Гангутский бой

Прохватилов Валерий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гангутский бой (Прохватилов Валерий)

ПРОЛОГ

Гангутский бой… Он произошёл ранним утром 27 июля 1714 года. Это была одна из трёх побед российского флота, в память о которых на синих матросских воротниках издавна прочерчены три белые полосы.

Три победы — при Гангуте, при Чесме, при Синопе…

Три победы, но гангутская победа — самая трудная из них и самая памятная. Потому что она была первой. Именно тогда наконец увидел весь мир: появились у Русского государства силы, с помощью которых стало оно способно защищать свои рубежи не только на суше, но и на море. «Всякой, кто едино войско сухопутное имеет, — одну руку имеет, а которой и флот имеет, — обе руки имеет…» — так писал в предисловии к Морскому уставу Пётр I. Он — под именем Петра Михайлова, в званиях от бомбардирского капитана до контр-адмирала, заслуженных последовательно в боях, — не однажды сам ходил на врага, под ядра и пули, впереди остальных судов. Приходилось в те годы Петру не только флот русский строить, опуская на воду фрегаты и шхерботы, галеры и скампавеи, но и азбуку морских сражений на короткой практике постигать. Почти двадцатилетие — с 1700 по 1721 год — молодая Россия вела изнурительную борьбу с воинственной Швецией — шла великая Северная война. В ходе этой войны надо было не только вернуть свои исконные земли, надо было России и на будущее обезопасить свои границы. Снова, как уже не раз бывало в истории, речь шла не только о независимости, но и о самой жизни Русского государства…

1. «С БЕРЕГАМИ БЫЛА РОССИЯ, НО БЕЗ МОРЕЙ…»

вой древние владения приходилось России отстаивать в битвах не одно столетие кряду. Исконные русские земли возвращать, открывавшие прямой путь на Балтику: побережье Финского залива и невские берега. Новгородские и псковские рати не один раз вынуждены были в боях отступать под напором врага: побережье захватывали то польские, то шведские легионы, то ливонские рыцари. Особенно часто подвергались нападению прибрежные портовые города. Самые крупные из них — крепость Нарва и крепость Ревель (так в далёкие времена назывался Таллинн) — из рук в руки переходили неоднократно. Битвы за них были особенно жестокими. Это и понятно: кто владел портом-крепостью, тот владел и округой.

В 1558 году, ещё при Иване Грозном, во времена Ливонской войны, Нарву освободил знатный воевода, близкий к царскому двору, Алёшка Басманов. Был он не только храбрый воин, но и опытный, полезный для России торговец: приглашал заморских купцов, выкатывал на причал бочки мёда. Лес, пушнину предлагал, разную ремённую упряжь, кожу, лён да пеньку. А в ответ приходили в Нарву доверху гружённые разными заморскими товарами иностранные корабли — датские, французские, шотландские, английские и голландские.

Когда в 1581 году польский король Стефан Баторий древний Псков осадил, русские войска опять отошли и укреплённый торговый центр вновь был потерян: Нарву заняли шведы. Да и разве одну только Нарву мало было им этой крепости: потеснили они в боях русских воинов, земли все захватили — но заливу и по Неве. Флаги русские потоптали, укрепления передовые пожгли. Более чем на столетие воцарились шведы в этих местах…

Так и пришла Россия великая под знамёна Петра — как корабль на рейде с потухшими парусами: с берегами была Россия, но без морей.

Что же вообще представляла собой в то время, то есть до прихода к власти Петра, русская регулярная армия?

Пусть расскажет нам об этом сохранившийся в архивах документ — памятная записка московского посла во Флоренции Василия Чемоданова. Мы находим в ней подробное описание вооружённых сил Русского допетровского государства. Этот документ без волнения читать очень трудно. Гак и кажется, что он невольно как бы переносит нас с вами в те далёкие времeна.

«У нашего великого государя, — писал Чемоданов в записке, — против его государевых недругов, рать собирается многая и несчётная, а строения бывает разного: многие тысячи копейных рот устроены гусарским строем; другия многие тысячи, конныя, с огненным боем, рейтарским строем; многия же тысячи с большими мушкетами, драгунским строем; а иные многие тысячи солдатским строем. Над всеми ими поставлены начальные люди, генералы, полковники, подполковники, майоры, капитаны, поручики, прапорщики.

Сила Низовая Казанская, Астраханская, Сибирская — тоже рать несметная; а вся она конная и бьётся лучным боем.

Стрельцов в одной Москве, не считая городовых, 40 000: а бой у них солдатского строя.

Казаки донские, терские, яицкие бьются огненным боем; а запорожские черкасы и огненным и лучным.

Дворяне же государевых городов бьются разным обычаем: и лучным и огненным боем, кто как умеет. В государевом полку у стольников, стряпчих, дворян московских, жильцов — свой обычай: только у них и бою, что аргамаки резвы, да сабли востры; куда пи придут, никакие полки против них не стоят. То у нашего великого государя ратное строение».

Что ж, как видим, царский посол Василий Чемоданов был настроен в оценке российского воинства очень и очень оптимистично. Так вот прямо и пишет: никакие полки, дескать, против наших не устоят…

Но, однако, мы с вами сегодня не можем не отметить одного существенного просчёта посла: речь ведь в его записке идёт только о сухопутных силах — и ни одного нет слова о флоте.

Кстати говоря, теоретики и военные историки тех далёких лет вообще считали, что боеспособность русских вооружённых сил была ничтожна и что русская армия была несравнимо хуже армий Западной Европы. Однако это не так. В западных армиях главную ударную силу представляли, к примеру, наёмники — приглашённые на службу выходцы из разных стран, защищавшие те или иные королевские знамёна только за деньги. Русская же армия и тогда уже считалась национальной. То есть защищали Россию коренные жители России. В этом уже было главное преимущество. Даже несмотря и на некоторую техническую отсталость.

И однако ж наступило время, когда только сухопутные силы нe могли уже решать всех проблем. К началу XVIII столетия мало было уже государству Российскому для защиты своей лишь сухопутных войск. Тут, возможно, и задумался государь впервые над проблемой немалой, отражённой им позднее собственноручно в чеканной строке: «Всякой, кто едино войско сухопутное имеет, — одну руку имеет…».

Нужно срочно было искать России выход к морям. Чтобы торговать. Чтобы развивать науки, ремёсла, корабельное дело. Чтобы к нуждам государства приспособить опыт развитых европейских стран. Нужно было воевать со Швецией, многочисленные и хорошо вооружённые армии которой считались непобедимыми. Воевать со страной, подчинившей себе огромные пространства вдоль всего Балтийского побережья, покорившей часть не только финских или польских, но и русских земель. Воевать с талантливым шведским воином, молодым королём Карлом XII, с «братом» Карлом, как немного насмешливо любил подчёркивать в разговорах и бумагах своих Пётр I, с королём, всю жизнь мечтавшим расширить и расширять свои владения безгранично. Воевать, понимая, что долгая Северная война годами остаётся для России страшной обузой, что война эта вызвана одной только суровой необходимостью: возвращать запятые врагом земли, отстаивать рубежи.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.