Техномонстры

Рыжков Александр Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Техномонстры (Рыжков Александр)

Заточённые души

ЧАСТЬ 1: Дары богов

Глава 1

Руины Неизвестного Города

Стрелка компаса нервно подрагивала в такт сердцебиения, её жёлтая половинка глядела на заросшие зеленью холмы. Придирчиво прокрутив в голове все варианты, я выбрал заброшенную тропку левее холмов. В который раз мысленно помолился Мастуку, поправил норовивший сползти с плеча ремешок походной сумки и отправился в путь.

Остальные шли следом: на северо-запад.

Вчера я долго торговался с караванщиком за компас: он хотел пять золотых, но я сбил цену до пятидесяти копрей. Надеюсь, эта полая линза на кожаном наручном ремешке стоит таких денег. "Будет служить вечно, дорогой, не страшится ни холода, ни воды, ни ударов" — заклинал торговец. Что ж, поглядим, поглядим…

Путь был долог и полон неприятных сюрпризов. Спустя всего несколько часов как мы покинули ворота Пашней, пение Кичем непристойных песенок привлекло внимание странников. Как неизбежно выяснилось, оба были жителями города Бастон, что в трёх днях пути на северо-запад от нас. Их привлекли не поставленный голос и весёлая жестикуляция, а колкие слова песни в адрес "зажравшихся" жителей промышленных городов.

Мои переживания оправдались: от Кича одни неприятности! Но долго думать об этом не пришлось, поскольку бастонец метнул в меня камень. Я чудом увернулся и, издав боевой клич, помчался на него с кулаками, сбросив по дороге мешающую бежать походную сумку. Второй путник подскочил к Кичу и принялся беспощадно молотить растерявшегося беднягу. Я впервые видел, чтобы кто-нибудь так быстро перемещался — без магии тут не обойтись. Встреча с магом… только этого нам и не хватало!

Но пока моё воображение рисовало страшные картины кровавой сечи, мои руки и ноги всё приземлялись на неповоротливые бока бастонца. Противник отмахивался, но неэффективно. Я с лёгкостью уклонялся и блокировал его удары. Не удивительно, что метнул камень — в рукопашной он далеко не мастер… Ещё парочку моих точных ударов, и бастонец пустился в бегство. Поборов желание помчаться следом, я поспешил на помощь к остальным. Оцепеневший Брок мощными пальцами впивался в плечо мага, который извергал из руки поток магической энергии, дрожащим, что огонь на ветру, голубым туманом сковавший моих друзей.

Со всего маху я заехал по колдующей руке. Магические потоки растворились в воздухе, словно и не было их вовсе. Брок продолжил начатое: обхватил шею противника и выполнил усыпляющий приём. Он выиграл время убраться куда подальше.

— Вы глупцы! — кричал успевший убежать на почтительное расстояние. — Мы, бастонцы, обиды не прощаем! Вам конец! Слышите? Ой! — камешек из рогатки Кича угодил в пивной живот. — Вы ещё пожалеете… — еле выдавил пузан, пятясь в кусты и потирая ушибленное место.

Кровь ещё долго стучала в висках, что дробь лишившегося рассудка барабанщика. Какого рожна мы вообще отправились в путь? Разве плохо жить себе в любимом фермерском городке Пашни, косить пшеницу, растить цыплят и кроликов, доить коз, коров и хокор? Приставать к дочерям фермеров? Гоняться на лошадях по окраине? Дразнить овчаров и нарываться на неприятности с дурнями из соседних поселений? И многое, многое другое… Да гори оно всё потусторонним пламенем! Мне скучно в этой унылой клетке банальщины! Зачем, спрашивается, я с раннего детства изучал фехтование и рукопашную? Чтобы физиономии соседей толочь? Смешно! Это можно делать и без всяких там навыков. А вот применить знания на суровой практике — совсем другое дело. Прямо как сейчас. Ведь мы прошлись по лезвию клинка и уцелели! Тот маг мог запросто превратить нас в слепых кур и хладнокровно открутить каждому голову. Как сильно стучалось сердце, когда я мчался на него! Риск стоил этого захватывающего чувства!

Меня беспокоит Кич. Ему хорошо досталось: он прихрамывает, то и дело потирает ушибленные бока. Моя злость к нему за песенку сменилась сочувствием. В конце концов, не знал же он, что так может выйти?

Солнце судорожно тонуло в горизонте, хватаясь за каждую частичку света, таща её за собой в бесконечную пропасть. Раскрывался зёв звёздной ночи…

Мы разбили лагерь, разожгли костёр, подкрепились вяленой свининой и сухарями. В этой пустынной, глинистой местности с наступлением сумерек температура резко падала. Мы слышали об этом сотни раз от остановившихся передохнуть в Пашнях путешественников. Но пока сам не прочувствуешь своей шкурой…

Расписали дежурных у костра: первым вызвался я, на смену мне дежурил Брок, потом Сир, после него Кира. Не произнёсшего и слова за всё время после драки Кича мы решили не трогать. Пусть спит, набирается сил: он сегодня пострадал больше других.

Из какофонии храпа отчётливей всего выделялся рык Брока. Такой громкий и вполне даже свирепый, словно его ноздри — цилиндры чудовищной поршневой машины. Вдох, выдох, вдох, выдох. А чего ещё можно ожидать от двух с половиной метрового великана с бычьим хвостом и рогами на лбу?

Правда, рога люртам служат больше как украшение. А вот хвостом они могут и хлыстнуть, если надо будет.

Платиновый рогалик второй луны поравнялся со сплюснутым блюдцем первой — моя очередь спать. Я разбудил Брока, который этим был явно недоволен. Но потом отошёл ото сна и смирился. А мне осталось только одно — закутаться в овечьи шкуры и спать.

Моя первая в жизни ночь в открытом поле: ни тебе подушки мягкой, ни одеял и простыней. Холодный ветер, шуршания и стрекот насекомых, крики ночных птиц и зверьков. Как ни странно, заснул я практически сразу.

Если мне что-то и снилось той ночью, то наутро я ничего не помнил. Проснулся от неприятного чувства надвигавшейся угрозы. Так оно и случилось: прямо на меня ползла огромная змея. Ядовитая красная с зелёным раскраска. Она передвигалась медленно, грациозно изгибая своё чешуйчатое тело. Раздвоенный язык то вырывался наружу, то прятался в пасти. Именно им она учуяла мой страх…

Я решил не шевелиться, и, может быть, она проползёт мимо — наивно с моей стороны. Вот она уже сжалась как пружина, ещё мгновение, и её раскрытая пасть летела на меня, сверкая на утреннем солнце смертоносными клыками. Свист рассекаемого воздуха. Я не успел опомниться, как морда змеи лежала в шаге от меня. Из раны по чешуйчатой коже хлестала тёмная кровь. Кира сматывала плеть. Я успел ей улыбнуться и потерял сознание.

Очнулся через несколько минут, а может — часов. Хотя нет, минут: солнце оставалось на своём месте. Передо мной маячило участливое лохматое лицо Кича. Прим протянул руку. Я не стал отказываться от помощи и поднялся. Невдалеке сидел Сир, сдирал шкуру со змеи. Заметив меня, он довольно улыбнулся и произнёс:

— Вот к нам свежая еда сама и приползла…

— Я чуть сам её едой не стал, — перед глазами всплыла раскрытая пасть с ядовитыми клыками.

— Исключено. Ты же знаешь, что моя Кирочка никогда не промахивается, — ответствовал Сир и вернулся к разделке.

Я встряхнул головой, словно пытаясь сбросить наползавшие образы того, что бы от меня осталось, будь это не так…

Мы вновь отправились в путь. Обеденное солнце только начинало беспощадно палить, а Сир уже обшил полы плаща Киры змеиной кожей. Его он подарил любимой в прошлом году, если память мне не изменяет. Сир отличный портной. Но здесь он превзошёл себя: сколько любви и труда он вложил в тот походный светло-зелёный плащ с вышитыми золотыми и серебряными нитями птицами и цветами! Во всех Пашнях (да и в Фермерских Угодьях) лучшего плаща не сыскать!

Вчера небо было затянуто облаками, и достойно оценить всю злость раскалённого солнца нам не довелось. Сейчас мы ощутили на себе его устрашающую мощь. В горле сохло, а запасы воды, которые начинали подходить к концу, пополнить было негде. Пот лился ручьями, еле-еле передвигались, словно налившиеся свинцом, ноги, сильная отдышка и головная боль не проходили. Всё чаще голову сверлило желание повалиться на землю и уснуть. Но нужно было идти: собрав всю волю в крепкий кулак упорства, не останавливаться. В противном случае — мучительная смерть…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.