Вуду

Эверс Ганс Гейнц

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вуду (Эверс Ганс)

Ганс Гейнц Эверс

Вуду

Мой карманный атлас поучает меня: «Государственная религия Гаити — римско-католическая. Все другие религии пользуются веротерпимостью». Под «другими религиями» подразумеваются: баптисты, методисты, уэслианцы, англиканцы и т. д. О культе «вуду» мой атлас вовсе ничего не знает, также, впрочем, как и ряд европейских пособий по географии, которые я просматривал. И все же культ «вуду» — если не государственная, то уж воистину подлинно народная религия на Гаити. На деле все другие религии не играют ни малейшей роли; действительным влиянием обладают только вольные каменщики (масоны) — в высших кругах, и культ «вуду» — в народе. Гаитянские ложи масонов, конечно, имеют мало общего с другими вольными каменщиками, они представляют убогое, глуповатое подражание и, естественно, не признаются настоящими ложами.

Зато простой народ, несмотря на все христианство, всю работу католических и евангелических миссионеров, давно уже вернулся в лоно древнего африканского фетишизма. Исходит ли форма гаитянского культа, увенчивающаяся поклонением змею (змее), откуда-либо из недр Африки, я не знаю, и все сведения о происхождении этой религии, которыми мы располагаем, явно слишком гадательны и мало убедительны. Только в одном согласны между собой все путешественники, которые писали о Гаити — Моро Сен-Мери, Спенсер Сент-Джон, Самюэль Азар, Липпенхауэр, Лерье и другие: культ «вуду» всюду в стране находится на подъеме и что ежегодно приносятся человеческие жертвы. Так ли это теперь, когда, как пишет француз Лерье, «совершается минимум полторы тысячи жертв в год», или, согласно гаитянскому писателю, мулату Липпенхауэру, который всячески защищает свою страну, «человеческие жертвоприношения вообще являются скорее исключением», — принципиальной разницы нет: сотня или тысяча — все равно много, в любом случае в этом, признанном великими державами «культурном христианском государстве» из года в год убивают и поедают множество детей!

Для иностранцев поистине трудно получить представление о культе «вуду», который гаитяне окружают глубокой тайной. Образованный гаитянин прежде всего старается вообще отвести внимание иностранца от этого факта, и лишь только если он видит, что тому об этом явлении уже кое-что известно, он признает его наличие, но ищет возможность все смягчить. Поэтому всему, о чем рассказывают путешественники, они обязаны либо случайности, либо открытым процессам, вроде большого процесса 1864 года в Порт-о-Пренсе при Жеф-фраре, одном из немногих президентов в Гаити, которые были не приверженцами, а противниками этого каннибальского фетишизма. Тогда были разоблачены и расстреляны восемь человек, мужчин и женщин, именно за человеческие жертвы и каннибализм (речь шла о девочке 12-ти лет).

Своими личными впечатлениями я обязан итальянскому купцу, обосновавшемуся несколько лет назад на Гаити, который имел связь с верховной жрицей и — в этом весь юмор! — как истый неаполитанец, использовал эту связь, чтобы втридорога сбывать верующим (при посредничестве черной любовницы) удивительно крепкое и скверное пойло из томатного сока, которое он гнал по собственному рецепту. Где это касается моих собственных наблюдений, я использую рассказы натурализовавшихся на острове иностранцев и аборигенов, а также данные из литературы, если только они полностью взаимно согласуются; противоречивые сведения я исключаю. Таким образом, полагаю, мое изображение будет достаточно близким к истине.

Приверженцы «вуду» почитают целый ряд божеств, из которых высшее — Хугон Бадагри, змей. Ему соответствует его земное подобие — обычная змея, которой мало радости от ее божественности: ее сажают в ящик, и там она сидит, пока не умрет с голоду. Наряду со змеей, величайшим почитанием пользуется Дамтала — громовой камень, он лежит на блюде и щелчками обнаруживает свои желания. Он знает будущее; верховные жрецы переводят верующим с языка щелчков; каждую пятницу фетиш омывают в оливковом масле. Этот бог, естественно, встречается гораздо реже, чем змея, которую можно поймать каждый день. Мне удалось заполучить такого «Дамтала»; это красиво отшлифованный камень, но уж, несомненно, не метеорит и не «громовой камень», как воображают негры, а просто каменный топор караибского периода. Гаитяне часто находят в лесах такие камни, но не могут объяснить их происхождение и считают их «упавшими с неба» громовыми камнями, которым подобают божеские почести. Поклонение другим богам, в общем, не столь общепринято; одних почитают в одной, других — в другой местности. Из них мы знаем Локо — земляничное дерево, которое растет у входа в храм: жертвы ему состоят в том, что вокруг него разбивают тарелки, стаканы и бутылки; богов-близнецов Ганго и Бадо, которые олицетворяют молнию и ветер, великого мирового духа Атташолло и Угата Рата Баалю, владыку хаоса. Далее есть Опетэ, божественный индюк, Симби Рита, хозяин ада, символом которого служит погруженный в кровь топорик, и его младшие черти, и Алагра Вадра, бог, который знает все.

Храм называется «хонфу», он всегда размещается вне города, часто в лесу, на небольшой поляне, выровненной и утрамбованной, которая служит площадкой для ритуальных танцев. Его внешний облик также мало стилизован, как и интерьер: это хижина из подручных материалов. В храме стоит на небольшом возвышении корзина со священной змеей, стенки украшаются образками католических святых, иллюстрациями из английских, французских, немецких журналов, парой гирлянд из раковин или тряпок от старых флагов и пестрой бумажной «лапшой».

Во главе общины «вуду» стоит главный жрец, который зовется Папалоа, и жрица — Мамалоа; это креольские трансформации французских «папа-руа» и «мама-руа» — «отец-король» и «мать-король», поистине гордые имена. Низшие жрецы в разных местностях различаются по названиям и функциям; известны «ху-ганы», знахари, которые продают в округе амулеты (ладанки с мелкими раковинами и камешками) — «пуанты», которые делают неуязвимыми, и «шансы», которые привораживают возлюбленного к женщине. Другие жрецы называются «джионами» или «анин-биндингами», и еще — «дугау»; они служат верховному дьяволу Симби Рита и его подручным — Азилиту и Дом Педре. Главное искусство этих господ в том, что они — по желанию верующих и за плату — убивают их врагов, для чего похищают их души; это значит — вывесить в храме изображение человека в рост и заклясть его. Это действие вовсе не так безобидно, как можно подумать, так как верующие после этого уже не затрудняются умертвить и настоящее тело, в котором «больше нет души», медленно действующим ядом. «Ла-волу» называется храмовый служка (кистер); «хуси-боссаль» — общее самоназвание вудуистов; «лангу» — те из них, кто прошел посвящение, очень нелегкое дело: адепт должен сорок дней просидеть в тошнотворно грязной яме с водой, пока она не высохнет; пища его в это время состоит из «вервера», отвратительной смеси из зерен маиса и крови.

Среди вудуистов есть различные секты, более строгой и менее строгой тайны; самая дикая, конечно, — сатанисты, поклонники Дом Педре. Из ритуальных предметов имеют значение только барабаны — выдолбленные куски древесного ствола, обтянутые бараньей кожей; они называются «хун», «хунтор» и «хун-торгри», и посвящены (!) апостолам: св. Петру, св. Павлу и св. Иоанну. Это изумительное смешение с католическим культом встречается повсюду: высшее божество, змей, считается также воплощением Иоанна Крести-теля! Не только в храмах «вуду» вешают католические образа, но и рядом с литографиями германского императора, русского царя, Виктора-Эммануила и королевы Виктории; папалоа прямо предписывают верующим посещение церкви; они не боятся конкуренции! С утра — римская месса, ночью — моления змею, убийство детей и людоедство: вот это истинно по-гаитянски!

Кроме трех упомянутых барабанов употребляется еще один — большой, покрытый кожей умершего папалоа. «Неклезином» называется железный треугольник, звон которого созывает верующих в храм.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.