоим, как неприкаянные. Давай, в кафешку заглянем, посидим по-человечески…обеденный перерыв ведь…

– Не могу, дела, – скорчил извинительную мину Брагин.

– Тогда, вечерком встретимся. Поговорим обстоятельно, со вкусом, пивка попьем. Или еще чего покрепче. Есть ведь что вспомнить, что рассказать.

– Лучше в выходные.

– Пойдет. Как тебя найти?

– Запиши телефон…- Роман продиктовал цифры, а Артем достал мобильный и занес номер в справочник.

– Домашний?

– Нет, рабочий. Домашним не обзавелся еще. А сотовый… В ближайшее время тариф менять собираюсь, так что…

– Ладно, позвоню на рабочий. В пятницу после обеда.

– Договорились.

– До встречи.

Пожав руку однокашнику, Ромка побежал по своим неведомым делам, а Артем отправился в столовую областной филармонии, где частенько обедал. Если время не позволяло добраться до дома и отведать домашних Настиных разносолов. Молодая супруга Стрельцова, плюс к прочим достоинствам, готовила просто божественно.

Впрочем, и "филармонические" котлеты по-киевски тоже вполне удобоваримы. Как раз котлетами и окрошкой Артем усугубил и без того превосходное настроение, на поднятие которого поработали и погода, и приятная встреча. За обедом нахлынули воспоминания о золотых школьных временах. В классе над нескладным долговязым Ромкой частенько подшучивали, порой даже издевались, но все выходки сверстников Брагин воспринимал терпеливо и без ответной агрессии, свойственной подросткам. Вообще, по характеру Брагин, если память не изменяла, был тихим спокойным. В школьные годы Артем к Ромке испытывал определенную симпатию. До дружбы дело не дошло, но общались нормально. Иногда Артем защищал приятеля от нападок не в меру разошедшихся одноклассников. А сегодня, наоборот, "напал". Сделав вывод о том, что Рома совершенно не изменился и шалость старого приятеля воспринял вполне адекватно, Артем дожевал котлету и принялся за компот. Вкусно, черт побери, хоть и не "Метрополь".

Финансовое благополучие семейства Стрельцовых позволяло ее главе питаться в кафе и ресторанах, но издавна сложилась привычка заглядывать на обед именно в эту столовую. И желания отведать что-нибудь из гипотетических кулинарных изысков и насладиться высоким качеством обслуживания Артем не испытывал – в помпезных заведениях он ощущал определенный дискомфорт. Официанты казались навязчивыми, посетители – снобами, и Стрельцов боялся опозориться ввиду отсутствия соответствующих манер и вкуса.

Покинув столовую, Артем неспешным шагом отправился в офис. Обеденный перерыв заканчивался, но кто ему, соучредителю и коммерческому директору в одном лице, попеняет на опоздание? Право имеют лишь компаньоны, они же закадычные друзья – Валерка Фомичев и Борька Райхман, однако им сие до фонаря. А Валерка и сам побездельничать не дурак, в офисе пару раз в неделю появляется. Как ясно солнышко. Да и ни к чему в конторе штаны протирать. Работа, тьфу-тьфу, налажена, прибыль капает, пусть Фомичев в мэрии и налоговой контакты поддерживает, да поставщиков с клиентами по кабакам водит. А также своих бесчисленных девиц. Валерка, в отличие от друга, в ресторанах, барах и ночных клубах ощущает себя, словно рыба в воде. На то он и генеральный директор.

Вообще, ныне у них в фирме – красота! Можно даже на денек-другой себе отгулы придумать, понятное дело, предупредив компаньонов – конец света не случится. Не то что в прежние времена, когда они только вставали на ноги. В ту счастливую эпоху Стрельцов крутился белкой в колесе, искал материалы, оборудование, мастеров, налаживал производство, порой не зная, за что хвататься. Домой обычно являлся после полуночи, а выходной у него случался раз-два в месяц. И о приятном безделье приходилось лишь мечтать.

К счастью, эра становления давно миновала, и работа жизни не мешала. В ближайшие часы, например, Артему в офисе и делать особо было нечего. Единственным запланированным на сегодня мероприятием оставалась встреча учредителей.

Утром позвонил Валерка и попросил в шестнадцать ноль-ноль быть на месте, какой-то важный вопрос собрался обсудить. Что за супер-идея в очередной раз возникла в светлой головушке Фомичева, Стрельцов выяснять не стал, на встрече генеральный расскажет. С подробностями. Проекты и прожекты рождались у Валерки пачками. Борис с Артемом не успевали отбиваться от фомичевских деловых предложений. Справедливости ради, примерно каждая двадцатая идея была не фантастической, а вполне реализуемой.

Поскольку торопиться смысла не было, Стрельцов свернул к тому самому киоску, где встретил Брагина. А почему бы по примеру школьного приятеля не ознакомиться со свежей прессой.

Задумано – сделано. Приобрел три газеты, одну – "Известия" – тут же развернул, знакомясь с передовицами.

Едва успел прочитать о наводнении в Европе и политическом кризисе в Японии, как ощутил увесистый удар в районе левой почки. Настолько увесистый, что перехватило дыхание и чуть не согнуло. С ответом Ромка (больше некому) явно переборщил, Артем напугал его слегка, а он алаверды чуть почки не отбил. Очень больно.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.