Возвращение домой

Сэйнткроу Лилит

Серия: Данте Валентайн [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Возвращение домой (Сэйнткроу Лилит)

Лилит Сэйнткроу

Возвращение домой (Coming Home)

Из сборника: The Mammoth Book of Vampire Romance

Чать 1

«Даже у маги, выращенного демоном, могут возникнуть с этим небольшие проблемы».

Одна рука Лианы Спокарелли лежала на дверной ручке, а вторая еще крепче сжала ножны катаны.

— Какого черта ты хочешь?

Нихтврен на ее пороге – высокий, обманчиво хрупкий мужчина с копной грязно-русых волос и лицом ангела – медленно наклонил голову, держа руки в карманах льняных брюк. Его аура была похожа на сильный, восхитительно опасный дымок бесцветной энергии сверхъестественного существа, но без приятного пряного аромата, который она помнила с детства.

— Так приятно снова видеть тебя, cherie, — тихо произнес Тиенс. Как всегда, его костюм был помят и сиял белизной. — Можно войти?

— Нет, нельзя. — Лиана отпустила дверную ручку. — Иди укуси какую-нибудь девственницу или еще кого. Оставь меня в покое.

Ночь дышала позади него, наполненная запахами дождя и мокрого щебня с легкой примесью радиации, которой отличается Сент-Сити.

Дом. Каждая улица, каждый дом в этом городе – и вот она здесь. Блики от полированного поезда танцевали над их головами, словно поток светлячков.

— La Belle Morte, ta mere, сказала, что я не должен приходить к тебе.

«Ну, разве это не забавно. Раз она не может оставить меня в покое, она приказала это тебе».

Ее щеки загорелись, тату в виде тройного круга с шипами задвигалась и зазвенела, отвечая покрывающей его энергии. Нихтврены – мастера ночной охоты, вершина сверхъестественной пищевой цепи. Если не считать демонов.

Демоны всегда исключение. Лиана расслабилась, меч повис в ее руке.

— Как Джаф? — Она не могла не заметь ироничности вопроса, о благополучии падшего демона.

— У m’sieu все хорошо. Он также говорил, чтобы я не приходил к тебе. Сказал, что желанность моего прихода будет сомнительной, в лучшем случае. — Тонкие губы Тиенса изогнулись в улыбке, его глаза горели в полутьме подобно отверстиям с жидким голубым пламенем. Освещение на крыльце было преднамеренно тусклым – яркий свет раздражает ночное зрение.

Кроме того, она приехала сюда не для того, чтобы сменить лампочку.

— Я бы не назвала ее «сомнительной», Тиенс. Скорее «несуществующей». Повторяю: какого черта ты хочешь?

— Твоей помощи, petite sorciere. — Улыбка в мгновение ока исчезла с его лица, и он снова стал Тиенсом из ее детства: нестареющий и одновременно доступный, причина ее болезненных подростковых лет, а в последствие разбитого сердца, чего она больше себе никогда не позволяла. — Мне нужно кое-кого убить.

По ее коже побежал холод.

— Я не наемный убийца, Тиенс. Попроси Данте, уверена, уж она-то тебе поможет. Спокойной ночи. — Она отступила, закрывая дверь, и не была удивлена, когда он поднял свою изящную руку. Тяжелая металлическая дверь застыла, словно наткнулась на кирпичную стену.

— Она не может вмешаться, и m’sieu тоже. Мне нужна ты, Лиана.

— Убирайся. — Она отступила на два шага, и слишком поздно поняла свою ошибку – он уже оказался в коридоре. — Я тебя не приглашала.

— Когда ты вообще оставляла меня мерзнуть на пороге? — Если он хотел обратить это в шутку, то у него не получилось. Воздух застыл, и она поняла, что любой другой псион на ее месте начал бы сильно нервничать, окажись нихтврен в его прихожей.

— Я думала, что вы, кровососущие маньяки, не можете пересечь порог без приглашения, — парировала она настолько холодно, насколько позволяло бешено колотящееся сердце. Повернулась на голых пятках и направилась в кухню. Ее правая рука так и тянулась к рукояти меча, но под стойкой лежал плазменник, который будет более эффективен. Привычка и инстинкт в большинстве случаев направляли ее руку к мечу. Вероятно, сказывалось воспитание в доме, где катана была синонимом для любого поединка, любой чести, любой вины. Стандартный ответ Данте любой проблеме – разрезать ее на части.

Не то чтобы в этом было что-то неправильное, насколько могла судить Лиана.

— Лиана, — снова заговорил он. — Я… сожалею. Я не хотел тебя обидеть.

«Но ты обидел».

Тем не менее, это было жестоко, и хуже того – ложью. Он просто вежливо отказал ей, так как она была слишком юной, и к тому же человеком. Всего лишь человек. Даже будь она боевым маги.

«Боже, как же я хочу оказаться кем-нибудь другим. Даже секс-ведьма лучше, чем это».

— Закрой дверь, Тиенс. И убедись, что ты с другой ее стороны.

— Я прошу твоей помощи, petite. Я в отчаянии. — И он действительно был в отчаянии; его обычно мелодичный голос охрип. — Если это поможет, я буду умолять тебя.

Лиана закрыла глаза и оперлась правой рукой о стену. Она пульсировала под ее пальцами, защита дома продолжала гудеть, словно нихтврен и не вторгался в нее. Конечно, он знал ее работу, и, если быть честной, она ведь не хотела действительно выгнать его, разве нет?

— На самом деле, тебе нужна не я. — Во рту у нее пересохло, и слова походили на карканье. — Тебе нужен палач.

Он вдохнул, чтобы заговорить – это было похоже на шутку, ведь нихтвренам не нужно дыхание. Они делают это только тогда, когда необходимо кого-то соблазнить для определенных целей. Лиана тряхнула головой. Зажатый в левой руке меч тонко и слабо запел, когда ее страдание коснулось металла.

— Это твоя честь, Лиана. Он никогда не должен коснуться земли.

— Хватит пичкать меня ложью, Тиенс. — Даже для самой себя она звучала странно. — Просто закрой эту чертову дверь. Я собираюсь приготовить немного чая. — Она сделала осторожный шаг. Кажется, все ее конечности отлично работали. — Когда будешь готов, приходи на кухню и скажи, кого я должна убить.

— Она прибудет на личном транспорте, завтра в полночь. Николай не имеет права вмешиваться, так как я не его вассал. — Тиенс уставился в голубую кружку, наполненную гибискусовым чаем – он достаточно густой, от чего у нихтврена не возникнут спазмы желудка, и достаточно красный, от чего напоминает бледную кровь. Тем не менее, он лишь вдыхал аромат чая и не отрывал от него своих голубых-голубых глаз.

— А Джаф? Он не может заставить ее уйти?

— Он занят… другими делами.

«История моей жизни. Занят всем, кроме нас, жалких смертных: удерживает Данте, чтобы она не сгрызла свою клетку или собственные запястья, удерживает Десятину подальше от Сент-Сити, рассматривает запросы Гегемонии. Дела, дела, дела».

— В которые не входит помощь тебе?

— Я не спрашивал, Лиана. У m’sieu и так достаточно проблем. — Он нахмурился, каждая черточка его лица заострилась для большего эффекта.

— Так почему ты вообще хочешь убить эту Эмили? — Лиана постучала погрызенным ногтем по стойке. В этом городе слишком холодно. Она сбежала на юг, как только закончила обучение в Академии, и никогда не оглядывалась.

«Точно. Никогда не оглядывалась. Вот почему я сейчас здесь».

Он поднял свои голубые-голубые глаза, и в них танцевали тени, которым она не могла дать названия.

— Она мой создатель. Она приезжает, чтобы подчинить меня – или доставить неприятности m’siu. В любом случае, с ней нужно покончить. И к кому мне еще обратиться, как не к тебе?

«Несправедливо. Так несправедливо».

Пальцы Лианы сжались, в горле поднимался комок.

— Она твой создатель, поэтому ты не можешь на нее напасть. Как, черт возьми, я могу…

— Я могу отвлечь ее, сопротивляясь приказам. Я стар, и тоже Мастер, petite. Я буду отвлекать ее, а ты отрубишь голову и освободишь меня. Правда, легко?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.