Прасковья-кружевница

Зарин Андрей Ефимович

Жанр: Историческая проза  Проза    1987 год   Автор: Зарин Андрей Ефимович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прасковья-кружевница ( Зарин Андрей Ефимович)

Едва пронеслась весть, что французы заняли Витебск 15 июля 1812 года и наша армия двинулась через Поречье на Смоленск, как вся Смоленская губерния заволновалась.

Все ясно понимали, что скоро на мирных полях этой губернии раздадутся пушечные выстрелы и польется кровь.

Помещики спешили оставить свои наследственные усадьбы и искали убежища для своих семейств или в других своих имениях, или у родственников в южных и приволжских губерниях.

Началось общее бегство.

В дворне одного из помещиков среди девушек-мастериц была кружевница, молодая и красивая, Прасковья, взятая из маленькой деревни Соколово, Духовщинского уезда.

Собрала она свои пожитки в мешок, взвалила его на спину и вернулась из барской усадьбы в деревню.

Прошло немного времени…

Явился в деревню Соколово французский отряд, который отнял у мужиков все сено и хлеб. После этого не проходило недели, чтоб в деревню не заходило несколько неприятельских солдат, которые отнимали у крестьян все, что приглянется.

Однажды все ушли из дому, Прасковья находилась во дворе. Вдруг подле нее очутились два рослых неприятельских солдата. Глаза их горели недобрым огнем, лица улыбались. Враги поставили к стене свои ружья и направились к Прасковье, вытянув руки и быстро говоря что-то на своем языке.

— Бон, бон, — слышалось Прасковье.

Девушка в страхе отскочила в сторону. Французы громко засмеялись и снова пошли к ней. Она стала отступать и оперлась на колоду, с ужасом смотря на врагов, как вдруг почувствовала под своей рукой топор. В это время один из солдат бросился на нее. Девушка схватила воткнутый в колоду топор, взмахнула, и француз упал с разбитой головой к ее ногам. Другой торопливо побежал к своему ружью, но Прасковья одним прыжком очутилась за ним и обрушила свой удар на его голову.

Девушка с ужасом оглянулась. На дворе в лужах крови лежали два трупа. Она открыла ледник, стащила их туда, а ружья спрятала за дрова. Когда отец с матерью и братом вернулись домой, она рассказала, что с ней случилось.

Мать всплеснула руками и заплакала:

— Дочка моя милая, это Господь послал тебе силу. Не дал поглумиться нехристям!

Прасковья стояла потупившись. Вечером, как только смерилось, отец закопал трупы на огороде; он боялся, чтобы французы, которые каждую минуту могли явиться, не стали мстить за убитых товарищей.

Ростом высокая, с открытым ясным лицом, с тяжелыми косами за плечами, Прасковья была настоящей русской красавицей. Все любовались ею.

Пошла раз Прасковья за ворота, и вдруг, словно из-под земли, выросли перед нею три неприятеля: один офицер и два солдата.

Офицер с криком бросился на девушку. Она отскочила и ухватила вилы. Офицер рванулся вперед и упал, пробитый вилами. Прасковья быстро освободила их и, готовясь к обороне, стала кричать громким криком.

Немало на деревне парией ухаживало за Прасковьей. Многие из них готовы были жизнь свою положить за нее, и едва услышали они ее крики, как толпою побежали на помощь. Через минуту оба солдата-разбойника лежали рядом, с разбитыми головами.

Прасковья стояла с окровавленными вилами, парни окружили ее, на улице в пыли валялись трупы убитых.

Собралась вся деревня.

Пожилые и старики качали головами и тревожно говорили:

— Ой, парни, парни, и беды вы наделали! Гляди, охвицера ухлопала, что теперь будет? беспременно за него всю деревню спалят!

Все потупились и молчали.

В это время Прасковья словно очнулась. Она вошла в круг, с растрепавшимися косами, с окровавленными вилами в руках, и заговорила звонким голосом:

— Боитесь, старички? Что же нам, по-вашему, делать надо было? Ась? Они, нехристи, Русь полонили, в храмах скверности делают, грабят достатки наши, жгут и режут, а нам смотреть покорливо? Так, что ли? — и голос ее зазвенел в воздухе.

Теперь старики потупились, а парни глядели на девушку с восторгом. Она оглянулась. Грудь ее высоко вздымалась, глаза сверкали. Отец не узнавал своей дочери.

— А я вот что решила, — громко сказала она, — будя мне терпеть от этих разбойников! Возьму я топор и стану бить их. Сонного устерегу — убью; одного на дороге встречу — убью, а коли двух, так спрячусь. Помогу царю своему: хоть десяток поганцев прикончу. Вот мое слово. Простите, мир честной, и ты, батюшка!

Она опустилась на колени и поклонилась всем земно.

— Что ты, очумела? — крикнул на нее отец.

— Куда ты? С чего? Мы это так только! — зашумел сход, но Прасковья встала с земли и твердо повторила:

— Клятву матери божьей Заступнице в том дала. Не держите меня.

— И я с тобой, Прасковья! — крикнул молодой кузнец, сжимая кулаки и становясь с ней рядом.

— И я! и я! — закричали молодые парни.

— Вот и войско у меня! — улыбнувшись, сказала Прасковья.

Это было страшное войско: 20 сильных, молодых парней, вооруженных топорами, косами и вилами, и во главе их красавица Прасковья. Они сначала стерегли французов у дороги и нападали на них, когда видели не более десяти-двенадцати человек, но скоро косы и топоры сменились у них ружьями и саблями.

Сама Прасковья показывала пример храбрости, и они, смелея день ото дня, стали уже нападать на вооруженные отряды, и один раз отбили у французов обоз.

Слух о Прасковье и ее помощниках пошел по всему уезду, и из соседних деревень стали приходить к ней парни. Она принимала на выбор, и вскоре у нее образовался отряд из 60 отборных молодцов, с которыми Прасковья доходила почти до самого Смоленска.

— Прасковья! — с изумлением и страхом говорил французский генерал, посаженный в Смоленске губернатором, — девица, мужичка, и такой разбойник! Надо ее схватить и повесить!

— Ее, ваше превосходительство, не поймать. Она скрывается в лесах. С ней очень сильный отряд.

— Это стыдно, — горячился генерал, — солдаты великой армии и мужичка!.. Девочка!.. Взять ее!..

Но поймать Прасковью не могли, хотя за ее голову была назначена большая награда.

Когда Наполеон во время отступления пришел с голодной, замерзшей армией в Смоленск и не нашел в городе никаких запасов, то приказал расстрелять назначенного им интенданта, Вильбланша, но губернатор Жомини объяснил ему, что собрать провиант невозможно было.

— Все дороги были полны засадами. На наши отряды нападали мужики и истребляли нас. Их шайки были опасней для нас русской армии. Одна Прасковья…

— Какая Прасковья? женщина? — изумился Наполеон.

— Девушка, — ответил Жомини и рассказал о вреде, который причиняла французам Прасковья с ее молодцами.

— Что за страна? — воскликнул Наполеон. — Жгут свои лучшие города, сражаются женщины и дети!..

И он отменил казнь интенданта.

Когда окончилась война и все мало-помалу начинало входить в обычный порядок, в свое имение возвратился и помещик.

Усадьба отстроилась, и Прасковья, как искусная кружевница, была снова вызвана из деревни. Она вернулась к своим коклюшкам, и никто бы не узнал в красивой, стройной девушке недавнюю предводительницу отряда, одно имя которой приводило в трепет храбрых солдат «великой армии».

Не знал про это и сам помещик до той поры, пока через губернатора из Петербурга не была прислана Прасковье серебряная медаль в память Отечественной войны. [1]

С той поры Прасковья стала гордостью помещика. Он освободил ее от всякой работы и обеспечил ее жизнь. Спустя два года она вышла замуж за того кузнеца, который первым присоединился к ней.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.