Помпа номер шесть

Бачигалупи Паоло

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Бачигалупи Паоло   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Паоло Бачигалупи. Помпа номер шесть

Первое, что я увидел в четверг утром, когда зашел на кухню, была задница Мэгги. Вообще-то это не самый плохой способ начать день. Фигура у нее отличная, и формы что надо, так что увидеть с утра пораньше ее симпатичную попку, обтянутую черной сеточкой ночной рубашки, это вполне позитивно.

Если бы не одно «но»: ее голова находилась в духовке. И вся кухня провоняла газом. А в руках у Мэгги была зажигалка с голубым огоньком в шесть дюймов высотой, которой она размахивала в глубине духовки, словно совершая какой-то безумный религиозный обряд.

— О Господи, Мэгги! Что ты делаешь?!

Я метнулся вперед, ухватился за подол ночнушки и рванул ее на себя. Голова Мэгги с грохотом вылетела из духовки. На плите брякнули сковородки. Зажигалку Мэгги выронила, и та покатилась по плиткам пола, закончив свой путь в углу кухни.

— А-у-а! — Мэгги схватилась за голову. — У-а-у!

Затем развернулась и влепила мне пощечину.

— Какого хрена?!

Потом по моей щеке прошлись ее когти и метнулись к глазам. Я оттолкнул ее. Она отлетела к стене и тут же развернулась, готовая вновь ринуться в бой.

— Ты что, обалдел?! — взвизгнула Мэгги. — Бесишься из-за того, что вчера в постели был полным инвалидом? Решил и меня искалечить?!

Она схватила с плиты чугунную сковородку, разбросав по конфоркам куски бекона «Заморозка-люкс».

— Ну что, ублюдок, хочешь еще попробовать, а? Хочешь? — Она угрожающе замахнулась сковородкой и ринулась на меня. — Ну же, давай!

Я отскочил назад, потирая расцарапанную щеку.

— Дура! Я не дал тебе взлететь на воздух, а ты за это хочешь вышибить мне мозги?

— Я готовила тебе завтрак! — она запустила пальцы в свою черную спутанную шевелюру и показала мне кровь. — А ты, скотина, мне голову разбил!

— Я спас твою задницу, вот что я сделал.

Отвернувшись, я стал открывать окна, чтобы выпустить газ. Вместо стекол на кухне кое-где стояли обычные картонки, которые я без труда выдернул, но одну из уцелевших рам заклинило.

— Сукин сын!

Я оглянулся как раз вовремя, чтобы увернуться от сковородки. Вырвав оружие из рук Мэгги, я грубо оттолкнул ее и снова занялся окнами. Она вернулась и, пока я тянул на себя створку окна, попыталась добраться до меня спереди. Все лицо мне исцарапала ногтями. В конце концов я опять ее отпихнул, а когда она попыталась приблизиться вновь, помахал в воздухе сковородкой.

— Щас получишь!

Она попятилась, не сводя глаз со сковороды, и завелась по новой:

— И это все, что ты мне можешь сказать? «Я спас твою задницу»? — Ее лицо пылало от ярости. — А как насчет «спасибо, Мэгги, что решила починить духовку» или «спасибо, Мэгги, что хотела накормить меня чем-нибудь вкусненьким перед работой»? — Она смачно харкнула в мою сторону, но промахнулась и попала в стену. — Сам теперь готовь свой драгоценный завтрак! Чтоб я еще когда-нибудь это делала — да никогда в жизни!

Я уставился на нее.

— Слушай, да ты тупее, чем целое стадо трогов! — Я махнул сковородкой в сторону плиты. — Проверять утечку газа зажигалкой! У тебя вообще мозги в башке есть?

— Не смей так со мной разговаривать! Ты, трогнутый…

Она запнулась на полуслове и вдруг осела на пол, словно на голову ей обрушилась лавина бетонного дождя. Просто плюхнулась на желтые плиты пола в полном шоке.

— О… — Она уставилась на меня, вытаращив глаза. — Прости, Трев, я об этом как-то не подумала. — Она посмотрела на валявшуюся в углу зажигалку. — О черт… — Она обхватила голову руками. — О-о… Bay…

Мэгги начала икать, потом всхлипывать. Когда она снова подняла на меня большие карие глаза, они были полны слез.

— Прости меня, пожалуйста. Пожалуйста, пожалуйста, прости. — Слезы покатились ручьем, струйками стекая у нее по щекам. — Я как-то не подумала. Просто не подумала.

Я по-прежнему был настроен решительно, но Мэгги сидела на полу такая несчастная, сникшая и виноватая, что всю мою воинственность как ветром сдуло.

— Ладно, проехали. — Я поставил сковородку на плиту и снова занялся окнами. В кухне зашевелился ветерок, и газовой вони поубавилось. Когда циркуляция воздуха стала более или менее сносной, я отодвинул плиту от стены. По всем конфоркам были раскиданы ломтики бекона — мягкие, уже подтаявшие полоски свинины. «Что-то вкусненькое» в представлении Мэгги… Мой дедушка пришел бы от нее в восторг: он был ярым сторонником плотных завтраков. Вот только «Заморозка-люкс»… Полуфабрикатов он терпеть не мог.

Мэгги заметила, что я разглядываю куски бекона.

— Сможешь починить духовку?

— Потом. Мне пора на работу.

Она вытерла глаза ладонью.

— Ну вот, только бекон зря испортила, — сказала она. — Прости.

— Да ладно, ерунда.

— Я шесть магазинов обошла, пока его обнаружила. Это была последняя пачка, и мне сказали, что неизвестно, будет ли еще привоз.

На это мне нечего было ответить. Я нашел газовый вентиль и хорошенько закрутил. Принюхался. Обошел кухню. Запах газа почти выветрился.

Только теперь я заметил, что у меня трясутся руки. Попытался вытащить из ящика пакетик кофе и уронил: он плюхнулся на столешницу, словно пузырь с водой. Я положил дрожащие ладони на стол и всем весом навалился на них, чтобы унять дрожь. Тогда вместо кистей начали трястись локти. Все-таки не каждое утро едва не взлетаешь на воздух.

«А вообще-то забавно, — вдруг подумал я. — Чаще всего в газовой трубе вообще ничего нет. И вот надо же: в тот самый день, когда неожиданно дали газ, Мэгги решила поиграть в слесаря-наладчика». Я едва удержался, чтобы не захихикать. Мэгги сидела на полу посреди кухни, тихонько шмыгая носом.

— Прости меня, пожалуйста, — сказала она опять.

— Да все уже, все. Забудь.

Я снял ладони со стола. Они больше не ходили ходуном. Ну вот, уже кое-что. Я наконец разорвал пакетик кофе и залпом выпил холодное содержимое. После событий этого утра кофеин прямо успокаивал.

— Нет, правда, мне так стыдно. Я чуть не убила нас обоих.

Я собирался сказать что-нибудь язвительное — но какой смысл? Бесполезная жестокость!

— Но ведь не убила же? Значит, все в порядке. — Я сел на стул и стал смотреть в открытое окно. Желтый рассветный смог превращался в утренний, серо-голубой. Внизу начинался новый день. Его шум доносился и сюда: крики идущих в школу ребятишек, грохот ручных тележек, скрежет мотора какого-то грузовика, лязг, вой и черные облака выхлопов — все это проникало к нам вместе с летним зноем. Я нащупал ингалятор и сделал вдох, после чего заставил себя улыбнуться Мэгги. — Это как в тот раз, когда ты пыталась почистить розетку железной вилкой. Ты просто запомни, что искать утечку газа с помощью огня — не лучшая идея.

Похоже, я сказал что-то не то. Или не тем тоном.

Водопровод Мэгги заработал снова. На этот раз это были не просто всхлипы и слезы, а настоящий рев: вопли, сопли и потоки воды.

— Прости меня, прости, прости! — повторяла она снова и снова. Похоже на какой-нибудь сэмпл Йа Лу, только без прикольного инфразвукового ритма.

Некоторое время я тупо смотрел на стену в надежде просто переждать и подумывал, а не достать ли мне свой наушник и не послушать ли настоящего Йа Лу. Но сажать батарейки не хотелось, хорошие фиг достанешь. И потом, это как-то неправильно — прятать голову в песок, когда тут человек так убивается. Так что я сидел и сидел, а она все плакала и плакала, и в конце концов я сдался. Уселся на пол рядом с Мэгги, обнял ее и замер в этой позе, пока она не выплакалась.

Наконец она перестала реветь и принялась вытирать слезы.

— Прости. Я больше не буду.

Наверное, она что-то такое заметила на моем лице, потому что повторила настойчиво:

— Нет, правда! Не буду, — она воспользовалась рукавом своей ночнушки в качестве носового платка. — Я сейчас сильно страшная?

Лицо у нее было припухшее и покрасневшее. Я сказал:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.