Мир тысячи красок

Силверберг Роберт

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Силверберг Роберт   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Когда Джолвар Холлинред обнаружил, что сидящий напротив него стройный бледный молодой человек отправляется в Мир тысячи красок, чтобы пройти Испытание, он усмотрел в этом блестящую возможность для себя. И в этот момент судьба стройного бледного молодого человека была решена.

Худые пальцы Холлинреда сомкнулись на фляжке, он устремил взгляд на своего визави.

— Испытание, говорите?

Молодой человек застенчиво улыбнулся.

— Да. Надеюсь, я готов. Я ждал много лет — и теперь вот он, мой главный шанс.

Он уже слегка перебрал сладкого ликера: в глазах появился стеклянный блеск, язык выбалтывал то, о чем разумнее было бы помолчать.

— Мало званых, еще меньше избранных, — задумчиво сказал Холлинред. — Позвольте угостить вас.

— Нет, я…

— Это будет честь для меня. Не каждый день возникает возможность угостить допущенного к Испытанию.

Усыпанной драгоценностями рукой Холлинред сделал знак роботу, и тот принес еще две фляжки. Холлинред проколол одну и послал ее по полированной поверхности стола молодому человеку, а другую, не открывая, зажал в руке.

— Извините, запамятовал ваше имя, — сказал он.

— Дерверан Марта. Я с Земли. А вы?

— Джолвар Холлинред. Оттуда же. Путешествую от мира к миру в интересах своего бизнеса. Сегодня вот оказался на Ниприоне.

— И какой у вас бизнес?

— Торгую драгоценностями.

Холлинред продемонстрировал сверкающую коллекцию на своих пальцах. Там были морфокопии, не оригиналы, хотя обнаружить это позволил бы только тщательный химический анализ. Однако Холлинред сомневался, что кто-то станет рубить ему руку из-за такой выставки.

— Я был клерком, — заговорил Марта. — Но это в прошлом. Теперь я на пути в Мир тысячи красок, чтобы пройти Испытание! Испытание!

— Испытание! — эхом повторил Холлинред, приветственным жестом поднял так и не вскрытую фляжку и сделал вид, что осушил ее.

По ту сторону стола Дерверан Марти закашлялся, когда ликер потек по горлу. Он поднял взгляд, пьяно улыбнулся и причмокнул губами.

— Когда отбывает ваш корабль? — спросил Холлинред.

— Завтра в полдень. «Звездный скиталец». Жду не дождусь. Просто дымлюсь от нетерпения из-за этой остановки на Ниприоне.

— Не сомневаюсь. Может, перекинемся в вист, чтобы скоротать время? — спросил Холлинред.

Спустя час в номере отеля Холлинреда Дерверан Марти лежал на мозаичном карточном столе, все еще сжимая в руках горсть восковых карт. Сложив руки на груди, Холлинред внимательно изучал тело.

Они были примерно одного роста, он и мертвец, и химиотермическая маска изменит лицо Холлинреда в достаточной мере, чтобы он сошел за Марти. Он включил воспроизведение последних фрагментов магнитофонной записи их разговора.

— Не хотите еще выпить, Марти?

— Наверно, нет, старина. Похоже, я уже пьян. Нет, пожалуйста, не наливайте мне. Я же сказал, что не хочу… ну ладно. Хватит, хватит. Спасибо.

Последовала пауза, потом негромкий стук — это тело Марти упало на стол под воздействием быстродействующего яда, расслабившего его синапсы. Улыбаясь, Холлинред переключил магнитофон на запись и сказал, подражая Марти:

— Наверно, нет, старина. Похоже, я уже пьян.

Он снова включил воспроизведение, критически вслушиваясь в звучание своего голоса и, для сравнения, голоса Марти, мягкого и жизнерадостного. Очень похоже. Еще немного постараться, и он почти достигнет совершенства. Включив голосовой анализатор, Холлинред пропустил через него голос Марти, а потом сам произнес те же слова.

Голоса совпадали до третьего десятичного знака. Достаточно, чтобы обмануть самый чувствительный детектор; три десятичных знака — обычное изменение голоса любого человека в течение дня.

Существовала пустячная проблема расхождения в весе на несколько граммов, но это можно будет легко исправить завтра утром в гимнастическом зале. Что касается манеры жестикулировать, Холлинред не сомневался, что сумеет имитировать Марти: он почти четыре часа внимательно приглядывался к молодому клерку.

Закончив приготовления, он отступил и посмотрел в зеркало. Бросил последний взгляд на собственное лицо — теперь он его не увидит, пока не пройдет Испытание. Надел маску и превратился в Дерверана Марти.

В ванной он отмотал большой кусок бумажного полотенца и обернул тело Марта. Взвесил труп, добавил еще немного обертки, чтобы вес Марти в точности сравнялся с весом Джолвара Холлинреда. Облачился в одежду Марти, натянул на юношу свою и, с грустной улыбкой глядя на такие убедительные, но дешевые копии драгоценностей, надел свои кольца на уже окостеневающие пальцы Марти.

— Вот и все, — пробормотал он и отнес тело к утилизатору. — Прощай, старина! — с чувством воскликнул Холлинред и ногами вперед подтолкнул Марти с края ската.

Покойник поехал вниз, медленно и почти грациозно устремляясь к всеядной глотке атомного конвертора глубоко в недрах пересадочной планеты Ниприон.

Холлинред инстинктивно отвернулся от утилизатора. Собрал карты, поставил на место ликер и вылил в утилизатор остатки отравленного напитка.

«Удивительная вещь — атомный конвертор», — с удовольствием отметил он про себя.

К этому моменту тело Марта уже распалось на молекулы, которые совсем скоро разделятся на атомы, а в дальнейшем — на субатомные частицы. В течение часа от главного доказательства преступления не останется ничего, кроме множества протонов, электронов, нейтронов, и будет невозможно сказать, какой из двух людей в номере отправлен в утилизатор, а какой остался в живых.

Холлинред еще раз включил магнитофон, записал свою версию голоса Марти и прогнал ее через анализатор. Все те же три десятичных знака; неплохо. Он уничтожил магнитофонную ленту.

Нажал кнопку коммуникатора и сказал:

— Я хочу сделать сообщение о смерти.

На экране возникло бесстрастное лицо робота.

— Да?

— Несколько минут назад Джолвар Холлинред, у которого я был в гостях, скончался от острой эмболии. Он потребовал, чтобы в случае смерти его тело было немедленно уничтожено, что я и сделал.

— Ваше имя?

— Дерверан Марти. Допущенный к Испытанию.

— Допущенный к Испытанию? Вы последний, кто видел Холлинреда живым?

— Совершенно верно.

— Клянетесь, что переданная вами информация точна и правдива?

— Клянусь, — ответил Холлинред.

Дознание длилось недолго и прошло гладко. Слово допущенного к Испытанию не подвергается сомнению. Холлинред описал все подробности их встречи в точности так, как их описал бы Марти. Регистрационный журнал утилизатора проверили и выяснили, что во время, указанное свидетелем, была утилизирована масса, равная весу Холлинреда. На этом дознание завершилось. Холлинред сказал чиновникам, что до сегодняшнего дня не был знаком с торговцем драгоценностями и судьбой его имущества не интересуется, после чего был отпущен.

Поскольку умерший не оставил завещания, его имущество отходило галактическому правительству.

«Какая разница, пускай», — сказал себе Холлинред, прикладывая руку в плотно прилегающей химиотермической перчатке к дверной пластинке номера Дерверана Марти. Теперь он Дерверан Марти, допущенный к Испытанию. А когда пройдет Испытание, какое значение для него будет иметь потеря нескольких миллионов кредитов?

На следующий день псевдо-Дерверан Марти с легким сердцем покинул номер, чтобы проследовать на борт «Звездного скитальца» для путешествия к Миру тысячи красок.

— Тяжелая история. Вчера этот господин умер у вас на глазах, сэр. — Клерк за стойкой отеля сочувственно посмотрел на него. — Надеюсь, это не повлияет на исход Испытания.

Холлинред одарил его слабой улыбкой.

— Конечно, это был шок — такая внезапная смерть. Но я уже пришел в себя и готов к Испытанию.

— Удачи вам, сэр.

Холлинред покинул отель и по наклонному пандусу зашагал к кораблю.

Стюард у люка для пассажиров проверял идентификационные карточки каждого. Холлинред с небрежным видом вручил ему свою. Стюард ввел ее в компьютер и сделал Холлинреду знак встать под пучок световых лучей: его внешность сравнивали с подробным описанием на идентификационной карточке.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.