Голуби преисподней

Говард Роберт Ирвин

Жанр: Ужасы и мистика  Фантастика    1992 год   Автор: Говард Роберт Ирвин   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Голуби преисподней ( Говард Роберт Ирвин)

Глава 1. Свист во тьме

Грисвелл проснулся внезапно. Каждый его нерв звенел, предупреждая об опасности. Он в изумлении осмотрелся вокруг, сначала не соображая, где он находится и что здесь делает. Лунный свет просачивался через запыленные окна, и большая белая комната с высоким потолком и зияющим провалом камина была совершенно незнакомой. Затем, когда он высвободился из паутины сна, сразу вспомнил, где он и как сюда попал. Повернув голову, он посмотрел на своего компаньона, спящего на полу около него. Джон Браннер был всего лишь смутной громадной формой во тьме, которую едва серебрила луна.

Грисвелл попытался вспомнить, что его разбудило. В доме было тихо, и снаружи тоже стояла тишина, нарушаемая только заунывным уханьем совы далеко в сосновом лесу. Но вот ему удалось поймать ускользнувшее воспоминание. Это был кошмар, сон, до того наполненный смутным ужасом, что заставил его проснуться в страхе. Воспоминание нахлынуло вновь, живо обрисовывая отвратительное видение.

Но был ли это сон? Должно быть, так, но он так странно смешался с недавними действительными событиями, что теперь трудно было понять, где кончается реальность и начинается фантазия. Ему, спящему, казалось, что он вновь пережил несколько часов, бодрствуя.

Сон начался внезапно, едва только он и Джон увидели дом, в котором сейчас лежали. Они подъехали, гремя железом и подпрыгивая на выбоинах старой дороги, которая вела через сосновые леса, в которых он и Джон скитались вдали от дома в Новой Англии в поисках приключений. Они приметили этот старый дом с галереями и балюстрадами, поднимавшийся посреди зарослей дикого кустарника навстречу заходящему солнцу. Дом сразу же завладел их вниманием, возвышаясь на фоне зловеще багряного заката, — черный, застывший, мрачный.

Они жутко устали от дороги, от тряски по лесным калдобинам на протяжении всего дня. Старый заброшенный дом будоражил их воображение своим былым великолепием и полным упадком. Они оставили машину на дороге, и, когда поднимались по узкой дорожке из кирпича, почти заросшей густой порослью, над домом взмыла стая голубей и унеслась прочь с диким шумом крыльев.

Дубовая дверь осела на сломанных петлях. Пыль лежала густым толстым слоем на полу широкой темной прихожей и на ступеньках лестницы, ведущей куда-то вверх. Они повернули и вошли в просторную, пустую пыльную комнату с блестящей паутиной по углам. Пыль лежала везде.

Немного поговорив о том, что неплохо бы развести огонь в камине, они тем не менее решили этого не делать. Солнце село и быстро пришла тьма, кромешная тьма сосновых лесов, в которых было полно гремучих змей, представлявших немалую опасность для человека. Поев из банок, они завернулись в одеяла около холодного камина и мгновенно уснули.

Практически все это приснилось Грисвеллу. Он вновь увидел мрачный дом, воздвигнутый среди леса, увидел полет голубей, когда он и Джон подходили по разбитой дорожке к дубовым дверям. Он увидел темную комнату, в которой они сейчас лежали, и две темные фигуры, закутанные в одеяла, распростертые на пыльном полу. Это был он и его друг. С этого момента сон слегка изменился, выходя из реальности и слегка окрашиваясь страхом. Он вновь видел просторную пыльную комнату, едва освещенную серебристым светом луны, свет которой струился из какого-то скрытого источника, так как в комнате не было окон. Но при сером свете он увидел еще три маленькие фигуры, неподвижно висящие в ряд, их спокойствие и неподвижность вселяли холодный ужас в его душу. Не было слышно ни звука, но он чувствовал присутствие страха и безумия, затаившегося в темном углу… И он вновь перенесся в пыльную комнату с высоким потолком и лежал сейчас напротив камина.

Он лежал, закутанный в одеяло и напряженно всматривался в темный провал двери и затемненный холл, туда, где луч лунного света падал на лестницу с балюстрадой в каких-то семи шагах от него. И там, на лестнице, было нечто — скрюченное, уродливое существо, призрачная тварь, которая, однако, не была видна в луче света. Но тусклое желтое пятно, которое могло быть лицом, было повернуто в его сторону, как будто нечто затаилось на лестнице, злобно рассматривая его и Джона. Холодный ужас ударил по его нервам, и он проснулся, если действительно спал.

Он моргнул. Луч света по-прежнему падал на лестницу, но никакой уродливой фигуры там не было. Однако страх, навеянный жутким сном, все еще был с ним. Он сделал несколько непроизвольных движений, пытаясь разбудить товарища, лежащего рядом, но внезапно раздавшийся звук парализовал его.

Что-то свистело этажом выше. Свист был жутким и одновременно сладким, не неся никакой определенной мелодии, — это просто был свист, мелодичный и пронзительный. Такие звуки в заброшенном доме были тревожными сами по себе, но нечто большее, чем страх насильственного вторжения, держал в оцепенении Грисвелла. Он не мог измерить меру ужаса, владевшего им. Рядом зашевелился Браннер, его фигура смутно обрисовалась во тьме, голова была повернута в сторону лестницы, словно Джон прислушивался. Сверхъестественный свист стал более сладким и более дьявольским.

— Джон, — прошептал Грисвелл сухими губами. Он хотел кричать, объяснить товарищу, что на лестнице что-то есть и это что-то не сулит им ничего хорошего, что они должны немедленно покинуть дом. Но голос замер в сухой глотке.

Браннер встал. Его башмаки гулко стучали по полу, когда он уверенно двинулся навстречу неведомому за дверью. Без спешки он прошел через комнату и смешался с тенями, которые сгущались у лестницы.

Грисвелл лежал, не в состоянии пошевелиться. Он был в замешательстве. Кто же свистел наверху? Грисвелл видел Джона, видел, как он шел, целеустремленно всматриваясь во что-то, чего Грисвелл не мог видеть наверху за лестницей. И его лицо не было лицом лунатика. Джон прошел через полосу света и исчез из поля зрения Грисвелла, хотя тот и пытался кричать ему вслед. Еле слышный шепот — это было все, что он смог издать.

Свист перешел на более низкую ноту и замер. Грисвелл слышал, как лестница скрипела под размеренными шагами Джона. Сейчас он вошел в прихожую наверху, так как Грисвелл слышал шум его шагов прямо над собой. Внезапно шум шагов прекратился и наступила тишина, словно вся ночь задержала дыхание.

И тут же ужасный крик разорвал тишину, заставив Грисвелла подскочить на полу.

Странный паралич, который так долго держал его в неподвижности, теперь был сломлен. Он шагнул было к двери, но затем постарался взять себя в руки. Шаги наверху возобновились. Джон возвращался. Он не бежал. Поступь была даже тверже и размеренней, чем прежде. Вновь, заскрипели ступени лестницы. Рука, ощупывающая перила, была отчетливо видна в полосе лунного света. Другая — чудовищный испуг сковал Грисвелла, когда он увидел, что другая рука держала маленький топор-секиру, тускло мерцавшую в призрачном свете. Был ли это Браннер, тот, кто спускался теперь по лестнице?

Да! Фигура попала под сноп лунного света, и Грисвелл узнал ее. Отчетливо было видно лицо Браннера, и вопль сорвался с губ Грисвелла. Лицо Джона было бескровным, словно это было лицо трупа, и струйки крови стекали по щекам, глаза были стеклянными и глубоко запавшими, а кровь сочилась из глубокой раны, которая проходила по верху головы, разделяя череп надвое.

Грисвелл не помнил точно, как он смог выбраться из этого проклятого дома. Память сохранила только обрывочные воспоминания о том, как он выпрыгнул через затянутое паутиной окно на рыхлый газон, как вслепую промчался по лужайке к черневшей стене сосен. В небе висела луна, которую он видел как бы в кроваво-красном тумане, а в голове его не сохранилось и капли здравого смысла.

Какая-то искра разума вернулась к нему, когда он увидел у дороги машину. В мире, который внезапно стал кошмаром, это был предмет, отражавший привычную реальность: но едва только он дотронулся до дверцы, сухое отвратительное шуршание донеслось до него, и он отпрянул от слегка колышущейся массы, которая поднималась из темноты на раскачивающихся кольцах с сидения водителя и пронзительно зашипела на него, выбросив вперед раздвоенный язык, блестящий в лунном свете.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.