Эра одуванчиков

Риверс Джорди

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эра одуванчиков (Риверс Джорди)

Джорди Риверс

Эра одуванчиков

Глава 1. Джорди. Необычное соглашение – По условиям соглашения госпожа Риверс проведет назначенный судом срок в вашем учреждении на исправительных работах. Данный пансионат является постоянным местом пребывания госпожи Риверс на срок исправительных работ, и она не имеет права покидать его без специального разрешения руководителя и без сопровождения. Мужчина в синем деловом костюме дочитал документ до конца и выжидающе посмотрел на обе стороны, заключавшие договор. Госпожа Риверс сидела, закинув ногу на ногу, на стуле в выцветших джинсах, коротком топе и устало разглядывала наручники на своих запястьях. «Цирк, да и только, – думала она про себя. – Исправительные работы в учреждении для пенсионеров, которые доживают здесь свой век. Это что-то вроде сиделки что ли? А все лучше, чем тюрьма». Она бросила спокойный, скучающий взгляд на мужчину, готовящего документы для подписи, потом более приветливый на женщину, которая представляла принимающую организацию. Ей было около шестидесяти лет, уверенные движения и манера держаться выдавали энергичную, деятельную натуру. Госпожа Эрика Голденблюм вызывала у Джорди симпатию, и девушка улыбнулась ей, показывая этим свое дружелюбие и готовность к сотрудничеству. – Может, вы снимете с госпожи Риверс наручники? – Эрика уже была на ее стороне. – Только после подписания всех документов. Тогда госпожа Риверс переходит под вашу ответственность. – Так давайте уже все подпишем побыстрее! *** – Добро пожаловать в наш пансионат! – сказала Эрика после того, как полицейские ушли. – Пойдем, я проведу для тебя маленькую экскурсию и покажу твою комнату. Эрика и Джорди вышли в светло-голубой коридор. Почему-то женщина никак не могла поверить в то, что представшая перед ней хрупкая девушка на самом деле совершила нападение на двух полицейских, а именно за это она была направлена сюда. Но начинать беседу с расспросов о возможно неприятном для девушки прошлом Эрика не стала. – У тебя необычное имя, – сказала она вместо этого, открывая дверь в одну из комнат. – Это не мое настоящее имя. Я взяла его себе, когда решила коренным образом изменить свою жизнь. – Джорди нравилась эта дружелюбная, энергичная женщина и она чувствовала, что хочет быть с ней открытой. Это лучший способ приобрести друга или сторонника, а ей так необходимы были сторонники. – И как же ты изменила свою жизнь, если я, конечно, могу об этом спросить? – Почему бы нет? – Джорди хитро улыбнулась. – Я не могу вам вот так просто объяснить причины, может быть как-нибудь позже за чашечкой чая, – еще одна лукавая улыбка, – просто однажды я ушла из дома. Хотела дойти до теплого моря, убежать от стандартов и требований общества. – Продолжай, – Эрика внимательно смотрела на девушку. – Мне казалось, что у меня в жизни другое предназначение, нежели выйти замуж и нарожать детишек, – Джорди снисходительно улыбнулась, вспоминая себя в то время, – хотя детей я очень хочу, – тут же добавила она. – Тогда ты попала в нужное место, – засмеялась Эрика, – старики – это те же дети. Глава 2. Микки Джорди определенно здесь нравилось. Старички, так она про себя их называла, охотно знакомились с новым членом своей семьи. Эрика представила Джорди как студентку, приехавшую в Баварию из Парижа для прохождения практики. – Если хочешь, то можешь сегодня отдохнуть, адаптироваться к новой обстановке, а завтра мы найдем тебе занятие по душе, – сказала Эрика, когда они оказались около парадного входа в главное здание. – Спасибо, вы очень добры, – ответила Джорди, окидывая взглядом зеленые пространства на территории пансионата, – но труд – это лучший способ адаптации. «Что я такое говорю?» Она посмотрела на кусты роз, растущие с обеих сторон широкой асфальтовой дороги, ведущей от высоких ворот к парадному входу, и заметила работающего там мальчика лет десяти. – И если вы не возражаете, я бы с удовольствием помогла сегодня вон тому парнишке. Я люблю ухаживать за цветами. Эрика улыбнулась: – Конечно. Инициативу мы всегда поддерживаем. Пойдем, узнаем, чем ты можешь помочь Майклу. Весь оставшийся день Джорди провела с Майклом. Микки, так она его назвала, оказался веселым открытым мальчиком, и они мигом подружились. Он рассказывал Джорди о жизни в пансионате, вспоминал разные истории про его обитателей, а Джорди слушала его, то очень внимательно, то заливаясь безудержным смехом. Мама Микки работала здесь поваром, а он сам занимался чем угодно по своему желанию. Хотя как выяснилось в течение разговора, «чем угодно по своему желанию» включало заботу о всех растениях и деревьях на территории учреждения. От вопросов о своей жизни Джорди пока увиливала, переводя разговор на другие темы: – Расскажи мне лучше о том, кто руководит всем этим, кто у вас здесь главный? – А ты разве не знаешь? – удивился мальчик. – Тетя Эрика тебе еще не рассказала? – Не успела, расскажи ты! – попросила Джорди – Завтра пятница, и она придет завтра. – Она? – удивилась девушка. – Да! Ее зовут Оливия. Мама говорит, что надо иметь очень большое сердце, чтобы в таком возрасте заботиться о других людях, – с гордостью произнес Майкл. Так значит, Оливия. – Сколько же ей лет? – спросила Джорди, представив даму в годах. – Не знаю, – он пожал плечами. – А сколько тебе лет? – Вообще-то ты не должен меня об этом спрашивать, – пожурила его Джорди, – но тебе как моему другу я отвечу. Мне двадцать четыре года. – Ну вот, она такая же, как ты, может чуть-чуть повзрослее, – уверенно произнес Майкл. – Да? Surprise – второй раз в течение пяти минут Джорди была сильно удивлена. – И она добрая, ты говоришь? – Очень! – Красивая? – девушка спросила ради шутки, предполагая, что вряд ли красивая молодая женщина запрет себя в такой, хотя и прекрасной, но все-таки глуши. – Она самая красивая на свете! – восторженно отвечал мальчик. Так восторженно, что сердце Джорди вздрогнуло от чего-то, похожего на ревность. – И наверняка самая умная! – она сделала ударение на слове «самая». – Да, – улыбаясь, ответил Майкл, не замечая ее саркастического тона. Джорди была заинтригована. И ей уже не терпелось увидеть эту женщину. Как минимум, всегда приятно смотреть на красоту. – И она твой друг? – вдруг спросила девушка. Мальчик гордо кивнул головой в знак согласия. – А почему ее нет сегодня? Она здесь не часто бывает? – Несколько раз в неделю, – отвечал Майкл. – И завтра ты познакомишь меня с ней? – спросила Джорди, положив руку ему на плечо. – Конечно! – воскликнул он. – А давай сыграем в прятки, – неожиданно предложила Джорди. – Ты любишь играть в прятки? – Это моя любимая игра! – Майкл был вне себя от восторга. *** Вечер они провели тоже вместе. После беготни по парку, они валялись на траве, и Джорди рассказывала Майклу истории из своей жизни, конечно, только те, которые можно было рассказать десятилетнему мальчику. После ужина они гуляли вместе с его мамой по территории пансионата и даже смогли немного поиграть в мяч. Спать они разошлись уже большими друзьями, чему Джорди была несказанно рада. Прежде чем уснуть, Джорди успела подумать о том, что ей хорошо, что, наверное, это эйфория, но первый день прошел как в сказке: солнце, зеленая трава, улыбающееся лицо Эрики, красные розы, желтые розы, улыбающееся лицо Микки, старички на лавочках во время вечерней прогулки… «Спасибо тебе, Господи, я бы не смогла выдумать для себя лучшего исправительного учреждения» – промелькнула последняя мысль, и Джорди уснула. Глава 3. Оливия Утром Джорди и Майкл занялись поливкой сада. Они принесли со склада шланги, соединили их друг с другом, подсоединили к водопроводу в подвале главного здания и начали полив с дальних уголков зеленой территории пансионата. Солнце только взошло и Джорди казалось, что по утреннему саду разлили волшебный солнечный эликсир, блещущий каплями на замшевых зеленых листьях яблонь. Настроение было чудесным. «Наверное, рай на земле выглядит именно так» – думала про себя Джорди, восхищенно оглядываясь вокруг. – Ничего, что я тебя так рано поднял? – спросил Майкл. – Ты что! – воскликнула Джорди. – Это прекрасно! Такое волшебное утро! Я очень тебе благодарна, – девушка потрепала его по голове. – Тогда я пойду, включу воду, а ты пока перекладывай шланг от дерева к дереву. Каждую яблоню надо поливать около пяти минут, – объяснял Микки, – Я пошел! – прокричал он убегая. Джорди потянулась, ожидая, когда из шланга потечет вода, запрокинула голову в небо. Д-а… Кто бы мог подумать, что место исправительных работ окажется таким сказочным. «Вы приговорены к двум годам рая!» – произнесла она вслух тоном прокурора. Наконец вода с бульканьем вырвалась из шланга, и Джорди направила все свое внимание на полив. Вернулся Микки, и они начали обход сада. – У тебя всегда хорошее настроение? – спросил мальчик. – Почему ты так думаешь? – задорно взглянула на него Джорди. – Мне так кажется… Мне кажется, что тебе радостно сегодня и вчера ты весь день смеялась. С тобой весело, – вслух размышлял Майкл. – С тобой тоже! – девушка пощекотала его под мышкой. Майкл отпрыгнул в сторону и попытался ответить тем же, но Джорди ловко увернулась. Глаза мальчика заблестели, он хотел было броситься за ней, но водяной шланг в его руках мешал быстрому передвижению. И тут его осенило. Майкл, в восторге сам от себя, направил шланг с льющейся из него холодной водой в сторону Джорди. Струя была недостаточно сильной, и он зажал основание шланга пальцами. Джорди ошеломленно раскрыла глаза и, прежде чем она успела крикнуть «Не-е-ет!!!», ее накрыло фонтаном брызг. – Микки!!! – закричала она возмущенно. – Микки! Берегись! Он бросил шланг и побежал что было сил по направлению к главному зданию, сгибаясь по полам от смеха. Джорди, понимая, что догнать его со шлангом в руке будет не просто, послала ему вдогонку мощную струю воды, которая ударила его по ногам. Потом, не выпуская шланга с льющейся водой из рук, бросилась за ним. Микки занял оборонительную позицию на дороге около главных ворот, пытаясь укрыться за кустами роз. Джорди неслась туда со скоростью света. Но в тот момент, когда она думала, что настигла Микки, он вскочил на ноги и разъединил оказавшиеся у него части шланга друг от друга. Теперь грозное оружие оказалось в его руках. Джорди открыла рот от удивления и тут же получила в солнечное сплетение мощную струю воды. Хохоча, она упала на землю, а Микки устроил извержение воды из шланга прямо над своей головой. Ему хотелось быть таким же мокрым и счастливым, как она. Вдруг напор воды резко спал, а через секунду и вовсе исчез. Джорди, промокшая до нитки, удивленно поднялась, повернула голову туда, где, по ее мнению должен был находиться Микки, и столкнулась взглядом с незнакомой женщиной, причем и вправду очень красивой женщиной. Та смотрела прямо на Джорди. «Оливия!» – молнией пронеслось в голове девушки. – Оливия! – воскликнул Микки и бросился ей навстречу. – Ты приехала! – Доброе утро, Майкл! – женщина перевела свой взгляд на мальчика. – Чем это вы здесь занимаетесь? – Мы с Джорди поливаем сад. По всему было видно, что Микки ей очень рад. Оливия ласково улыбнулась ему, легонько прижав к себе, потом вновь обратилась к Джорди, которая заворожено смотрела на нее: – Оливия Стоун. Очень рада знакомству. Вы, должно быть, наша новая практикантка из Франции. Она говорила и вела себя очень уверенно. Как королева в своем королевстве. И все же ей не удалось скрыть своего удивления от сценки, только что наблюдаемой ею на клумбе. – Джорди Риверс, мне тоже очень приятно, – ответила ей девушка, опустив глаза и еле сдерживаясь от желания расхохотаться. – Майкл! Иди, переоденься. Встретимся за завтраком, – сказала она мальчику, потом обратилась к Джорди. – Возьмите у Эрики сменную одежду, потом я жду вас у себя в кабинете. С этими словами она еще раз потрепала Майкла по плечу и направилась в главное здание. Глава 4. Новая договоренность Уже через пятнадцать минут Джорди была в кабинете руководителя или, точнее, руководительницы. Оливия сидела за столом, Джорди напротив нее в кресле. Девушка вспомнила вчерашнее подписание соглашения и отметила про себя, что в кабинете Оливии царила совсем другая атмосфера, более утонченная что ли, она не могла полностью уловить ее. Джорди бросила взгляд в окно и увидела главную дорогу, по бокам которой росли знакомые уже розы. Она осмотрела лужайки в поисках Майкла, но мальчика нигде не было. Встретимся за завтраком… – Рада приветствовать тебя в нашем учреждении, Джорди, – прервала ее размышления Оливия. Она улыбалась, с интересом глядя на девушку. Ее голос был мягким, взгляд внимательным, выражение лица приветливым и открытым. – Спасибо. – Джорди незаметно для себя расслабилась. Рядом с Оливией она почему-то чувствовала себя спокойно и уютно. Хорошо. Она чувствовала искреннюю симпатию с ее стороны и начинала понимать, почему все жители дома так обожали эту женщину. Оливия заметила некоторую отрешенность во взгляде девушки и после некоторой паузы спросила: – О чем ты думаешь? – Ни о чем, – ответила Джорди, пожав плечами. Оливия улыбнулась. Спокойно улыбнулась, как будто именно это она и ожидала услышать: – Расскажи мне немного о себе, – попросила она. – Что вы хотите знать? – произнесла девушка задумчиво. – Все, что ты можешь мне сейчас рассказать, – Оливия откинулась на спинку кресла в ожидании рассказа. Джорди нахмурила брови. Что я могу рассказать о себе? Точнее вопрос был в другом, открываться или нет. Риторический вопрос. Я чувствую себя так, будто бы мне предложили миллион долларов, а я не знаю, что с ним делать! Девушка чувствовала, как мысли улетают от нее. – Я люблю море, – наконец произнесла она. – Мне приятно думать, что я живу на побережье, и море – неотъемлемая часть моей жизни, будто я вижу его утром, днем и вечером, будто это обыденное явление и мы с ним родные как брат и сестра. Я не родилась на берегу моря и не плавала в нем как дельфин с рождения, но мне кажется, я чувствую его за тысячи километров. – Девушка пожала плечами, – Это как безусловная любовь. Я люблю его, и знаю, что оно любит меня, оно знает меня и радуется мне. – Она улыбнулась. – И в тоже время я его боюсь. Иногда эта толща воды кажется мне такой огромной, могущественной и безразличной, что становится страшно за свою жизнь. Джорди, не отрываясь, смотрела на Оливию, внимательно следя за ее реакцией. Та растерянно молчала. – Может быть, у вас есть конкретные вопросы? – Расскажи, где ты родилась? – спросила Оливия после некоторого раздумья. – Я родилась и выросла в Париже, – продолжала Джорди, – не в самом центре, но в красивейшем уголке, в одном из самых волшебных мест на земле, с восхитительными закатами и восходами, теплыми солнечными дождями, старинными улочками, на которых живут простые и милые люди. Короче говоря, у меня было счастливое детство. – А что потом? – спросила Оливия, гадая, что же смогло превратить маленькую счастливую девочку в девушку, сидящую перед ней. – Потом? – Джорди опять пожала плечами. – Счастливая юность, которая длится до сих пор. – Я не понимаю, – Оливия качала головой, нахмурив брови. – Вы не понимаете, куда я бежала от счастливой жизни? Я не бегу от нее, Оливия. Я иду ей навстречу. Джорди смеялась, видя, как молодая женщина хлопает широко раскрытыми от удивления глазами, переворачивая свою модель мира с ног на голову и обратно, так, чтобы та хоть немного помогла ей представить, о чем говорит Джорди. – Что же тогда для тебя счастье, если не дом, родные, блестящие перспективы на будущее? – Оливия пыталась понять, но для этого ей нужны были какие-то точки соприкосновения. – Какие блестящие перспективы? – удивилась Джорди. – Ты же училась в Сорбонне… – Откуда вам это известно? Не думаю, что это есть в моем тюремном досье. – Прежде чем принять решение о том, что некая госпожа Риверс будет пребывать в моем учреждении на исправительных работах, я очень внимательно изучила всю предоставленную мне информацию. – И? – Джорди больше не улыбалась. – И узнала, что ты училась в Сорбонне, – дружелюбно закончила Оливия, желая рассеять атмосферу недоверия, мгновенно возникшую в комнате. Воцарилось молчание. «Боже! С какой стати я вдруг предположила, что она может относиться ко мне иначе, нежели как к нарушительнице общественного спокойствия», – думала про себя Джорди. «Боже! Ну зачем мне надо было об этом вспоминать! Ведь все так хорошо начиналось!» – думала Оливия. Необходимо было срочно что-то предпринять, чтобы вернуть прежнюю искренность и легкость, и она решилась: – Джорди! Давай договоримся, – произнесла Оливия серьезным тоном. – Я доверяю тебе, – пауза, – а ты доверяешь мне. Девушка по-прежнему молчала, задумчиво глядя на нее, но взгляд ее смягчился. Потом она неожиданно встрепенулась: – Идет! – и после секундной паузы добавила. – Вы что-то говорили Майклу про завтрак? Оливия смеясь, покачала головой: – Да, конечно! Идем! Глава 5. Выводы первого дня Когда они шли по коридору в кафе, Джорди поймала себя на мысли о том, что чувствует невероятную легкость в общении с окружающими, и Оливия не стала исключением. За завтраком Оливия, Джорди и Майкл сидели за одним столиком. Джорди очень внимательно следила за тем, как общаются Оливия и Майкл. Было очевидно, что между ними присутствует сильная симпатия, и девушке было интересно, как ведет себя молодая женщина с близкими ей людьми. К тому же за ними было просто приятно наблюдать. Мальчик резво поглощал творожную запеканку, Оливия расспрашивала его о прошедшем дне. Джорди намеренно молчала. – А госпожа и господин Либхерр тоже ходили вечером на прогулку? – Только профессор, Барбара осталась с Моникой смотреть телевизор. – Разве вчера Моника дежурила? – Они поменялись с Энди. Оливия ласково улыбалась мальчику, он смотрел на нее с обожанием. Кафе было решено в салатовых тонах. Светлые стены и насыщенного оттенка скатерти на квадратных столиках. Большие прямоугольные окна, почти во всю стену, выходили на левую от главных ворот лужайку, захватывая начало яблоневого сада. Утреннее солнце заливало помещение, пригревая присутствующих и заставляя их глаза светиться. И Джорди казалось, что это ее солнце всходит над лесом, что это ее солнце ласкает Оливию и Майкла, и что весь мир как всегда принадлежит ей. Они сидели за столиком у окна. – Тебе нравится? – спросила Оливия, заметив, что девушка рассматривает помещение. – Да. Очень… – Джорди подбирала слово, пытаясь выразить свое впечатление от кафе и всего утреннего состояния, – вдохновенно! Я бы легко могла предположить, что вы нанимали дизайнера, если бы у меня не было кое-каких подозрений. – Ты права, – Оливия улыбнулась. – Зачем нам дизайнер, когда есть Майкл! Молодая женщина с любовью погладила мальчика по голове. Микки сияющим взглядом посмотрел на девушку, та подмигнула ему. – Джорди! Я бы хотела поговорить о твоих планах, – Оливия вдруг развернула разговор совсем в другое русло. – Мы с Майклом еще зимой разработали вариант расширения посадок в саду, и ему сейчас очень нужна помощь в этом деле. Девушка утвердительно кивнула еще до окончания фразы. – То есть ты согласна? Джорди еще раз кивнула головой, с видом заговорщика глядя на мальчика. Он широко улыбался, переводя взгляд от нее к Оливии и обратно. Девушка вслед за ним посмотрела на нее. Та аккуратно резала ножом свою творожную запеканку. «Как это должно быть волшебно, любить прекраснейшую на свете женщину» – вдруг подумала Джорди, пытаясь представить, что чувствует Майкл. Она кажется ему самой красивой, самой доброй, самой умной, нежной… Сама не замечая того, она начала рассматривать Оливию, отыскивая в ней то, что, как ей казалось, видел Микки. Удивительные глаза. Сейчас, когда в них светит солнце, они зеленые. Как горы, покрытые лесом. В них можно смотреть вечность и все равно не запомнить расположение тропинок на вершинах. А волосы… Светлые волосы Оливии волнами ложились на плечи и казались шелковыми, если вдруг их потрогать. Что за бред! Джорди, перед тобой просто красивая женщина. А тебе просто нравится смотреть на красивых людей. Все! Девушка тряхнула головой. *** Был вечер. Тепло, безветренно, умиротворенно. Джорди стояла на крыльце и смотрела на дорогу, убегавшую вдаль за ворота. По этой дороге она приехала сюда и по ней же уедет. Хотя ее пребывание в доме только начиналось, она почему-то задумалась о том, что ждет ее дальше. «Чего тебе хочется?» – спрашивала она себя. Продолжить путь на юг, к морю, поселиться где-нибудь на берегу и провести там остаток своей жизни? Почему-то сейчас эта идея показалась ей тоскливой. Надо добавить солнца в картинку. Или может быть вернуться домой, найти работу и жить, как все люди? Девушку чуть не вывернуло наизнанку от этой мысли. Нет. Этой картинке даже солнце не поможет. Тогда что? Может, дело не в море? Может, море, пусть даже как самое чудесное, что есть для тебя на свете, все равно лишь отговорка, повод убежать от жизни? Постепенно ее внутренний голос приобретал все более грозные оттенки, и оттого все менее принадлежал ей самой. Убежать, чтобы не сталкиваться с проблемами обычных людей, не делать выбора, не принимать решений? Может, ты просто не умеешь жить как все? Ты просто боишься, что тебя признают неудачницей. Получается, что ты трусиха, Джорди! Вот и все! Просто трусиха! «Да, я трусиха!» – засмеялась девушка своим мыслям, потягиваясь навстречу ласковому вечернему солнышку, и, не желая больше выслушивать бредовые идеи гротескного варианта самой себя, весело спрыгнула с крыльца и побежала к воротам, где ее уже ждал Микки с мячом. Глава 6. Мир с собой Новая клумба получалась очень красивой. Майкл сажал желтые розы вперемешку с красными вокруг маленькой беседки. Он говорил, что это будет место для влюбленных. И Джорди уже намеревалась проводить там вечера с книгой в руках. Но мальчик почему-то был против. – Джорди! Это место для двоих, а не для одного! – объяснял он ей. – С чего ты взял? Разве не может человек быть одним и быть влюбленным? – возражала девушка. Майкл хлопал глазами: – Может. Но это место для счастливых людей. А если человек влюблен и один, то, наверное, безответно. Тогда он, наверное, не очень счастлив, – неуверенно промямлил он. – Что за глупость? – возмутилась Джорди. – Разве человек не может быть влюбленным просто так, без того, чтобы быть влюбленным в кого-то? – Это как? – он оторвал взгляд от пакета с удобрениями и ошарашено посмотрел на девушку, которая непонятно каким образом забралась на крышу беседки и весело подмигивала ему оттуда. – Это очень просто. Ты влюблен в свой мир и вместо того, чтобы любить кого-то одного, любишь каждого. Я называю это счастьем. – Поэтому у тебя всегда хорошее настроение? – начал он догадываться, о чем говорит Джорди. – Ну да. Так что, можно? – Я хочу к тебе, – сказал Микки вместо ответа. – Залезай на перила и давай мне руку, – скомандовала она, – свешивая половину тела с крыши. – Вот так. Нравится? Теперь они сидели на крыше рядом друг с другом. Беседка была невысокой, но все же обзор с нее был лучше, чем с земли. Они смотрели на дорогу. Вскоре за воротами, где-то может быть в километре, она раздваивалась. Левое ответвление вело сначала к озеру, а потом в горы, правое, более широкое выходило на шоссе, соединяющее пансионат с внешним миром. Джорди поймала себя на мысли о том, что любила смотреть на эту дорогу. Она была для нее символом ее жизни до пансионата и одновременно символом свободы, потому что ей нельзя было выходить за ворота без сопровождения. Хотя она никогда не чувствовала себя в доме как в тюрьме, но часто останавливала себя при мысли прогуляться по лесу в одиночестве, не желая поднимать этот вопрос и вынуждать Эрику или Оливию решать его в свою пользу. Потом они смотрели на горы. Иногда на узких тропинках, проложенных для туристов, можно было видеть оленей с выводком, а рано утром с зеленых долин практически c самых вершин доносился звон колокольчиков пасущихся там овец. – Сказочное место, – задумчиво сказала Джорди, переворачиваясь на спину и устремляя свой взгляд в небо. Микки последовал ее примеру. Облака, подсвеченные золотыми лучами садящегося на западе солнца, медленно проплывали прямо над их головами. – Мне с тобой хорошо, потому что ты любишь меня или потому что я нахожусь в твоем мире, который ты любишь? – вдруг спросил он очень серьезно. И Джорди поняла, что все это время он думал над ее словами. Она повернула к нему голову и ласково улыбнулась. – Наверное, и так и так. С одной стороны, тебя невозможно не любить. А с другой стороны, мой мир дает мне силы видеть в людях то хорошее, за что ими можно восхищаться. – А у меня есть свой мир? – Он есть у каждого, – ответила Джорди. – Тебе ведь почти всегда весело и радостно? Микки кивнул головой, глядя на девушку так, будто та рассказывала ему сказку. – Это значит, что твой мир с тобой. И он заботится о тебе. – А он всегда будет заботиться обо мне? – Да. Ведь этой твой мир. Он всегда будет таким, каким ты захочешь. Они пролежали на крыше до самого позднего вечера. Облака сменились звездами, а они все разговаривали. Потом за ними пришла мама Майкла, и они пошли спать. Глава 7. Фитнес-инструктор Чем ближе Джорди знакомилась с жизнью пансионата, или дома, как она его называла, тем больше она понимала, что у каждого здесь свое место: у Оливии, у Майкла, у Эрики, и тем больше ей хотелось стать частью этой общины, завоевать любовь и доверие живущих здесь людей. Хотя «завоевать» – это не совсем верное слово. За обедом Джорди выступила с предложением: – Оливия, скажите, в вашем учреждении предусмотрены физические нагрузки для клиентов? – Ты имеешь в виду занятия спортом? – Да. Что-то наподобие этого. – Удивительно, что ты об это спрашиваешь. Как раз сейчас мы разрабатываем новую программу ежедневных физических упражнений. А почему тебя это интересует? Джорди бросила хитрый взгляд на Микки, потом уверенный и спокойный на Оливию: – Я бы хотела вести утреннюю зарядку в доме для всех желающих, – сказала она, и за столом воцарилось молчание. Оливия задумалась. Она внимательно смотрела на молодую девушку, и Джорди знала, что это был оценивающий взгляд. Как ответственная за жизнь и здоровье всех обитателей своего учреждения, Оливия за несколько секунд прокручивала в голове все возможные варианты, прикидывая, сможет ли Джорди это делать, что для этого нужно, и чем это выгодно им всем. – Я думаю, мы можем попробовать, – наконец произнесла она. Майкл облегченно выдохнул, Джорди довольно улыбнулась. – Первые занятия будут проходить под присмотром нашего медработника, я полагаю, Эрика или Энди смогут помогать тебе. А там все в твоих руках. Сегодня после обеда подойди к Эрике, обговорите с ней детали, чтобы завтра или послезавтра мы могли начать. – Спасибо за доверие, – тихо ответила Джорди, пораженная тем, насколько быстро Оливия приняла это решение. *** Джорди никогда не работала инструктором по фитнесу и сейчас она, как обычно, надеялась на то, что у нее все получится, а также на то, что упражнения для людей в возрасте будут достаточно простыми. Для нее эти утренние занятия были прекрасной возможностью ближе познакомиться с жителями дома и стать для всех своей. Пока же самым близким человеком в доме для нее был Майкл. Они проводили вместе все дни напролет, и, хотя к этому их обязывала работа в саду, оба получали от общения неподдельное удовольствие. Джорди всегда обожала детей, мгновенно находила с ними общий язык, да и сама оставалась большим ребенком, несмотря ни на что. Поэтому в доме рядом с Микки она была собой. Они носились по саду, придумывали разные дурачества, разговаривали о серьезных вещах или увлеченно сажали цветы и ухаживали за деревьями. Микки был для нее как младший брат, и она знала, что он относится к ней также. Еще Джорди было очень комфортно и уютно рядом с Эрикой. Эта умная энергичная женщина сразу выказала по отношению к девушке свою симпатию, поэтому Джорди с первых минут ощущала ее поддержку и одобрение. Эрика всегда интересовалась, как у нее дела, и та чувствовала, что это были не просто вопросы вежливости. Часто после работы в саду Джорди и Майкл приходили к ней в кабинет, и пили вместе с ней чай, а перед сном молоко с печеньем на кухне. Эрика, в отличие от Оливии, жила в пансионате, поэтому всегда была рядом, что бы ни случилось. По вечерам они сидели все вместе на веранде на втором этаже и разговаривали, или ходили гулять на озеро. Эрика стояла с полотенцами на берегу, пока Джорди и Майкл резвились в воде. Тогда горы многократно повторяли их веселые крики. Или она плавала вместе с ними, и тогда тишину вокруг нарушали лишь тихие всплески воды. Глава 8. Мысли в яблоневом саду Постепенно Джорди вливалась в жизнь дома. Она уже знала всех по именам, знала, о чем поговорить с каждым. К ней обращались с просьбами, приглашали зайти в гости. Для обитателей дома Джорди стала еще одним ребенком. Она понимала, что люди откликаются только на искреннее отношение, понимала, что любовь можно получить лишь взамен на любовь, и поэтому с каждым днем чувствовала, что все больше влюбляется в этих людей и в это место, ставшее для нее на данный момент родным домом. Джорди думала обо всем этом, прогуливаясь вечером по яблоневому саду. Оливия купила его вместе с землей, несколько лет назад, когда решила построить дом для престарелых. И, хотя они с Микки не сажали его, Джорди знала здесь каждое дерево. Солнце скатывалось к горизонту, не прощаясь, заливая счастьем и умиротворением сердце каждого человека. Так, по крайней мере, казалось девушке. Она была счастлива и уверена в том, что в такие моменты невозможно грустить. Ведь ты не один, на тебя смотрят предзакатные горы, каждый твой шаг отдается в их груди эхом, деревья, прежде чем погрузиться в сон, ласкают твое лицо листьями, чувствуя любое шевеление твоего сердца. Да, Джорди была счастлива и ей хотелось от этого счастья плакать. Ее сердце было переполнено любовью, любовью ко всему, что ее окружало, к самым прекрасным людям на свете, которые находились сейчас рядом с ней. Это была любовь, не требующая взаимности, когда можно просто наслаждаться человеком, его прекрасной душой, еще не желая обладать ею, не желая быть для него самым важным на свете. Зная свою жадную натуру, Джорди чувствовала, что это счастье не продлится долго, что наступит момент, когда она выберет себе цель, сердце, которым она захочет владеть и отдать взамен свое. Без этого она не могла. Ей необходимо было быть влюбленной. Это была ее любимая дорога – дорога завоевания сердец. Джорди улыбнулась и покачала головой. Зачем? Зачем тебе это? Ни одно счастье взаимной страсти не сравнится с этим ощущением блаженства и никомунепринадлежания! Девушка запрокинула голову, раскинула руки, обнимая вечернее розовое небо. Джорди! Что ты сделаешь со своею жизнью на этот раз? Глава 9. Лучший способ впечатлить женщину – Всем спасибо, все молодцы! Увидимся за завтраком! – утренние занятия закончились. Джорди ободряюще хлопала улыбающихся старичков по плечам. – Господин Майер, у Вас сегодня все отлично получалось, я обратила внимание на то, как вы старались! Седовласый мужчина, неуверенно улыбаясь, посмотрел на молодую девушку, не зная, верить ли ее словам. – Еще пара дней, и вы догоните остальных! – она подмигнула ему. Комнату, где проходили занятия, можно было назвать спортивным залом с большой натяжкой, и то, лишь благодаря двум шведским стенкам напротив окон. В пансионате шел ремонт, поэтому Джорди располагалась здесь в ожидании нового спортзала. Майкл практически всегда был рядом с ней. Его фигурка, старательно делающая наклоны или приседания, заставляла Джорди чувствовать себя олимпийской чемпионкой в таком виде спорта как «преподавание утренней гимнастики». – Ну что, Микки, на пару подтягиваний тебя еще хватит? – она подняла мальчика так, чтобы тот смог ухватиться за турник. Майкл легко подтянулся десять раз и спрыгнул. – Теперь твоя очередь! – неожиданно раздался голос Оливии. Джорди и Майкл одновременно повернули головы и увидели ее, стоявшую облокотившись о косяк двери. Она наблюдала за ними, улыбаясь. – Оливия! – воскликнул Майкл и бросился к ней. Джорди уже привыкла к тому, что его реакция всегда была такой. – Доброе утро, Оливия! – произнесла девушка, прикидывая, что бы все это значило. – Так как насчет упражнений на турнике? – повторила женщина после приветствия. У нее было явно хорошее настроение. – Должна же я проверить своего инструктора на профпригодность! – похоже ей доставляло удовольствие видеть недоумение в глазах Джорди. – Что я должна сделать? – спросила та непонимающе. – Что-нибудь, чтобы могло нас впечатлить! – Оливия скрестила руки на груди и заговорщически подмигнула Майклу. – Может быть, не на турнике? – спросила девушка после нескольких секунд обдумывания. – Тогда что? – спросила Оливия, сделав нарочито требовательный вид. Теперь была очередь Джорди хитро подмигивать Майклу. Она разбежалась по длине комнаты и сделала колесо три раза подряд. – Ну, как? – она вопросительно взглянула на Оливию, испытывая легкое головокружение после прыжка. – А приземлиться на обе ноги сразу? – не унималась молодая женщина. Колесо было одним из любимых упражнений девушки, но сделать «рандат», то есть приземлиться на обе ноги сразу, у нее никогда не получалось. И все же Джорди раздумывала лишь секунду, после чего разбежалась и прыгнула. Вот ее ладони касаются пола, одна, другая, сейчас она должна сгруппироваться и выпрыгнуть на обе ноги. И в тот же момент Джорди почувствовала жесткий пол, ударяющий по внешней стороне левой ступни и пронзительную боль в лодыжке. В комнате вдруг стало не хватать воздуха, в глазах потемнело, и девушка потеряла сознание. Она не видела, как Майкл бросился к ней, как побледнела Оливия, она была где-то далеко, где было даже лучше, чем здесь. Джорди очнулась на руках у Оливии, чувствуя боль в левой лодыжке и легкую тошноту. – Джорди! Слава Богу, ты очнулась! Ты в порядке? Что у тебя болит? – дрожащий голос и испуганное выражение лица Оливии выдавали ее искреннюю тревогу за девушку. Джорди обвела комнату взглядом в поисках Микки, все еще не в состоянии вымолвить ни слова. Дышать было тяжело. Она постаралась подняться, но безуспешно: – Все нормально! Я просто не очень стойко переношу боль, – проговорила она с трудом, продолжая оставаться на руках у Оливии. – Почти всегда падаю в обморок. А где Майкл? – Он побежал за Эрикой! Пожалуйста, не вставай! Сейчас кто-нибудь придет, и тогда мы перенесем тебя в твою комнату!- глаза Оливии были полны раскаяния. – Джорди, прости меня! Это была глупая идея! Мне очень жаль! – Все в порядке, Оливия! Вы не виноваты в том, что я не умею этого делать. Оливия недоумевающе уставилась на девушку: – Почему ты не сказала? Зачем тогда?… Джорди слабо улыбнулась: – Не могла же я отказаться от возможности впечатлить вас! – Ты сделала это… – молодая женщина лишь ошарашено покачала головой. Глава 10. Почему иногда так приятно болеть – Ты голодна? Я принесу тебе завтрак, – Оливия ушла на кухню, не дожидаясь ответа молодой девушки, которая лежала на кровати в своей комнате. Эрика наложила ей тугую повязку на лодыжку и велела отдыхать. Джорди растерянно смотрела в окно на ясное небо, верхушки деревьев, волнующиеся от легкого ветра. Она прикидывала, чем же ей заняться эту пару дней, или точнее, как же сделать так, чтобы никто не заметил, что она не собирается «отдыхать», как выразилась Эрика. Джорди опустила ноги на пол, попыталась встать. У нее это без труда получилось, так как стоять можно и на одной ноге, а вот ступать на поврежденную ногу оказалось не так легко. Девушка слегка поморщилась и через несколько прыжков оказалась у окна. Она поискала глазами Микки около клумбы, которой они сейчас занимались. Мальчика там не было. Чтобы услышать, как он появится, Джорди распахнула окно. Она улыбнулась, ощутив дуновение утреннего ветра, и немного неловко запрыгнула на подоконник. В ту секунду как открылась дверь и вошла Оливия с подносом, Джорди вспомнила о ней, но было уже поздно. – Что ты делаешь? – сердито уставилась на девушку хозяйка дома. Джорди попыталась закрыть лицо ладонями, скорчив под ними жуткую гримасу раскаяния. Потом взглянула на Оливию одним глазом, оценивая, насколько та рассержена: – Мне нечем оправдаться, и придумать я уже ничего не успею. – Так-так-так… – Оливия поставила поднос на стол, – похоже, кто-то не знает, чем заняться, – она посмотрела на девушку. – Тогда, если ты не возражаешь, я составлю тебе компанию. В моем кабинете сейчас строители и мне просто негде работать. Оливия удивилась сама себе, произнеся это. Но отчего-то ей не хотелось уходить от Джорди, а здесь нашелся такой хороший предлог, она будет рядом с девушкой, чтобы та не вздумала безалаберно относится к своей травме. Джорди открыла рот от удивления. «Что происходит? Оливия приносит мне завтрак, изъявляет желание провести со мной свое драгоценное время… Господи, это твоих рук дело? Тогда спасибо тебе!» – Может, вы тогда и с ложечки меня покормите? – спросила девушка, как всегда, проверяя границы своей наглости. Джорди, только не надо с ней флиртовать! – Называй меня, пожалуйста, на «ты». Хорошо? – попросила Оливия, решив проигнорировать шутку девушки. Она посмотрела на Джорди, продолжавшую сидеть на подоконнике. Солнце поднималось над вершинами деревьев, скользило по дороге, соединяющей дом с остальным миром, раскидывало пятна света на полу в комнате Джорди, а еще светило Оливии прямо в глаза. – Хорошо! – Джорди улыбалась, глядя на молодую женщину перед собой. Убийственное сочетание красоты, доброты и уверенности в себе. Ах, Оливия! Девушка всегда чувствовала себя беззащитной перед красотой. Все время, как она себя помнила, красота трогала ее до глубин души, западала в самое сердце, и сердце ее искало в окружающем мире то, что могло пронзить его насквозь. Так Джорди могла жить. И, хотя Оливия не могла разглядеть лица Джорди из-за того, что солнце слепило ей глаза, она чувствовала на себе ее взгляд, который она могла бы описать, как «наглый, длящийся дольше положенного в рамках приличия и все же по-детски невинный улыбающийся взгляд». Несмотря на все вызывающее поведение девушки, Оливии казалось, что перед ней ребенок. – Мне перенести твой завтрак на подоконник, или ты все же сядешь за стол? – спросила она, отодвигая для девушки кресло. – Не беспокойся! Я уже спускаюсь к тебе! – отвечала Джорди, смакуя это слово «к тебе». Она часто нарочито вежливо называла людей на «вы», подчеркивая тем самым дистанцию, а точнее свою собственную отстраненность от человека. Но сейчас был совсем не тот случай. Ей хотелось находиться как можно ближе к Оливии. Джорди! По-моему, мы нашли в кого влюбиться! Глава 11. Битва характеров После завтрака Джорди, все же признав, что чувствует себя не совсем хорошо, согласилась принять горизонтальное положение. Через мгновение после этого она уже спала. Оливия собралась на третий этаж за документами, но на пути из комнаты невольно остановилась около кровати спящей девушки. Она рассматривала бледное, несмотря на загар лицо, со спокойными чертами, хрупкое девичье тело, в котором она подозревала немалую силу. И в этот момент Джорди совсем не казалась ей ребенком. Какими же будут эти несколько месяцев? Молодая женщина тряхнула головой, будто отгоняя от себя внезапно нахлынувшие мысли, и вышла из комнаты. *** Проснувшись, Джорди обнаружила Оливию в деревянном кресле-качалке около окна. Та читала какие-то документы, мерно покачиваясь в кресле. Джорди решила не выдавать своего присутствия и молча наблюдала за молодой женщиной. Проверим теорию о материальности взгляда. Через минуту после этого Оливия подняла голову и встретилась глазами с Джорди. Та как всегда улыбалась. – Привет, – сказала Оливия. – Привет, – Джорди была тронута той мягкостью, с которой Оливия произнесла это. – Как ты себя чувствуешь? – Намного лучше. Думаю, завтра я уже смогу бегать и поливать сад. – Даже не думай, – тон молодой женщины был спокойным, но спорить с ней Джорди отчего-то не решилась. Она лишь открыла рот от удивления и откинулась на подушку. Вот это да! Да у нас здесь целое препятствие на пути к свободе! Хотя ужасным заточением это тоже назвать нельзя! Молодая девушка приподнялась на локоть и вновь обратилась к Оливии: – Я думаю, мы должны сделать так, как скажет Эрика. Она же из нас врач. Оливия отложила бумаги в сторону: – К твоему сведению, Джорди, я тоже врач! – сказала она, ожидая ее реакцию. Джорди вытаращила на нее глаза от удивления. Оливия еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться. Ну, что ты придумаешь на это раз? – Это не правда… – только и смогла выдавить из себя девушка. В ответ на это Джорди услышала звонкий смех молодой женщины. – А вот здесь тебе повезло! Это на самом деле шутка! У меня всего лишь хорошая медицинская подготовка. Без нее никуда в моем деле. – Слава тебе Господи! – Джорди облегченно выдохнула. – Это значит, что решать будешь не ты! – Это значит, что решать буду я, но, основываясь на рекомендациях Эрики, – сказала Оливия спокойно. Это уж слишком, мадам «я здесь всем руковожу»! Джорди внимательно посмотрела на молодую женщину, гадая, насколько та серьезна. Потом расслаблено улыбнулась и вслух ответила: – Хорошо! А про себя подумала: «Как бы не так!» Оливия удивленно приподняла одну бровь, чувствуя, что преимущество в этом маленьком сражении неожиданно выскользнуло из ее рук. – Кстати! – Джорди легла на спину и с загадочной улыбкой устремила свой взгляд в потолок. – Чем ты обычно занимаешься? Я имею в виду, что тебе приходится делать как руководителю учреждения? Всегда думала, что быть начальником это замечательно, можно целый день напролет веселиться, и все за тебя сделают другие. Но ты постоянно занята. Оливия недоверчиво посмотрела на девушку. Лицо той выражало искренний интерес. – Если я скажу тебе, что чем выше должность, тем больше проблем приходится решать, и что президент США, возможно, самый занятой человек на Земле, ты мне поверишь? – спросила она скептически. Джорди закинула руки за голову. – Это конечно совсем не относится к делу, но, Оливия, мне кажется, такой прекрасный и правильный человек, как ты, совсем не умеет врать. Поэтому я поверю тебе, даже если ты скажешь, что ты и есть президент США. Оливия смотрела на девушку, не зная как ей реагировать. – Не от того ли у тебя хорошее настроение, что тебе придется провести в своей комнате весь завтрашний день, а также четверг и пятницу, – попробовала она разбавить самодовольное выражение лица во всю веселящейся Джорди. – Что

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.