В башне

Рославлев Александр Степанович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В башне (Рославлев Александр)

Александр Рославлев. В БАШНЕ. Стихи. Книга первая. (Москва, «Эос». 1907). Стихотворения разных лет

В БАШНЕ

Моей спутнице

Посвящение («Тебе, небесной, с ликом девы…»)

Тебе, небесной, с ликом девы, Чье имя — «мудрость», я принес Мои суровые напевы, Цветы кровавых зорь и роз. Я, огнекрылый, ярый воин, Через века ведущий рать, Гроза царей, я недостоин Твоих сандалий развязать. Но будь, святая, благосклонна, Кинь высь надзвездного дворца, С улыбкой на земное лоно Сойди и выслушай певца.

МЯТЕЖ

Учителю (Валерию Брюсову)

Учитель, в сердце откровенье Стрелою огненной впилось, И я, как ты, в оцепененьи, Слежу в веках земную ось… Ты вскрыл грозящие нам бездны, Ты расшатал ее чеку, И вот гласит твой стих железный Твою суровую тоску. Уйдя от гулкого смятенья, Слепых чудовищ — городов, Ты в своевольном заточеньи Смертельно алчешь вечных снов. В ночной тиши, мудрец упорный, Вкушаешь яды вещих книг, В мечтах: то зверь, то дух нагорный, То Бога солнечный двойник. На миг луч сладостной надежды Пустыню мира озарит, И вновь устало клонишь вежды, Храня спокойный, строгий вид. Моя душа встречалась где-то С твоей великою душой. Тропой тернистою поэта Иду, учитель, за тобой.

Века

Провижу вас грядущие века, Провижу и скорблю душой неискушенной, И скорбь моя, как море, глубока. Орлиной мыслью к солнцу вознесенный, Слежу я жизнь, слежу за мигом миг, И вижу: рабство, кровь и труд бессонный. Ум изнемог от бесконечных книг, Я до конца изведал все соблазны, Донес и сбросил тяжесть всех вериг, Хохочет дьявол в маске безобразной, И крутит стрелки огненных часов, И ужас каждый час как будто разный, Что ни мгновенье тысячи гробов И тысячи рождений и зачатий. Река из тел стремится в даль веков. Богохуленья, бешенство проклятий, И месть кому-то, месть, как змей в груди, И всё в напрасной, непосильной трате. Чего мы ждем, безумцы, впереди! Далекий или близкий, брат безвестный, Ты слышишь сердце? Слышишь? — Жди, жди, жди… Не верь ему, мы, птицы в клетке тесной, Забыли высь и голубой простор, Нам не упиться музыкой небесной. Что высь небес, нам страшны выси гор. Тысячелетия, как день вчерашний. О человечество, позор тебе, позор От пирамид — до Эйфелевой башни!

Вифлеем

Глас в Раме слышен, плачь и рыдание

и вопль великий, Рахиль плачет о детях

своих и не хочет утешиться, ибо их нет.

Иеремия 31, 15

О, Вифлеем, ты горестью велик, Ты стал в веках, как светлая гробница, Как слезь любви сокровищный тайник. Я помню все, я помню, мгла, как птица, Рвалась и билась, помню блеск мечей И как бы пьяные, тупые лица. Мне не забыть безумья матерей, Тщету их рук, их груди в жалкой дрожи И кровь детей, о звери, кровь детей! Мне не забыть разметанное ложе, Замерший взгляд и вялость женских ног, Его лицо и смех на лай похожий. О ночь злодейств, о властолюбец Бог. Убей меня, убей без промедленья, Чтоб я, Твой раб, простить Тебя не мог. Кровь, кровь детей, какое омраченье, Позор отныне на главу Твою. Как искупить? Возможно ль искупленье? Не Ты ль дал солнце, чтобы дать змею, Посеял мысль, не пощадив слепого, И вметил высь у бездны на краю? Тебя простить, о нет, я слышу снова Рожки, команду, сотни голосов И слово «Цезарь»— каменное слово. Кровавый бред, кричащий из веков. Безглазый ужас, маски исступлений, И скорбь, которой выразить нет слов. Тебя зовут обманутые тени В тоске великой, Ты же глух и нем, И слеп, — в Твой храм обагрены ступени, И целый мир, как скорбный Вифлеем!

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.