Стихи

Сильверстейн Шелдон Элан

Жанр: Поэзия  Поэзия    Автор: Сильверстейн Шелдон Элан   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Приглашение

Дерзкий мечтатель, входи! Тень волшебства находящий повсюду, Лгущий, молящий и верящий в чудо, Знаю, сейчас ты услышишь меня. Маг и притворщик, садись у огня. Вихри историй нас ждут впереди. Входи! Входи!

Дождь

Я глаза распахнул И на дождь посмотрел снизу вверх, Он по векам скользнул И в мой мозг перетек без помех, И отныне я слышу в кровати всю ночь напролет, Как внутри головы тихий дождь свои песни поет. Нелегка моя жизнь — Каждый шаг, каждый вздох выверяй, На руках не пройтись — Как ведро, перельюсь через край. Вы простите ту чушь, что наплел я на радость молве — Я не тот, кем я был, — тихий дождь у меня в голове.

Забытый язык

Я когда-то владел языком цветов, И брюзжание гусениц мог до конца понять, Дирижировал хором орущих весной котов И беседовал с мухой, влетевшей в мою кровать, Я смеялся над шуткой скворца, был рыдать готов Вместе с каждой снежинкою, тающей, как мечта. Я когда-то владел языком цветов… Как же это ушло? Как же это ушло? И — куда?

В темноте

Пишу я эти строчки Из внутренностей льва, Поэтому мой почерк Поймете вы едва. Я в клетку ради шутки Зашел давным-давно, И вот — пишу в желудке, Здесь мокро и темно.

Мальчишка по имени Сью

Отец мой сбежал, когда мне было три, Немного оставив для нашей семьи - Бутылку плохого бухла и гитару свою. Не жаль, что папаша поднял якоря, Одно лишь он сделал действительно зря - Назвал под конец меня девичьим именем Сью. Хотел пошутить он, наверное, но Порою мне было совсем не смешно, Похоже, мне жить суждено в бесконечном бою. Девчонка хихикнет — краснею, как рак, С парнями — мгновенно доходит до драк. Да, жизнь тяжела для мальчишки по имени Сью! Я вырос недобрым, но шустрым весьма. Используя мощь кулаков и ума, Слонялся из города в город, чтоб скрыть мой позор. Поклялся я звездам на млечном пути Все бары страны перерыть и найти Отца, для которого вынес я свой приговор. Приехал я в Гатлинбург летним деньком. Гоняться устав за своим стариком, Решил — отдохну и пивка на дорожку попью. Убогий салун я нашел в тупике, С краплеными картами в грязной руке Сидел там паршивый урод, что назвал меня Сью. Я папу легко опознал в подлеце — Колючие глазки и шрам на лице — На фото у матери в спальне был странник похож. Огромен, неряшлив и полностью сед. Сквозь сжатые зубы сказал я: “Привет! Меня зовут Сью. Как дела? А сейчас ты умрешь”. Я вмазал ему между глаз, он упал, Но мигом вскочил, доставая кинжал, И краешек уха отсек мне, нахально смеясь. Я стулом подправил нахалу лицо И, вышибив стену, скатился с отцом Наружу, где пиво и кровь превращаются в грязь. Сильнее, чем он, не припомню громил, Он бил и кусал меня, как крокодил, Глумился, пыхтел, сквернословя ужасно притом. Схватился за пушку, но я был быстрей, Тогда на мгновение замер злодей И вдруг улыбнулся он мне окровавленным ртом. Сказал он: “Сынок, этот мир очень худ, Ты хочешь здесь выжить? Ты должен быть крут! Я знал, без отцовской поддержки расти тяжело. Ругай мой подарок, но он был хорош — С ним, если не будешь крутым, пропадешь, Окрепнуть девчоночье имя тебе помогло. Сейчас ты сражался, как бешеный слон, Меня ненавидеть имеешь резон, Стреляй, если хочешь, тебя я ни в чем не виню, Скажи лишь спасибо, спуская курок, За крепость в плечах и в глазах огонек, Поскольку я — старый чудак, что назвал тебя Сью”. Тут я поперхнулся и выронил ствол, Воскликнул: “Папаня, ты сына нашел!”, И обнял его, и о нем эту песню пою. Я крепко отныне держусь на плаву, И сына когда-нибудь я назову Уильямом, Роджером, Генри, но только не Сью!

Мама и Бог

Бог дал нам пальцы, а мама нас учит есть ложкой, Бог дал нам голос, а мать: “Не кричи невпопад!” Мама считает полезными рис и картошку, Бог сделал так, что гораздо вкусней мармелад. Бог дал нам пальцы, а мама: “Сморкайся в платочек!” Бог дал нам дождь, заслонит его зонтиком мать. Мама сказала: “Спит папа, потише, сыночек!”, Бог дал кастрюли, чтоб ими везде грохотать. Бог дал нам пальцы, а мама — тугие перчатки, Бог дал нам лужи, а мама: “Не вымочи ног!” Мать запрещает ласкать и кормить шоколадкой Милых дворняг — их ведь тоже создал добрый Бог. Бог дал нам пальцы, а мама: “Помой их скорее!”, Бог дал нам грязь — с ней так много чудесных забав! Кажется мне, хоть я многого не разумею: Бог или мама — из них кто-то явно не прав.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.