Стихи и эссе

Оден Уистан Хью

Жанр: Поэзия  Поэзия  Публицистика  Документальная литература    Автор: Оден Уистан Хью   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

СТИХОТВОРЕНИЯ

В МУЗЕЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ИСКУССТВ [1]

На страданья у них был наметанный глаз. Старые мастера, как точно они замечали, Где у человека болит, как это в нас, Когда кто-то ест, отворяет окно или бродит в печали, Как рядом со старцами, которые почтительно ждут Божественного рождения, всегда есть дети, Которые ничего не ждут, а строгают коньками пруд У самой опушки, — художники эти Знали — страшные муки идут своим чередом В каком-нибудь закоулке, а рядом Собаки ведут свою собачью жизнь, повсюду содом, А лошадь истязателя спокойно трется о дерево задом. В «Икаре» Брейгеля, в гибельный миг, Все равнодушны, пахарь — словно незрячий: Наверно, он слышал всплеск и отчаянный крик, Но для него это не было смертельною неудачей, — Под солнцем белели ноги, уходя в зеленое лоно Воды, а изящный корабль, с которого не могли Не видеть, как мальчик падает с небосклона, Был занят плаваньем, все дальше уплывал от земли…

ДЕНЬ ОТДОХНОВЕНИЯ [2]

Проснувшись на утро седьмого дня, огляделись, Осторожно понюхали воздух, и тот, чья ноздря Была самой чуткой, признал, что этого парня Больше нет, — опасаются зря. Травоядные, паразиты и хищники вели наблюденье, Перелетные птицы поведали, возвратясь: Как сгинул, — повсюду одни лишь воронки И на пляжах чернеет мазутная грязь. Везде железное крошево и руины — Вот все, что осталось в память о том, Чье рожденье на шестой день сделало Ненужным временем то, что было потом. Ну что ж, этот парень никогда не казался Творением, которое было бы всех умней: Ни изящества, ни разуменья в отличие От рожденных в предшествующие пять дней. Теперь все вернется в свое натуральное русло — Его Наглейшество обратилось в бесплотную тень. Наконец-то выглядит, как ему подобает, День отдохновения — Седьмой День, Самый прекрасный, счастливый и беззаботный… Вот тут-то и грянул выстрел, как гром! И вся субботняя белиберда пошла прахом, И вместо Аркадии получился Содом: Ибо тот, кого они создали, — этот парень Не сгинул, а возвратился в их дни, И был еще беспощаднее, чем он им казался, Еще богоподобнее, чем полагали они.

БАРД [3]

Он был слугой — его не замечали, Он тенью был людских страстей, тревог. Но в нем, как ветер, пели все печали — Вздыхали люди: это плачет бог! А бога славят. И тщеславным стал он, Стал почитать за песни сущий бред, Рождавшийся в его уме усталом Среди домашней суеты сует. Поэзия не шла к нему, хоть плачь, Теперь он изучал свои невзгоды И безделушки гладкие строгал. По городу бродил он, как палач, Людей встречая, думал: вот уроды! А если встречный злился, — убегал.

БОЛЕЕ ЛЮБЯЩИЙ [4]

Я знаю: звездам в небесной мгле Не важно, есть ли я на земле. Может, и впрямь бесстрастность добрей, Чем пристрастье людей и зверей. Представьте, звезды влюбились бы в нас, А мы бы на них не подняли глаз! Скажу, никого и ничто не виня: Пусть больше я люблю, чем меня. И я, поклонник звезд и планет, — Хотя до меня им и дела нет, — Глядя на них сейчас, не скажу: Без этой звезды я с ума схожу. Если бы звезды настигла смерть, — Оглядывая пустынную твердь, Я бы свыкся с тем, что она нежива, Хоть на это ушел бы не день и не два.

КУЛЬТУРА ПЛЕМЕНИ ЛИМБО [5]

По мнению туристов, племя лимбо На первый взгляд почти на нас похоже, Жилища их практически опрятны, Часы идут почти как наши, пища Почти что аппетитна, но никто И никогда не видел их детей. В наречье лимбо, по сравненью с нашим, Есть больше слов, где тонкие оттенки Обозначают всякие «чуть-чуть, Ни то ни се, почти что, что-то вроде, Чуть больше или меньше, где-то рядом…». В местоименьях лимбо нет лица. В легендах лимбо рыцарь и дракон Грозят друг другу саблей и клыками, Промахиваясь лишь на волосок, Смерть с юношей не свидится никак: Она прошла чуть раньше, он чуть позже, Кошель волшебный потерял владельца. «Итак, — читаем мы в конце, — принцесса И принц почти-что-все-еще женаты…» Откуда, почему у них такая Любовь к неточностям? Возможно, каждый Из лимбо занят самопостиженьем? А разве знаешь точно — кто ты есть?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.