Такса

Волкова Дарья

Серия: Невозможного нет [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Такса (Волкова Дарья)

Глава 1.Знакомство с резидентом. Отъезд резидента. Ошибка резидента

Пара ярких фар, увенчанная рыжим прямоугольником с черными квадратами, медленно ползла по темному двору. Зеленоглазое такси…

«Какое ж оно зеленоглазое», — усмехнулся про себя Олег, стоя у окна и допивая кофе. Желтоглазое, скорее. Зато приехало вовремя, что удивительно.

Последний глоток кофе. Отнес на кухню пустую чашку, ополоснул ее. В принципе не любил грязную посуду, а уж если уезжать на две недели… Грязи за собой оставлять никак нельзя, даже немытой кружки из-под кофе.

Собранный чемодан стоял в прихожей. Шарф, пальто, ботинки. Олег придирчиво осмотрел себя в зеркале. Немного бледный, но вид имеет приличный, презентабельный. Что и требуется для командировки и переговоров с важными партнерами. Лететь бы надо было шефу, но…

Олег повесил сумку с ноутбуком на плечо, взял ручку чемодана. Размышлять можно и по дороге в аэропорт.

Такси стояло прямо у подъезда. Темный «Логан» с желтой надписью «Такси Бонжур» и стилизованным изображением Эйфелевой башни. В Париж нам, конечно, не надо, нам бы сначала в аэропорт, а потом — в Лондон. А Париж нам не по пути.

Щуплый паренек-таксист оперативно выскочил из машины, Олег протянул тому чемодан. Устроился на переднем пассажирском сиденье — категорически не выносил ездить сзади.

Водитель, упаковав его чемодан в багажник, вернулся на место. Назвав место назначения, Олег уставился в окно. Было о чем подумать, глядя на мелькающие за окном городские огни…

На переговоры в Лондон всегда летал шеф. Иногда брал его с собой, иногда один. Но не сейчас. Непосредственный начальник Олега, глава юридической службы «ТрансОйлКомпани», Дмитрий Иванович Тихомиров, категорически отказался лететь в Лондон на переговоры. Сказал, что Олег — давно большой мальчик, и сам в состоянии справиться. Лестно, конечно, кто б спорил, но основная причина была в другом. Причина отказа лететь в Лондон заключалась в том, что Дмитрий Иванович был… в положении.

Нет, вы не подумайте, он не польстился на миллион долларов, завещанный Чарли Чаплином первому родившему мужчине, нет. С точки зрения физиологии, в положении была супруга Дмитрия — Дарья. Но со всех остальных точек зрения…Тихомиров был в курсе всего. Тусовался на форумах для будущих мамочек. Бесконечно доставал супругу своей заботой. Требовал с нее регулярных осмотров у врача, сдачи всех мыслимых и немыслимых анализов и прохождения всех доступных и недоступных обследований. Регулярно был посылаем супругой «в дальние странствия с сексуальным уклоном», но от своего не отступался. Это было тем более забавно, что супруга Дмитрия была опытным акушером-гинекологом высочайшей квалификации. Но всегда лучше всех все знающего Тихомирова даже это не останавливало. По наблюдениям Олега, Даша была бы более чем счастлива, если б ее мегазаботливый супруг на пару недель избавил ее от своей удушающей опеки, но, увы, для нее и ах. Димон (не удивляйтесь, для Олега он был не только грозным шефом, но и бывшим однокашником и другом) уперся, как осел, и даже генеральный директор понял, что заставить главу юридической службы лететь на переговоры в Лондон невозможно. Проще уволить. А этого Эдуард себе позволить, конечно же, не мог, поэтому, порычав для порядка, принял решение отправить на переговоры Олега Баженова. Тем более, «мальчик» действительно уже вырос, и в компетентном проведении переговоров ни генеральный директор компании Эдуард Державин, ни глава юридической службы Дмитрий Тихомиров не сомневались.

Вот так и получилось, что Олег летел в Лондон. Впервые — один на переговоры такого уровня. В себе был уверен, особо не волновался. Но некоторое напряжение пополам с охотничьим азартом все же ощущал.

Олег мысленно вернулся к последнему разговору с шефом, когда…

Он резко привалился плечом к дверце. Скользя шинами, машина веером вошла в поворот. Обочина с близкими деревьями пронеслась, казалось, у него перед лицом. От неожиданности у Олега вырвался целый пассаж речевых оборотов, услышанных от Руслана «Годзиллы» Тураева, главы их службы безопасности, который славился тем, что мог полчаса ругаться матом, ни разу не повторившись.

— Ты охренел!?! — заорал он. — Нас занесло! Чуть не перевернулись! Куда так летишь! Я не опаздываю, до самолета еще два часа.

— Чуть-чуть не считается, — усмехнувшись, ответил водила. — И потом, нас не занесло. Это было прохождение поворота в контролируемом заносе.

Помолчал и добавил:

— А можно первую фразочку повторить? Я под впечатлением. Запишу.

Олег не верил своим ушам. Ну и нахал. Вдохнул воздуха, чтобы поставить оборзевшего водилу на место, а вместо этого… Теперь он не верил и собственным глазам, разглядывая фигуру в водительском кресле.

Низко надвинутая на глаза кепка с узким козырьком. Из-под козырька — внимательный взгляд прищуренных глаз. Клетчатая рубашка, стеганый нейлоновый жилет. Руки в перчатках без пальцев, одна — на руле, другая — на рычаге коробки передач. Вся поза расслабленная и собранная одновременно — выдает человека, чувствующего себя за рулем как рыба в воде. В общем, типичный водила. И вместе с тем…

Невысокая хрупкая фигура. Из-под обрезанных краев перчаток видны изящные тонкие пальцы, уверенно сжимающие руль и рычаг коробки. В свете проносящихся мимо фонарей отчетливо видно высокие, дерзко очерченные скулы, маленький подбородок и пухлые губки. И еще — скользящую из-под кепки глубоко за спину, заплетенную в косу копну волос. Да как он мог не заметить! Не может быть…

— Ты — девушка?

— Не думаю, что у вас есть право задавать такие интимные вопросы, — это «чудо» еще и подкалывает его. При этом не отрывая внимательного взгляда от дороги. — Хотя… клиент всегда прав. Поэтому отвечу. Нет, не девушка. Уже лет восемь. А что, вы доверяете извоз своей особы только храмовым девственницам?

Олег в немом изумлении изгибает бровь. Ну, надо же… Доморощенный юморист. А голос… Да уж, теперь ошибиться невозможно. Голос женский, довольно мелодичный. Как же он не заметил? Вот идиот… Объяснение только одно — голова у него занята предстоящей поездкой, да и не мог предположить он такого…

В машине, между тем, оживает рация.

— Девять-три, девять-три, ответьте диспетчеру.

Девушка берет рацию.

— Девять-три — диспетчеру. На связи.

— Девять-три, клиента взяли?

— Девять-три — диспетчеру. Да, клиент в машине. Работаю.

— Диспетчер — девять-три. Удачи. Отбой.

Олег не успевает сказать ничего, как рация оживает снова.

— Девять-три, ты букет-то выкинула? Который тебе тот лысый пижон подарил?

— Федюнчик, это ты? — от ее сладкого, елейного голоса Олега передергивает.

— Я, конфетка моя, я. Так что там с букетом? Или себе оставила? На долгую память?

— Феденька, а почему бы тебе…

Далее следует такое, что у Олега вырывается нервный смешок. Вот бы Годзилле такую ученицу. Она бы вскоре переплюнула наставника.

Рация взрывается раздраженным женским голосом.

— Диспетчер — Девять-три, Пять-семь, отставить левые разговоры в эфире.

— Девять три — диспетчеру. Слушаюсь. Отбой.

Олег, уже не таясь, в упор разглядывал свою… водительницу. Кажется, симпатичная девчонка. Что же она так, как сапожник…

— Что ж ты так неласково….

— С волками жить… — беспечно отозвался «Шумахер в юбке», бросая машину в очередной поворот. Олег лишь выдохнул сквозь зубы, когда обочина пронеслась опять умопомрачительно близко. Разговором ее отвлечь, что ли… Может, не будет тогда метелить так, как будто за ними погоня.

— Извини, что отдал тебе чемодан. Я не заметил, что ты… не парень. Я бы и сам его в багажник убрал.

— Да ладно, не впервой. Это моя работа, — она по-прежнему не смотрит на него, внимание — дороге. — И потом, не очень-то он и тяжелый. Что, большую часть косметички дома оставили?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.