Тень демона

Харрисон Ким

Серия: Рейчел Морган [9]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тень демона (Харрисон Ким)

Глава 1

— Взять для штор зеленый или коричневый, Рэйч?

Голос Дженкса скользнул в мое дремотное состояние, и я с трудом подняла веко, чтобы обнаружить пикси парящим в дюйме от моего носа. Солнце припекало, и мне не хотелось шевелиться, несмотря на то, что его крылья создавали прохладный ветерок.

— Слишком близко. Я не вижу, — сказала я, сдвинувшись на ребристом шезлонге, и он отлетел назад; его стрекозиные крылья двигались достаточно быстро, чтобы рассыпать красную пиксячью пыльцу на мой голый живот. Июнь, загар и Цинциннати, как правило, не сочетались, но сегодня у меня был последний день, чтобы загореть, прежде чем я направлюсь на запад, на свадьбу моего брата.

На руках Дженкса висели два свертка ткани из паутины, которая, скорее всего, была соткана и покрашена одной из его дочерей. Светлые вьющиеся волосы длиной до плеч — не стриженные со смерти жены — были связаны сзади отрезком бечевки, выставляя напоказ его угловатые, мелкие черты лица. Мне казалось странным, что пикси, способного отразить нападение целой банды наемных убийц, беспокоил цвет занавесок.

— Ну, — уклонилась я от прямого ответа, не более уверенная в правильности выбора, чем он, — зеленый подходит к полу, но я бы взяла серо-коричневый. Тебе внизу нужно немного визуального тепла.

— Коричневый? — переспросил он, с сомнением глядя на полотно, — я думал, тебе нравится зеленая плитка.

— Нравится, — объяснила я, думая, что разбить бутылку от газировки ради напольной плитки было остроумно. — Но если ты сделаешь все одного цвета, тебя унесет обратно в семидесятые.

Крылья Дженкса упали, и его плечи опустились.

— Я не очень хорош в этом, — прошептал он и погрустнел, вспомнив Маталину, — скажи мне, какая.

Я внутренне сжалась. Я хотела обнять его, но он был всего четыре дюйма высотой. Маленький, да, но этот пикси спасал мне жизнь большее количество раз, чем у меня котлов для зелий на кухне. Правда, иногда я чувствовала, будто мы находимся в разных мирах.

— Серо-коричневый, — сказала я.

— Спасибо.

Оставляя за собой след из тусклой золотой пыльцы, Дженкс по дуге полетел вниз, к стене высотой по колено, отделяющей мой задний двор от кладбища. Кладбище с высокими стенами тоже принадлежало мне или, скорее, Дженксу, поскольку он владел документами, но я была тем, кто косил лужайку.

Мне сделалось горько, и солнце, казалось, стало немного прохладнее, когда я увидела, как след от пыльцы Дженкса исчезает под проросшими колокольчиками и мхом в его новом холостяцкого размера доме. Последние несколько месяцев были трудными для него, потому что он учился жить без Маталины. Возможность стать достаточно маленькой, чтобы помочь ему пройти через это в первый трудный день, укрепила мое убеждение в том, что демонская магия не плоха, пока вы не используете ее для темных целей.

Ветер холодил уголок моего глаза, и я улыбнулась, не смотря на то, что едва не плакала. Я чувствовала запах недавно скошенной травы, и гудение газонокосилки неподалеку перекрывало отдаленный шум Цинциннати через реку. Рядом с моим маслом для загара и стаканом холодного чая лежала стопка журналов по декору — затишье перед бурей. Завтра начнется мой личный ад, и он будет длиться целую неделю — ежегодный съезд ведьм. Что будет после этого, можно только гадать.

Нервничая, я передвинула полоски своего бикини так, чтобы линии загара не было видно в моем платье подружки невесты, уже упакованном и висящем в мешке для одежды в шкафу. Ежегодный съезд ведьм вчера начался на другом конце континента. Я была на повестке дня последней — как прибереженное на сладкое грандиозное цирковое представление.

Ковен моральных и этических стандартов изгнал меня, пытался посадить без судебного разбирательства в Алькатрас и послал наемных убийц, когда я сбежала. И прекратил преследование только тогда, когда я пригрозила публично объявить о том, что ведьмы произошли от демонов, а я — живое доказательство этому. Постановление об отмене станет постоянным после того, как они заменят отсутствующего члена совета и простят меня за использование черной магии. По крайней мере, теоретически.

Насколько мне было необходимо это сделать, настолько же я сааавсем не хотела этого. Я хочу сказать, меня обвиняли в том, что я черная ведьма — за черную магию и общение с демонами, и каждое из этих действий я совершала. И совершаю. Как бы там ни было. Это вряд ли изменится, но если я не смогу справиться с задачей, мне придется прятаться в Безвременье до конца своей жизни. А это неприемлемо, и не только потому, что я не особенно люблю демонов, но и потому, что я пропущу свадьбу своего брата, а он никогда мне этого не простит.

Я посмотрела наверх, щурясь на дуб, когда знакомый, почти ультразвуковой свист пикси прорезал гул от косилки. Я не удивилась, когда Дженкс выскочил из-за невысокой стены, собираясь встретить Джамока, одного из своих детей, вернувшегося из караула в притворе церкви.

— В чем дело, Дженкс? — окликнула я, взяв очки, и пикси повернулись ко мне, все еще разговаривая.

— На обочине стоит черная машина, — объяснил Дженкс, положив руку на рукоять своего садового меча, — это Трент.

Адреналин у меня подскочил, и я чуть не ткнула заушником очков себе в глаз, надевая их.

— Рановато он! — воскликнула я, садясь.

У Трента была назначена со мной встреча, на которой я аннулирую его фамилиарскую метку, но еще нет пяти. Проклятие не готово, и на кухне царит беспорядок. Наверное, он хотел проследить за приготовлением, боясь того, что может быть в зелье.

Крылья Джамока ускорились, когда зазвонил колокол, и мы все повернулись к задней части церкви, будто сквозь нее могли увидеть, где именно Трент стоит на крыльце. Колокол был одним из тех больших фермерских колоколов с веревкой, которые могут услышать все спящие в окрестности.

— Может, он уйдет, если мы не ответим, — предположила я, и Дженкс подлетел — шестьдесят футов меньше чем за секунду. В следующее мгновение он резко опустился вниз.

— Он идет к заднему двору, — сообщил пикси, его золотая пыльца казалась черной сквозь солнечные очки. «Черт возьми это до Поворота».

— Отпиксите сосунка, — велела я, но потом махнула рукой в отрицающем жесте, когда Джамок решил, что я серьезно. На вид маленькому пикси было около шести, и он все воспринимал буквально.

Дженкс отлетел назад, когда я изогнулась, дергая спинку шезлонга, пока она не скользнула вперед, и я смогла принять более вертикальное положение. Возможно, это — последняя попытка заставить меня подписать те его идиотские бумаги, гарантирующие мне безопасность от Ковена, но в процессе фактически делающие меня рабом Трента. Завтра я буду на Западном побережье, очищу свое имя и полностью выскользну из его лап. Либо это, либо он избегал Айви — что вполне вероятно. Он знал, что вечером она здесь будет, и его шпионы, вероятно, доложили ему, что сейчас ее нет.

Крылья Дженкса застрекотали, и я встретилась с ним глазами.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал, Рэйч? — спросил он. — Трент уже почти у ворот. Мои дети окружили его.

Мои челюсти сжались, и я заставила их расслабиться. На сегодняшний вечер я выбрала симпатичную шелковую блузку. Что-то профессиональное и стильное. И вот я здесь в бикини и с грязной кухней.

— Пусть он зайдет, — сказала я наконец, — если это из-за его бумаг, то он может пососать мои пальцы и сдохнуть.

Кивнув и указав крылом Джамоку следовать за ним, Дженкс вместе со своим сыном бросился в сторону церкви и выложенной там дорожки. Я откинулась на спинку, наклонив голову так, чтобы я могла видеть ворота, не делая это очевидным. Голос Трента — его красивый, плавный, успокаивающий, голос дипломата — скользнул по мне прежде, чем эльф оказался у ворот, и я прикоснулась к косе, в которую дети Дженкса утром заплели мои вьющиеся рыжие волосы. Я ненавидела то, что мне нравится его голос, но это была знакомая ненависть — та, что давно потеряла свой огонь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.