Оборотней не существует

Дэвидсон Мэри Дженис

Серия: Оборотни Уиндхема [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Оборотней не существует (Дэвидсон Мэри)

1

Известно, что любой оборотень может определять эмоции по запаху, манера говорить также различается по цвету и структуре. И даже слепому оборотню известно — и это одно из лучших знаний, — запахи, эмоции могут сослужить хорошую работу при наблюдении.

— Но я не могу забеременеть, — проговорила миссис Дэйн. — Нет никаких шансов.

— Есть, как минимум, один.

— Я же бесплодна! Так сказали в клинике!

— А еще иногда происходят несчастные случаи, — сказал он бодро.

Врач знал, что женщина ошеломлена, но ей это уже нравится. И как только удар смягчится, она придет в экстаз. Он, возможно, и сказал бы, что маточные трубы за столько лет удастся прочистить, но тогда возникли бы неудобные вопросы. В конце концов, он только врач общей практики. И не лечил ее от бесплодия.

— Я бы сказал, что у Вас… — «Тридцать девять с половиной дней»- … приблизительно шестая неделя беременности. Выпишу вам рецепт на получение некоторых витаминов, которые нужно пить до родов два раза в день. Ну и обычные предписания: никакого алкоголя, курения и так далее. Все это вы знаете.

Миссис Дэйн была сестрой-сиделкой.

— Да, но… я никогда не думала, что мне это понадобится.

Он увидел, как женщина сначала встала, а затем бросилась к нему через стол, хватая за полные руки.

— Спасибо! — прошептала она неистово. — Спасибо огромное!

— Миссис Дэйн, я здесь ни при чем. — Он мягко высвободился из ее рук. — Идите домой и поблагодарите за это супруга.

— О, я сожалею. — Теперь, на его взгляд, с щеками, пылающими от смущения, она казалась ярче. — Я где-то читала, такое сбивает людей с толку, так как им не нравится, что баланс нарушен.

— Не волнуйтесь об этом. Вы не могли нарушить мой баланс.

«Как будто кирпичом ударили».

— И не забудьте заполнить это перед уходом, — добавил он. Доктор, конечно, мог понятно написать, но непосредственная консультация все-таки лучше.

— Правильно! Правильно! — Она бегом обошла его, протиснулась в полуоткрытую дверь и ушла без одежды. Платье колыхалось, как и дверь, захлопнувшаяся за ней.

— Я не думаю, что вам в таком виде продадут что-либо в аптеке, — крикнул он вслед.

* * * * *

— Я только говорю, что ты должен подумать над этим, — доказывала Барб Робинсон, его медсестра. — Я ненавижу саму мысль о том, что ты каждую ночь идешь в пустой дом. И ты это знаешь. Будь полезней.

— Нацепить на собаку ошейник и ждать, что она проведет возле меня весь день? — Он попытался сделать свой голос не таким ошеломленным, как ощущал. — Это ужасно!

— Дрэйк, будь разумней. Ты прекрасно перемещаешься, но больше не ребёнок.

— А смысл, если я уже смотрю на большие четыре… о, пришло время просмотреть рекламные буклеты на частные санатории?

Аромат Барб изменился — теперь это был сильный запах лимона, — потому что, не смотря на смущение, она была настроена решительно. А сейчас, когда она раздражена, это усилилось, пока, черт возьми, не запахла, как жидкость для полоскания полости рта.

— Прекрасно, — огрызнулась она. — Одно дело — гордость. А безопасность — это уже другое. Бога ради, да ты большую часть времени не используешь даже трость.

— А ты отстанешь от меня, если начну таскать с собой палку?

— Да, — сказала она быстро.

«О, во имя всех святых!»

— Отлично. Можешь называть меня теперь доктор Трость.

— Дело в том, что я не хочу, чтобы тебе было больно, вот и все, — настаивала она. — Ты послушаешь меня и переедешь в более безопасный район.

— Опять?

— О, заткнись. И тебе лучше идти… сегодня нет твоей «большой ночи»?

Можно так сказать.

— Так и есть.

— Ну … наверно, ты должен успокоиться. Сегодня выглядишь немного потрепанным.

— Я опаздывал, — сказал он коротко. — Давай мне чертову трость.

Он услышал, как женщина зашарила под стойкой, а затем постучала по полу перед ним. Он выхватил это из её рук.

— Все, довольна?

— Пока.

— И вообще, ты уволена.

— Ха!

— Возможно, в следующий раз.

Дрейк покорно начал простукивать свой путь к входной двери, хотя прекрасно знал, что до нее восемь-девять дюймов.

— Пока, до понедельника.

— И подумай насчет собаки! — завопила она вслед.

— Ни за что, — пробормотал он себе под нос.

2

Маленькая компания — два парня и одна девушка, и ни один еще не вышел из подросткового возраста, — следовали за ним от подземки. Типичные головорезы; не нужно прилагать усилие, чтобы ограбить слепого человека. Дрейк повел их по Милк-стрит, позволяя находиться рядом.

— А вы знаете, — сказал он, поворачиваясь, — примерно через полчаса взойдет полная луна. Поэтому это очень, очень плохая идея. В целом… — Они бросились на него, но Дрейк первому же упер в горло трость. — …и эта мысль не лучше. Существует около тысячи… — Локоть проломил череп второго, — …более удачных способов заработать на жизнь.

Дрейк поколебался с девушкой, за что и получил по скуле, оставшейся открытой для нападения. Он наклонил голову, услышав, как возле лица скользнула сталь, затем схватил ее за запястье и толкнул. Она пролетела мимо и, врезавшись в кирпичную стену, шмякнулась на землю, как марионетка с обрезанными нитями.

— Серьезно, — сказал он ошеломленной, почти потерявшей сознание, молодежи. — Вам нужно над этим подумать.

— Что ты такое?

— Нечто, — сказал весело другой оборотень. — Я только спустился, чтобы посмотреть, не нуждаешься ли ты в помощи. Иисусе, когда вы, трое, в последний раз принимали ванну?

— Где-то недели две назад.

— Как дела, Дрейк?

— Дела как обычно, — сказал он осторожно. Он знал Уэйда с детства, но относился к стае с осторожностью.

Он протянул руку и почувствовал, как дотронулся до молодого человека, пахнущего горелым деревом и жареной форелью. Дрейк — крупный, но Уэйд больше на три дюйма и двадцать фунтов. Если бы он не был таким киской, то выглядел бы устрашающим.

— Все еще придерживаешься своего места в стране?

— Уверенно. Этот город уже затрахал, чувак. Я приехал только, чтобы запастись. День прошел зря.

— Попробуй из народа никого не съесть.

— Эй! Ты видел, чтоб я когда-нибудь кого-либо съел? Да я бы и на спор не стал есть обезьяну.

— Это неприятно, — сказал Дрейк мягко.

— Да-да, прости мое гребаное ПМС-поведение. Нет, реально! Ладно, люди и не вспоминают, от кого порождены.

— Тсс.

— Эй, я рад, что столкнулся с тобой. Иди с этими парнями к Мысу, передай привет боссу с Мойрой. Ты слышал, что Мойра вышла замуж?

— Да, слышал. За человека, правильно?

— Да, так что… — Уэйд потянулся; Дрей услышал, как захрустели суставы и сухожилия. Приближалось изменение. К счастью, они уже не юнцы и хорошо могут себя контролировать. — Новая альфа-самка, Дженни, она услышала о … м-м …, она заметила что некто из стаи … м-м… — Проклят ужасным дефектом? — спросил он прямо. Дрейк постучал тростью, делая акцент на своих словах.

Уэйд кашлянул.

— Так или иначе, представляешь, они с Майклом пришли к выводу, что настали новые времена, и родителям ни к чему теперь расставаться с детьми. Все согласились.

Дрейк затих. В самом деле, для стаи такая точка зрения была прогрессом. С незапамятных времен в стае существовал обычай, требующий от родителей убивать детеныша, родившегося слепым, глухим или с каким-то другим отклонением. Самка бывала еще слишком слаба после ощенения, но почти всегда соглашалась.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.