В ритме свинга

Бессердечная Марина

Жанр: Современные любовные романы  Любовные романы    Автор: Бессердечная Марина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Произведение это было написано на заказ для одной леди на форуме. Леди была очаровательна, заказ привлекателен. «Я привлекателен, вы привлекательны» — так мы и нашли друг друга. К каждой часть покорнейше рекомендую музыкальное сопровождение.

Итак,

Год тысяча девятьсот шестьдесят первый.

Часть 1

Buddy Johnson And His Orchestra — You Gotta Walk That Chalk Line

— Да-да, это она, — шептала Лидия Петровна, ухватив под руку Карелию Владимировну и увлекая её за собой, лишь бы не упустить из виду объект слежения — молодую женщину, идущую по коридору впереди них.

— Новый преподаватель кафедры неорганической химии! Вы не подумайте, я ни в коем случае не поддерживаю эти расхожие предрассудки, но молодая женщина, — с присущим Лидии Петровне выражением священного ужаса: «на кафедре неорганической химии!! Вы понимаете меня? Вы же меня понимаете, Карелия Владимировна, мы обязаны! Я считаю своим долгом её предостеречь!»

Карелия Владимировна, из последних сил поспевавшая за Лидией Петровной, только энергично кивала и в глубине души соглашалась с каждым утверждением своей не в меру деятельной подруги.

Однако благим намерениям Лидии Петровны не суждено было найти должный отклик в заблудшей душе молодого преподавателя: изобилующая иносказаниями проповедь была с холодной усмешкой выслушана до конца и даже удостоена презрительно-буржуазного «благодарю».

Коллектив ещё мог простить Владлене Павловне, юной и неопытной, небрежение к словам могучего аксакала, но равнодушие к общественной жизни — нет никогда! Дружбу новенькая ни с кем не завела, сплетнями не делилась, от их обсуждения деликатно, а по общему убеждению, надменно, устранялась.

Потому уже неделю спустя Лидия Петровна переживала приступ праведного гнева каждый раз, когда ей случалось увидеть в коридоре «эту молодую».

— Вы посмотрите, какой срам! Как она одета! Как эти. ну вы понимаете, эти! — выразительно подчёркивая недосказанность: «Это платье, эти её распущенные волосы. Как её только держат в профсоюзе?! Это нужно вынести на собрание!»

Владлена Павловна всё так же спокойно шествовали-с мимо.

Все бежали, торопились и шли, Владлена плыла в цветастом перетянутом широким поясом платье из безумно дорогого, вожделенного и недостижимого — кримплена, летела, отстукивая по паркету крохотными, вызывающими в силу самого факта их существования, каблучками. Оборачивались женщины, в чопорно-правильных светло-унылых робах, и мужчины, неспособные устоять перед тем, как. как едва заметно, неумолимо в такт каждому шагу раскачивались пышные нижние юбки…бесстыдницы.

Владлена стояла перед полупустой аудиторией амфитеатром:

«Меня зовут N-ди Владлена Павловна, кандидат химических наук, доцент. Программа занятий по курсу „Аналитическая химия“ включает восемнадцать лекционных часов, сорок восемь часов практических занятий и коллоквиумов, — ясным и твёрдым голосом, ничуть не повышая тон, но достаточно громко, чтобы никто не поддался искушению уснуть: „Курс в значительной степени является теоретическим, но мы постараемся восполнить этот пробел на практических занятиях. Однако, хотелось бы подчеркнуть, что освоение дисциплины без присутствия на лекциях становится затруднительным. И ничуть не сомневаясь в ваших умственных способностях“, — лёгкая улыбка, исказившая ровный очерк губ: „лекции настоятельно рекомендую посещать. Итак, тема первой лекции „Аналитическая химия. Предмет, задачи и методы““».

Владлена вела скучнейший, невозможно вязкий, наполненный формулами, терминами и попросту не подлежащий усвоению курс. Однако с той первой лекции аудитория всегда была заполнена. Как выяснилось на одной из перекличек, порой даже студентами не только других курсов, но и другого факультета. Казалось, молодого преподавателя это ничуть не волновало, всё с той же насмешливой улыбкой она выпроваживала интервентов вон и продолжала лекцию.

Владлене не было дела до того, что напряжённое внимание студентов притягивали не формулы на доске, а затянутая в платье точёная женственная фигурка. И хотя само платье стало проще, скромнее: с воротничком под горло и рядом мелких пуговок к поясу, ничего не менялось. Да и как могло быть иначе? Ведь платье было ярко-жёлтым, как выпавший из гнезда птенец, как солнце, как волосы лектора, в которых играли лучики.

Девушки фыркали, едва завидев её в коридоре, и демонстративно пропускали лекции.

Парни ходили толпами за ней, к ней, вокруг неё.

Владлена Павловна же все так же преподавала аналитическую химию.

Практические занятия начались в середине сентября наряду с продолжавшимся курсом лекций, требования и строгость преподавателя заставили всех и сразу забыть о каких бы то ни было поводах пропустить занятие: девушки не смели пропускать пары, парни не успевали мечтать за зубрёжкой.

Каждое практическое занятие начиналось с переклички: «Аверьянов. Мацко, Тчардынцев, Тчардынцев, — не услышав привычное „здесь“.

— А Тчардынцева ещё нет, Владлена Павловна! — под истерический смех девчонок.

На втором семинаре Тчардынцева также не оказалось. И на третьем он был единственным, кто систематически пропускал её пары.

— Если среди вас есть те, кто в отличие от меня имеет счастье быть лично знакомым с Тчардынцевым, соблаговолите передать ему мои пожелания крепчайшего здоровья и то, что я поистине жажду, наконец, его увидеть».

Часть 2

Kenny ‘Blues Boss’ Wayne — Potential Danger

Люся, как обычно, ворвалась в квартиру, как ураган, на секунду остановилась и пискнула тихое «Здравствуйте, Павел Игоревич» отцу Владлены, который как раз выходил из кабинета, кинулась к подруге и потащила её в комнату:

— Владусик, надо ехать! — решительно рубанув ребром ладони по воздуху, провозгласила Людмила.

«Владусик», уже ко всему привычная за долгие годы дружбы, особого энтузиазма не проявила, но и в обморок от такой резкости сразу не упала. Со свойственным ей прагматизмом решила задать единственный логически вытекающий вопрос:

— Куда на этот раз?

— В Крым!!

— В начале октября? — не удержалась Влада.

— Горяят, горят путёвочки! — Люся разве что на месте не подпрыгивала: «Нечего привередничать. Хороший климат, замечательный воздух!! Хватай своего Лёлика в охапку, я беру Мишку и вперёд!»

— Нет, я, конечно, поддерживаю тебя в твоём стремлении женить на себе Мишку любым путём, но тебе не кажется, что эта кампания требует от меня слишком больших жертв, — опасливо косясь на подругу и пытаясь сдержать смех при одном воспоминании о нескончаемой гонке Люси за тихим и правильным Мишей. Мужчина давно сделал бы ей предложение, если бы не был ошарашен таким напором.

— Владуся, прекрати городить чушь, пакуй свой чемоданишко! Едем послезавтра! Не забудь шляпу — обгоришь, опять я буду виновата!

Удивлённо приподнятые брови в ответ, на памяти Владлены, именно Люсю регулярно покрывали слоем сметаны после её морских походов.

— У меня работа…

— Какая работа?! Едем на выходные! Одну пятницу твои студенты без тебя не проживут? Им тоже когда-то нужно отдыхать. Небось, впахала бедненьких, корпят в госбиблиотеке!

— Ты будешь критиковать мои методы преподавания? — наигранного удивления во взгляде становилось всё больше.

Люся только отмахнулась: «Так, давай звони Лёлику!»

— Какому Лёлику? — с наивностью, посягающей на лавры Вертинской.

— Полковнику Советской Армии Ахтынцеву Лёлику Александровичу, — едва не рыча, по складам проскандировала Людмила.

— Аааа, этому Лёлику, — наконец, изображая понимание.

— Дааа, тому самому замечательному Лёлику, который шлёт тебе «розы в бокале» и сохнет по тебе, бесстыжей, третий год, а ты уже давно не девочка, моя дорогая!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.