Полицейская история

Борниш Роже

Жанр: Боевики  Детективы    1994 год   Автор: Борниш Роже   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Полицейская история (Борниш Роже)

1

— Борниш, зайдите ко мне.

В трубке раздается щелчок, за которым следуют короткие гудки.

Некоторое время я продолжаю с недоумением смотреть на телефонную трубку, затем медленно опускаю ее на рычаг, стараясь угадать, почему обычно вежливый и медоточивый Толстый разговаривает со мною таким резким и раздраженным тоном.

Я встаю и снимаю со спинки стула пиджак, критически его осматриваю, так как Толстый требует от всех сотрудников безукоризненной, я бы даже сказал элегантной, выправки. Я поправляю перед зеркалом галстук и выхожу из кабинета. Широкими шагами иду вдоль пахнущего мастикой коридора. Я подхожу к двери кабинета № 522, робко стучу и жду ответа, устремив взгляд на дневального, расхаживающего взад-вперед по коридору.

— Войдите.

Старший комиссар полиции Вьешен с круглым, гладким и розовым лицом, в темно-синем элегантном костюме на плотном теле, с зачесанными назад черными волосами сидит за письменным столом из букового дерева. Его карие глаза, обычно с мягким взглядом, выражают озабоченность. Он не предлагает мне сесть и продолжает неподвижно сидеть на своем месте, изучая телеграмму, которую держит в своих толстых пальцах с ухоженными ногтями. Наконец он поднимает голову и переводит взгляд на меня.

— Бюиссон и Жирье бежали из тюрьмы, — говорит он, протягивая мне телеграмму.

Я беру ее в руки и читаю текст:

«В ПРЕФЕКТУРУ ПОЛИЦИИ, ДИРЕКЦИЮ СУДЕБНОЙ ПОЛИЦИИ, ВСЕМ ПОЛИЦЕЙСКИМ СЛУЖБАМ, НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ЖАНДАРМЕРИИ. ОБЪЯВЛЕН РОЗЫСК ЭМИЛЯ БЮИССОНА, ПРОЗВАННОГО МСЬЕ ЭМИЛЬ, РОДИВШЕГОСЯ 19 АВГУСТА 1902 ГОДА В ПАРЕ-ЛЕ-МОНЬЯЛЕ (ДЕПАРТАМЕНТ СЕНА И ЛУАРА). ПОСТОЯННОГО МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА НЕ ИМЕЕТ. РОСТ — 1,60 М, ТЕЛОСЛОЖЕНИЕ ХРУПКОЕ, ГЛАЗА И ВОЛОСЫ ЧЕРНЫЕ. БЮИССОН, НАПРАВЛЕННЫЙ В ПСИХИАТРИЧЕСКУЮ ЛЕЧЕБНИЦУ ВИЛЛЬЖЮИФ НА ОБСЛЕДОВАНИЕ, 3 СЕНТЯБРЯ В 10 ЧАСОВ УТРА ОСУЩЕСТВИЛ ПОБЕГ ИЗ ЭТОГО МЕДИЦИНСКОГО УЧРЕЖДЕНИЯ СОВМЕСТНО С ДРУГИМ РЕЦИДИВИСТОМ, ЖИРЬЕ РЕНЕ, ПРОЗВАННЫМ РЕНЕ ТРОСТЬ, РОДИВШИМСЯ 9 НОЯБРЯ 1919 ГОДА В УЛЛЕНЕ (ДЕПАРТАМЕНТ РОНЫ), БЕЗ ПОСТОЯННОГО МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА. ОСОБЫЕ ПРИМЕТЫ: РОСТ — 1,80 М, ТЕЛОСЛОЖЕНИЕ КРЕПКОЕ, ГЛАЗА СВЕТЛЫЕ, ВОЛОСЫ КАШТАНОВЫЕ, ВОЛНИСТЫЕ. ОБА ПРЕСТУПНИКА ОПАСНЫ И МОГУТ БЫТЬ ВООРУЖЕНЫ. В СЛУЧАЕ ОБНАРУЖЕНИЯ ПРЕСТУПНИКИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ НЕМЕДЛЕННО ЗАДЕРЖАНЫ, О ЧЕМ НЕОБХОДИМО БЕЗ ПРОМЕДЛЕНИЯ СООБЩИТЬ В ПРЕФЕКТУРУ ПОЛИЦИИ, В ДИРЕКЦИЮ СУДЕБНОЙ ПОЛИЦИИ, ПАРИЖ, НАБЕРЕЖНАЯ ОРФЕВР, 36. ПОДПИСЬ: БАДЕН, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ДИРЕКТОРА ПОЛИЦИИ».

Я кладу телеграмму на стол. Вьешен откидывается на спинку стула, выставляя вперед круглый живот и сунув большие пальцы рук в жилетные карманы, и говорит мне, отчеканивая каждое слово:

— Я хочу… Вы слышите меня, Борниш? Я хочу, чтобы вы нашли мне их обоих раньше префектуры, раньше жандармерии, раньше кого бы то ни было. Я хочу им всем доказать, что Национальная безопасность существует, и что набережная Орфевр [1] и жандармерия не обладают монополией на уголовные дела. Хочу вам дать один совет, Борниш: остерегайтесь Бюиссона, это опасный убийца.

Толстый утыкается носом в дело и выпроваживает меня из кабинета со словами:

— Не забудьте, Борниш. Я сказал, что вы должны найти их раньше кого бы то ни было.

* * *

Я снова оказываюсь в кабинете № 523, моем собственном, прямоугольной каморке четыре метра в длину и три в ширину, на обстановку которого администрация не слишком разорилась: два стола и два деревянных стула, две корзины для бумаг да один телефон, который я делю со своим коллегой Идуаном.

Когда я открываю дверь, он стоит в одних кальсонах. Каждое утро, приходя на работу, он переодевается: снимает свои жокейские сапоги, твидовую куртку и натягивает просторный костюм кирпичного цвета — свою рабочую одежду. Он объяснил мне еще в самом начале нашей совместной работы, что одевается под жокея, чтобы эпатировать девиц в метро. Идуан — высокий костлявый брюнет с тонкими чертами лица и живыми, веселыми глазами. Внешне он ничем не напоминает полицейского. В минуты сильного волнения он выталкивает языком наружу вставную верхнюю челюсть, которую затем ловким движением водворяет на место. Я много раз пытался объяснить ему, что это отвратительное зрелище, но Идуану так и не удалось избавиться от скверной привычки.

Натянув брюки, он спрашивает меня:

— Зачем Толстый тебя вызывал?

— Из-за Бюиссона.

Идуан с удивлением спрашивает:

— А кто такой Бюиссон?

— Понятия не имею. Сегодня я впервые услышал это имя, но Толстому очень хочется, чтобы мы нашли его раньше префектуры полиции. Он произнес передо мной настоящий спич по этому поводу. Я думаю, что Бюиссон необходим ему, чтобы продвинуться наверх. Надеюсь, ты слышал, что скоро состоится назначение семи дивизионных комиссаров?

Идуан утвердительно кивает в ответ.

— Да, — вздыхает он, — все ясно. Прощай, спокойная жизнь и электронный бильярд.

Надо признать, что в этой игре Идуан был виртуозом, непревзойденным мастером, не проигравшим до сих пор ни одной партии.

Я достаю из ящика стола две зеленые карточки и в верхнем левом углу каждой из них пишу СП/1, что означает судебная полиция, 1-й отдел. На одной из них я записываю имя, фамилию и дату рождения Бюиссона, а на другой — Рене Жирье.

— Если меня будут спрашивать, — говорю я Идуану, — то я в архиве…

— Хорошо, — отвечает он.

* * *

Все начинается с архива. Он занимает на пятом этаже здания Национальной безопасности, как раз над моим кабинетом, просторное помещение, окна которого выходят во внутренний двор, где стоят автомашины крупных функционеров с сидящими в них скучающими шоферами, от безделья заплывшими жиром.

В выдвижных ящиках огромных шкафов находятся миллионы карточек, расположенных в алфавитном порядке. На каждой карточке занесено гражданское состояние индивидуума, могущего стать объектом розыска, а также номер его дела: административного, уголовного или личного.

В центральной картотеке находятся карточки невиновных граждан, то есть тех, кому выдан паспорт, удостоверение личности или охотничий билет. Эти карточки находятся здесь, потому что полиция разумно считает, что невиновные в один прекрасный день могут стать виновными, поэтому желательно знать о них все заранее. Сведения об этих людях можно найти в административных делах. Что касается виновных, то их биграфия, фотоснимки, приговоры и перевод из одной тюрьмы в другую занесены в личные дела, а их преступления и преступления их сообщников зафиксированы в уголовных делах.

Всей этой картотекой управляют сотни инспекторов — архивариусов в серых халатах. Их шеф, старший инспектор Роблен, высокий худой человек с серебристыми висками, вежливый и педантичный, всегда немного посмеивается над моей юношеской горячностью. Три года назад, при нашей первой встрече, он спросил меня:

— Молодой человек, сколько вам лет?

— Двадцать пять, господин старший инспектор.

— Понятно. Мне сорок два года, и для тебя я старый пень. Ничего, скоро ты немного остудишь свой пыл, вот увидишь. Несколько раз поскользнешься о банановую кожуру и так ушибешь свой зад, что не сможешь часами просиживать в архиве…

Он бросает взгляд на мой запрос о выдаче дел и морщится:

— Бюиссон? Мерзкая тварь. Его уголовное дело самое толстое. Что он еще натворил? Я думал, что он в тюрьме…

— Сегодня утром он бежал оттуда с неким Жирье.

— Да? И ты его ищешь?

Я киваю головой. Роблен задумчиво смотрит на меня, затем произносит:

— Не дай ему выстрелить первому, Борниш, это не человек, это зверь.

Взяв обе мои зеленые карточки, старший инспектор скрывается с ними в лабиринте стеллажей. Неожиданно меня охватывает чувство сомнения и бессилия. Я знаю, что префектура полиции спустила уже всех борзых. Комиссар Пино, шеф уголовной бригады, направил по следу Бюиссона самых лучших ищеек — Куршана и Пуаре; общая численность их групп составляет около двухсот человек. И комиссар Кло, шеф летучей бригады, улыбаясь в изысканные тонкие усы, держал военный совет со своим заместителем, старшим инспектором Мореном, и отдал своим людям тот же приказ: найдите мне Бюиссона! В его распоряжении более ста человек. Кроме того, есть жандармерия с ее мобильными и территориальными бригадами…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.