Милые Крошки

Левеллин Сэм

Серия: Семья Крошки [1]
Жанр: Детские приключения  Детские    2005 год   Автор: Левеллин Сэм   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Милые Крошки (Левеллин Сэм)

Действующие лица

Познакомьтесь с Семьей. И другими людьми тоже.

Маргаритка Крошки

12 лет

Любит: наряды

Не любит: нянь, глупых людей

Кассиан Крошки

11 лет

Любит: машины, моторы, взрывы

Не любит: розовые предметы, цветы

Примула Крошки

10 лет

Любит: стряпать с выдумкой

Выглядит: милой и покладистой

На самом деле: очень опасна

Папа Крошки

Профессия: международный бизнесмен

Таланты: стратегическое управление домашними делами

Как:командует людьми

Миссис Крошки 2

Возраст: ? лет

Любит: красивое. Особенно украшения и праздники

Не любит: грязное, вонючее, неопрятное — например, детей

Капитан

Возраст: без возраста

Профессия: капитан корабля

Внешность: небрежный шик

Совершенно секретный факт: вы же, право, не думаете, что я его сообщу? Прочтите книгу!

Няня Пит

Профессия: няня

Любимое занятие: излучать доброту при виде детей

Водит: большой «ягуар»

Шнифер Брякнулл

Профессия: взломщик

Любимое занятие: очутиться не в том месте не в то время

Внешность: мелкий, тощий, в татуировках

1

Дорогим Ориоль Фан, Конни и всем няням

В великолепном холле великолепного дома № 1 по авеню маршала Маммона няня Доджсон расстегнула крахмальные манжеты форменной блузки и засучила рукава.

С первой площадки огромной закругленной лестницы доносилось деловитое жужжание фена. Парикмахер-лауреат синьор Тезивези завивал щипцами соломенную копну на голове миссис Крошки. Папа и миссис Крошки собирались на Званый Ужин.

Из-за громадной двери кабинета доносились рычание и лай папы Крошки, Президента и Председателя компании «Гиганты Крошки» — он распоряжался насчёт строительства ещё одного промышленного объекта на территории заповедника.

А наверху, на детском этаже, где держали взаперти юных Крошек, стояла мёртвая, совсеммёртвая тишина.

Няня Доджсон засучила рукава и в заключение аккуратно поддернула их, как её учили в Королевской Академии Нянь. Подбородок у неё был квадратный. Из-под полей коричневого котелка спокойно смотрели блестящие глаза. Но стая бабочек под снежно-белым накрахмаленным фартуком взволнованно трепетала и вздымалась. Наверху было тихо. Слишком тихо. И няне Доджсон это не нравилось. Оченьне нравилось.

Но в Королевской Академии её готовили и к этому.

Она вздохнула, поставила начищенный до блеска башмак на первую ступеньку лестницы и стала подниматься, успокаивая себя вполголоса:

— Дети должны быть видны и не слышны, праздным бес работу ищет, невежа Бога гневит, терпение и труд всё перетрут…

— Няня, — раздался пронзительный голос.

Тут няня Доджсон обнаружила, что с Благими Мыслями добралась уже до первой площадки. Она остановилась и с вежливой улыбкой сложила руки на фартуке, ожидая распоряжений.

— Да, миссис Крошки?

Синьор Тезивези продолжал трудиться над соломенной головой.

— Вечером мы уходим, — прощебетала миссис Крошки. — Вы управитесь с детьми?

— Конечно, мадам. Такие славные человечки.

Напомаженная улыбка миссис Крошки слегка потускнела. Сколько мороки с этими зваными ужинами, просто с ног сбиваешься, а у бедного Колина дела днём и ночью, иногда дажена Багамах. Люди просто представить себе не могут, какой это адский труд — воспитывать детей, особенно чужих…

Кстати, она вспомнила то, о чём давно хотела спросить:

— Няня, как вы думаете, сколько имтеперь лет?

— Кому, мадам?

— Детям.

— Маргаритка — старшая…

— Я так и знала, — удовлетворенно кивнув, сказала миссис Крошки. Она гордилась тем, что находится в курсе домашних дел.

— Матерь божья, не вертите голову, — прошипел синьор Тезивези.

— …во вторник ей двенадцать с половиной, озорной ласточке, — продолжила няня Доджсон. — Кассиану одиннадцать с четвертью в следующую среду, маленькому разбойнику.

— Сегодня мы у леди Гроб д'Артур, — сказала миссис Крошки. — Вы знаете, они были на Карибах.

— Кассиан у нас инженер, — сообщила няня Доджсон, принюхиваясь. — А Примуле десять, сладкой баловнице. День рождения был две недели назад. Вы ужинали у Тигарденов…

— Нет, у де Барпа, — возразила миссис Крошки. — Какие там цветы! А скажите мне, дети дома?

— Да, мадам.

— Как мило. Ох, мне надо бежать.

— Только когда докручу голову, — сказал синьор Тезивези.

А няня Доджсон затопала вверх, на безмолвствующий этаж. Не будь она няней, она бы побожилась, что там пахнет дымом.

Но няням божиться не положено.

* * *

В детской перед горящим камином сидели трое детей. Камин был облицован бесценным итальянским мрамором. Уголь в нём горел самого высшего сорта. Вилка, на которой дети поджаривали аккуратно связанного городского голубя, была из золота и платины.

Стены комнаты украшали портреты Хороших Детей, написанные Ренуаром, а в золоченых рамках под стеклом были выставлены кукольные платьица с ярлыками «Ив Сен-Лоран», «Джорджо Армани» и «Баленсиага». Свободное пространство между этими произведениями искусства занимали красного дерева дощечки с головами мышей, пойманных в детской Кассианом и искусно превращённых в чучела Примулой. И одна доска побольше с кругловатой вещью из потертого коричневого плюша. На доске красовалась медная табличка с надписью: «Часть Королевского Михаила». Под табличкой скверный ребёнок (а других в этой комнате не было) вырезал печатными буквами: «Медвежий зад». И в самом деле, дорогой читатель, это была задняя часть медведя, самого ценного, самого редкого Медведя, из-за которого некогда разгорелась самая настоящая война.

Впрочем, мы забегаем вперёд. Всему своё время. Вы удобно устроились?

Вот и отлично!

На стене детской звякнул колокольчик.

— Идёт, — сказала Маргаритка. Маргаритка была конопатая, с задумчивыми ядовито-зелёными глазами и роскошными кроваво-красными ногтями — сейчас она как раз сушила их перед камином.

— Иди, няня, оторвёмся, — процедила сквозь зубы Примула. У Примулы были прямые светлые волосы, перехваченные лентой, и добрые голубые глаза — сейчас они задумчиво щурились, глядя на тихонько скворчащего голубя. Примула была азартной и умелой поварихой.

— Замыкаю первый и второй контур, — объявил Кассиан, плотный черноволосый мальчик с низким, запачканным машинным маслом лбом. Из-за этого казалось, что он сосредоточенно хмурится, — впрочем, так чаще всего и было на самом деле. — Готовы? Три, два, один. Пуск!

* * *

Возмутительно! — подумала няня Доджсон, увидев на площадке верхнего этажа игрушечный автомобильчик. В доме Крошек она работала уже довольно давно — целых восемнадцать дней, — но до сих пор не добилась мало-мальски значительных результатов. Родители были — лучше и пожелать нельзя: никакого вмешательства. Папа — занятой человек, сам себе не принадлежит. Мама… ну, как бы не совсем мама. Скорее, как бы папина секретарша, проводившая с папой больше времени, чем мама, покуда маму не отослали с глаз долой, из сердца вон и мама-секретарша не заняла её место. И, конечно, миссис Мама-секретарша знала, что требуется детям — а именно, няня, строгая, но справедливая.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.