Ужасно роковое проклятье

Ципоркина Инесса

Жанр: Иронические детективы  Детективы    Автор: Ципоркина Инесса   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1. Абсурд как способ выживания

В тот незабываемый день бесповоротно изменилась вся моя жизнь. Настроение у меня было — гаже некуда. А во всем виновата моя детская вера в собственный профессионализм и что познания непременно на практике применять надо. Удивительная вещь информация: сколько ни копи этого добра — ее либо все равно не хватает, либо перебор — и тогда у ее владельца начинает портиться характер. Я, видит Бог, человек терпеливый и мягкий, как ангорский пледик, и постоянно стараюсь избегать конфликтов. За что теперь и поплатилась, поскольку всех разбаловала своей уступчивостью до невозможности. И вообще, опыт на человеке, то есть на мне, поставленный моим чертовым шефом, даже главврач концлагеря признал бы чересчур жестоким.

Началось все даже неплохо — с восторженного сообщения, что итальянская галерея, и притом самая престижная, согласилась выставить работы наших молодых художников. Я впала от новости в эйфорию и пробыла в ней минут семь — пока мне не объяснили, КОГО необходимо всучить итальянцам для выставки. Здесь моя эйфория тут же сменилась депрессией с суицидальным оттенком. Шеф, наверное, после звонка из Италии от счастья одурел совсем, а потом помедитировал у себя в кабинете по системе каких-нибудь лам-отшельников и в транс вошел. И в состоянии просветления совершил марш-бросок по запасникам. Короче, он вынес лилейными ручками на свет Божий худшие опусы пяти своих верных собутыльников. Притом, что у нас в галерее имеются и хорошие художники! Мои попытки убедить босса, что надо бы разбавить приличными вещами этот экскре… пардон, экспериментальный ассортимент результата не дали. А точнее, потерпели, как бы это помягче… сокрушительное фиаско, в общем. Что поделать, профессионализму никогда не победить могучего противника по имени протекционизм. А художникам вообще лучше не тратить времени зря на совершенствование каких-то там профессиональных качеств, а сразу рвануть по тусовкам на поиск связей. Если тебе живописец имя, имя крепи дружбой с крутыми!

С такими мыслями я пришла домой после утомительного дня и с ужасом обнаружила, что запас неприятных сюрпризов отнюдь не исчерпан. Моя однокомнатная квартирка, в которой и левретке было бы тесновато, подверглась в отсутствие хозяйки, то есть меня, тщательнейшему обыску. Что можно было здесь искать, ума не приложу. Тем не менее, таинственные сыщики перерыли все уголки, ящики, антресоли, оторвали старые обои, которые, как я догадываюсь, вздохнули: "Наконец-то!" и с наслаждением упали им на головы. Вначале решив, что произошло банальное ограбление, я кинулась к заначке на ремонт этой берлоги. Но мои 400 долларов мирно посапывали в кожаной папочке, рядом со свидетельством о рождении и медицинской картой. Правда, было заметно: в бумагах кто-то основательно порылся, но денег не взял — может, не заметил? И хорошо, что у меня патологическая нелюбовь к хламу, десятилетиями пылящемуся по кладовкам и балконам, не то я бы в нем утонула после нашествия маньяков сыска. Уборка и очистка стен от безнадежно отклеившихся обоев все-таки заняли весь вечер и большую часть ночи, но зато я разобрала даже те небольшие залежи старых свитеров, сумочек с оторванными ремешками, коробок из-под обуви и старых черновиков, которые давно стоило сдать в утиль, да все как-то руки не доходили. Даже местные бомжи шарахнулись, встретив у помойных баков в третьем часу ночи всклокоченную злобную особу в мужском комбинезоне и с огромным мешком старья за плечами. Этим пугалом была я.

Уже на рассвете рухнув в постель, я предалась самым мрачным размышлениям. Почему бы мне с утра пораньше не кинуться в милицию? Заяву написать — о диком, без санкции прокурора, досмотре, произведенном над жилплощадью одной ни в чем криминальном не замеченной гражданки. Правда, сомневаюсь, что они станут заниматься мелочами. Сколько у моих знакомых грабили квартиры, угоняли автомобили — ничего не нашлось! А простое вторжение в частные владения, когда весь ущерб — моральный… Да кто станет возиться с оскорбленным самолюбием незаконно обысканного человека? Нам, русским, корыстная мысль: "во что бы оценить нанесенный мне психологический урон?" вообще не свойственна. Нет у нас хитрюг-адвокатов, на такие мысли наводящих. И психоаналитики, исцеляющие от психотравм, у нас не очень популярны. После любой катастрофы мы в голос рыдаем над погибшим имуществом — и идем зарабатывать на новое, любую депрессию переносим, словно грипп — на ногах, принимая грамм по двести перед сном. Если уж совсем плохо, можем выступить в ток-шоу "Тема", "Моя семья" и "Где наша не пропадала". То ли мораль у нас отсутствует, то ли ей вообще нельзя ущерб нанести? А содрать бы с этого подлеца-сыскаря компенсацию за мои ночные мучения, этак с полмиллиончика зеленых, а?

Опять меня занесло, как на американских горках. Неудивительно — я страшно зла на моего тупого шефа. Но, как говорится: "Ты этого хотел, Жорж Данден!" — сама виновата, лизоблюдка. Мне бы запугать его сразу, как стала хранителем фондов: "Знай свое место, гнида!", а не деликатничать: "Вы, конечно, меня понимаете… Ваша интуиция вам верно подсказала… Это хорошая идея…" Он и возомнил себя большим специалистом. А теперь… Неужели придется мне позориться перед итальянцами — подсовывать им кошмарную экспозицию "Дармобрудер в отрыве" (это не изощренное ругательство, а фамилия босса)? Бедные итальянские поклонники российского искусства! Их ждет целый кладезь славянской загадочности, черт бы подрал моего шефа.

Нет, надо поберечь нервы. Отвлекусь-ка я! Кто и что мог искать в моей многострадальной квартире? Златых гор я не имею, рубинов падишаха не храню, секретов Пентагона не перехватываю, наркотиками и оружием не торгую. Зачем же обыскивать нищую обывательницу? Поразмыслив в таком духе остаток ночи, утром я пришла к единственному разумному выводу: кто-то просто перепутал адреса. Неважно, кто — мафия, ФСБ, ЦРУ или Институт археологии. Видимо, зря потрудившиеся ищейки уже получили нагоняй от своего начальства. Так что мне незачем даже замки менять, проштрафившиеся сыскари больше не вернутся. Вздохнув с облегчением, я, вялая от недосыпания, вернулась к обычному образу жизни.

Первым пунктом в списке неприятных дел стояли переговоры с итальянцами, грядущие ровно через месяц. Придется мне создавать конфетку из дерьма, облюбованного боссом. Итальянцы приедут и скажут: "Бон джорно, сеньори! Кого вы нам предложите, дабы усладить взоры?" А мы им: "Вот, извольте, самостийные русские непризнанные гении!" и покажем этих левшей, которые хоть и не умеют блох подковывать, зато успешно их разводят. Тут разозленные наследники античности забросают гнилыми помидорами "русскую сторону", то есть меня, горемычную. Нет, надо бы еще разок поговорить с Дармобрудером. Шеф, конечно, страдает олигофренией в легкой форме, но моя знакомая, психиатр-дефектолог, утверждает, что если повторить дебилу или имбециллу несложную истину раз пять-десять, то он поймет, а если не поймет, то запомнит механически.

Увы, дебилы-имбециллы — Эйнштейны в сравнении с боссом. Так что все мои аргументы: живопись в стиле раскрашенной фотографии и скульптура китчевого дизайна лет двадцать назад тихо-мирно отошли себе на задний план и уже на арт-рынке не котируются — для него это как об стенку горох. Пораспинавшись около часа и всласть наглядевшись на его дурацкую ухмылочку: "Болтай-болтай, мы и сами с усами!", я, наконец, взорвалась воплем, что Россия и так выглядит провинциалкой, так что нет нужды в наложенную кучу дерьма добавлять. Тут меня и выставили из кабинета вон. С одной стороны, я понимаю Дармобрудера — он безграмотный олух и реагирует на впечатления от личных контактов, а не на советы экспертов. Все чиновники так делают, а иначе Москву не украшали бы сооружения вроде Христофора Колумба, слегка подретушированного и нагло выданного за Петра Великого, и "утюга на болоте" имени Христа Спасителя. С другой стороны, наша галерея с неутешительным названием "Кома-АРТ" не настолько процветает, чтобы разбрасываться международными выставками направо-налево. Но я выхожу из игры. Положительные персонажи боевиков говорят в таком случае: "Я сделал все, что мог!" После этой фразы вбегают плохие парни и парой очередей из автоматов превращают хороших парней в дуршлаг для макарон.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.