Внешняя политика России эпохи Петра I

Бобылев Владимир Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Внешняя политика России эпохи Петра I (Бобылев Владимир)

Предисловие

Двести девяносто лет назад, в августе 1700 г., началась война между Россией и Швецией, вошедшая в историю международных отношений под названием Великой Северной войны. Более двадцати лет длилась эта война, в ходе которой русский народ при поддержке других народов России в кровопролитной, самоотверженной борьбе против шведских интервентов отстоял национальную независимость и великое будущее своей Родины.

Прошли столетия, но бурные военные и дипломатические события начала XVIII в. продолжают привлекать к себе пристальное внимание как в нашей стране, так и за рубежом. Интерес к данной теме обусловлен большой исторической значимостью результатов внешнеполитического развития России и, прежде всего, ее победы в Северной войне, которая, по словам К. Маркса, открыла «современную эру международной политики» [1] .

Грандиозные внешнеполитические успехи России, резкий подъем экономического и культурного потенциала страны, ставшие своего рода историческим феноменом, неразрывно были связаны с деятельностью Петра Великого — выдающегося государственного деятеля, полководца и дипломата. Не склонные к идеализации роли личности в истории классики марксизма-ленинизма, тем не менее, исключительно высоко оценили роль Петра I в преобразовании России и особенно его внешнюю политику. Ф. Энгельс писал о Петре I: «Этот действительно великий человек… первый в полной мере оценил исключительно благоприятное для России положение в Европе. Он ясно… разглядел, наметил и начал осуществлять основные принципы русской политики» [2] .

Основной целью внешней политики России петровского времени была борьба за выход к морям, на широкие мировые торговые пути. Начавшаяся в конце XVII в. на Азовском море эта борьба затем перекинулась на Балтийское направление. Па окончании русско-шведской войны Россия укрепила свои позиции на Каспийском море и заложила основы своей тихоокеанской политики. К. Маркс, уделявший серьезное внимание изучению международных отношений и внешней политики России начала XVIII в. и посвятивший этой теме специальную работу «Разоблачения дипломатической истории XVIII века», указывал, что территориальные приобретения Петра I были обусловлены объективными потребностями исторического развития России и отнюдь не являлись «импровизированным творением гения Петра Великого» [3] .

Отмечая неизбежность борьбы за выход к Балтийскому морю, К. Маркс подчеркивал, что «ни одна великая нация никогда не жила и не могла прожить в таком отдалении от моря, в каком вначале находилась империя Петра Великого; что ни одна нация никогда не мирилась с тем, чтобы ее морские берега и устья рек были оторваны от нее; что Россия не могла оставить устье Невы, этот естественный выход для продуктов ее Севера, в руках шведов, так же как устья Дона, Днепра, Буга и Керченский пролив в руках занимавшихся грабежом кочевников-татар» [4] .

Добившись включения Прибалтики в состав России, Петр I, по словам К. Маркса, «захватил лишь то, что было абсолютна необходимо для естественного развития его страны» [5] .

Постоянное обращение к истории внешней политики России эпохи Петра I, помимо познавательного интереса, определяется и необходимостью дальнейшего теоретического изучения данной темы. Это позволяет более четко осветить процесс формирования внешнеполитической доктрины Петра I, вскрыть причины превращения России в великую европейскую державу, определить ее место и роль в международной политике, дать объективную оценку внешнеполитическим успехам России и определить их влияние на социально-экономическое развитие страны в XVIII в.

Изучение проблем внешнеполитической истории России необходимо и для противопоставления их тенденциозно-политическому толкованию отдельных представителей современной буржуазной историографии, которые пытаются доказать ложный тезис об «извечной агрессивности» России, о ее экономической и политической «экспансии» и о «врожденном стремлении русского царизма к мировому господству». И это явление не случайно, поскольку из данной оценки русской внешнеполитической истории через концепцию «преемственности» между советской международной политикой и «завоевательными стремлениями» царской России априорно выводится «нигилистическая теория» внешней политики СССР, в которой русофобия оборачивается ярым антисоветизмом. Этот основной тезис консервативного крыла буржуазной историографии, взятый на вооружение западной пропагандой, базируется на псевдонаучных изысканиях в области внешней политики России первой четверти XVIII в., которые, как правило, связаны с фальшивкой, известной под названием «завещания» Петра Великого. Составленное в 1812 г. по заказу Наполеона I, готовившего свое нашествие на Россию, «завещание» неоднократно использовалось впоследствии в политических целях как некое «идейное» обоснование в «борьбе против русско-советского экспансионизма». Во время Крымской войны его текст по приказу Наполеона III расклеивался на афишных тумбах Парижа. В 1941 г. эту фальшивку использовал Гитлер при аргументации нападения на СССР. В 1947 г. президент США Г. Трумэн, выдвигая свою агрессивную доктрину, рассматривал «завещание» как подлинный документ. Да и в наши дни, несмотря на то что работами советских и ряда зарубежных историков убедительно доказана фальсифицированность «завещания», некоторые политические круги Запада по-прежнему используют эту легенду в пропагандистских целях.

Предлагаемая работа ставит своей задачей дать общую картину внешней политики России петровского времени. Автор счел целесообразным уделить в книге более значительное внимание дипломатическим и политическим связям России по сравнению с военными событиями, рассматривая их на широком фоне международных отношений того времени.

При подготовке книги автор опирался на труды классиков марксизма-ленинизма, на достижения отечественной и советской исторической науки. Как правило, использована монографическая литература, а также исследовательские статьи и материалы документальных публикаций.

События и явления, о которых идет речь в книге, мы старались передать языком документов той эпохи в минимально модернизированной редакции или с приведением в скобках параллельных оборотов и пояснений. Такой подход к использованию источников придает исследованию историческую достоверность и аргументированность его основным положениям и выводам.

Глава I

Международное положение и внешняя политика России в конце XVII в. Азовские походы Петра I 1695–1699 гг.

К концу XVII в. Русское государство располагалось на огромных территориях Евроазиатского континента, занимая большую часть Восточно-Европейской равнины, Сибирь и часть Дальнего Востока, до верхнего течения реки Амура и берегов Охотского моря.

На юге границы России омывались замкнутым Каспийским морем. Далее граница проходила по реке Терек, Северному Причерноморью До Днепра. Кубань, Причерноморье, Крым и часть Кавказа являлись владениями Турции и Крымского ханства.

На западе граница с Польшей шла по Днепру, при этом на правом его берегу лишь Киев с небольшим округом входил в состав России. От Смоленска русско-польская граница шла далее на север до шведских владений в Прибалтике.

На северо-западе Россия граничила со Швецией, которой тогда принадлежали земли нынешних Эстонии и Латвии, а также устье реки Невы, часть Карелии и Финляндия.

На севере берега России омывались морями Северного Ледовитого океана.

Огромная страна почти с пятнадцатимиллионным населением и потенциально неисчислимыми природными богатствами занимала к началу петровского времени довольно скромное место в международной жизни, хотя внешнеполитический фактор играл важную роль в ее историческом развитии.

Со времени татаро-монгольского нашествия и установления ордынского ига русский народ с величайшей самоотверженностью отстаивал свое право на существование и национальный суверенитет. Проявив невиданный героизм и самопожертвование, русский народ, сплотившись под знаменем великого князя московского, в грандиозных сражениях на Куликовом поле и реке Угре сбросил с себя ненавистное ордынское иго.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.