Сага о живых и мертвых

Валин Юрий Павлович

Серия: Мир дезертиров [7]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сага о живых и мертвых (Валин Юрий)

Автор благодарит:

Александра Москальца — за помощь на «всех фронтах»

Евгения Львовича Некрасова — за литературную помощь и советы.

Ивана Блажевича — за помощь и советы.

Часть первая

Глава первая

— Так, где накладные из Конгера? — Син грозно уперлась кулаками в крышку стола, заставленного десятками горшочков и склянок с образцами масла.

Рата покосилась на возмущенную хозяйку и быстренько напрягла память. Действительно, где эти глупые накладные? Утром сама приняла от курьера из порта. Еще зубоскалил мальчишка, как обычно. Остроумием боги парня одарили, — тупому бычку-брюшатику впору, тот тоже вечно из-под камней голый крючок норовит заглотить. Стоп, — бычки-то здесь при чем? Мы же накладные ищем? Роспись, точно помнилось, поставила, в книгу учета занесла, куда же они сейчас запропастились?

— Вы, госпожа, их в стопке расходных посмотрите, — озабоченно посоветовала Рата.

Син принялась раздраженно рыться в стопе разлохмаченных листов. В последнее время с бумагой стало совсем плохо: вздорожала непомерно, да и правильная канцелярская совсем исчезла. Снова начали на клочках пергамента расписки корябать. Плохо — попробуй неровную кожу подшей.

Конгерские накладные нашлись — оказались в самом низу приходных документов.

— Я и говорю, прилипли случайно, — заметила Рата, старательно протирая чернильницу.

— Прилипли, значит? — Син глянула свирепо. — Я тебе сколько раз говорила: думай, куда суешь. Каждый раз в конце дня головоломку мне подсовываешь. И что ты за девица такая — когда не нужно, шустрая, как блоха, когда нужно — спишь за столом.

— Что это я сплю? Утром совсем замучалась — вы в гильдию ушли, ключники товар отпускают, Вини с возницами разбирается, а тут то с рынка набегут, то курьеры глупые один за другим. Разорваться мне, что ли?

— Если кто разрываться не хочет, мигом может обратно на склад отправиться, — мрачно посулила хозяйка. — Замучалась она, видите ли. Как будто я не знаю — сядешь, как деревяшка, глаза в кучку, и нет тебя. Околдована-очарована. Смотри, когда-нибудь у тебя чернильницу прямо из-под носа сопрут. И табуретку из-под задницы утащат.

— Насчет табуретки — это к Вини, — пробурчала Рата. — Он здесь охранник и великий страж.

— Рататоск! — грозно повысила голос Син. — Значит, мне сейчас Вини позвать и за твою лень вздрючить? С каких это пор ты товарищей подставляешь?

Рата посмотрела на хозяйку, моргнула раз, второй, и тихо сказала:

— Виновата. Не подумала. И насчет накладных виновата. Воспитаюсь.

Хозяйка фыркнула:

— Только не здесь воспитывайся. Пол окончательно испортишь. Перед клиентами стыдно. И вообще, контора не для баловства упрямого. Проверь еще раз накладные, и закрываться будем. Я на склад схожу.

Накладные Рата мигом перепроверила. Тьфу, одна-единственная не туда попала, и ведь обязательно именно ее хозяйка и хватилась. Виновата ты, островитянка. Еще и про Вини ляпнула. Он-то здесь при чем? Кругом виновата. Так, допустим, полсотни за бумажку и сотню за охранника? Вини дороже обходится, потому как старый знакомый и вообще человек неплохой. И кто тебя, выдру тупую, за язык тянул? Дурища. Значит, сто пятьдесят. А до обеда с заказом из Краснохолмья лоханулась. Про то никто не знает, но что было, то было. Еще полсотни. И еще за то, что зубы после обеда не почистила. Ну, там работы невпроворот было. Тридцать? Нет, мало. Зубы — дело наиважнейшее. Что, еще полсотни?! А ты как думала? Повозмущайся еще, два десятка за попытку надурить саму себя схлопочешь. А-а-а, значит, двести пятьдесят «воспитаний». Ух, этак вечером и околеешь.

Рата посмотрела на узкое пространство перед столами. На старых досках пола виднелись довольно отчетливые отметины: две от носков сандалий, еще две, послабее, от ладоней. Ладно, хозяйка еще не скоро вернется, а в рассрочку воспитываться полегче. Рата поддернула юбку и привычно мягко упала на пол. Руки на ширине плеч, ступни чуть шире. Поехали, раз-два…

Ученица упрямо отжималась. Темно-красная юбка мела половицы, русые пряди упали на лоб, короткий хвостик волос напряженно вздрагивал. Худощавое легкое тело неутомимо двигалось, ровный носик мученицы сосредоточенно посапывал.

У конторы послышались голоса. Рата подскочила, отряхивая юбку, метнулась за стол. Когда заскрипели ступеньки лестницы, ученица сидела на табурете, поспешно успокаивала дыхание. Дрожь в руках и ногах быстро проходила. Рата испытала прилив некоторой гордости. Раньше на тридцати землю носом клевать начинала.

— …сторожу скажи, пусть за вторым складом особенно приглядывает. За апельсиновое масло расплачиваться — последние штаны с себя снимем, — по лестнице поднималась озабоченная хозяйка.

— Да я уже сказал, — пробубнил идущий следом Вини-Пух. — Ничего, сейчас чуть спокойнее стало. Ночной патруль аккуратно ходит. Должно пронести.

— Пронесет — это в уборной, — машинально заметила хозяйка. — Я не так воров боюсь, как пожара. Вон какая сушь стоит. У Цитадели вчера лавка да дом сгорели. Долго ли? Безумцев в городе хватает. А уж проплаченных безумцев... За пару «корон» любой бродяга…

— Я ночью пару раз обойду и ограду, и склады, — заверил Вини. Охранник жил в домишке, примыкающем к лавке. Упитанный и добродушный Вини производил впечатление неповоротливого увальня, но Рата хорошо помнила, что он бывал в серьезных переделках. Надежный охранник, таких в Глоре еще поискать. Еще Рата знала, что в последнее время в комнатке у Вини частенько ночует веселая бабенка — вдова одного из моряков, сгинувших за Океаном. Ничего вроде тетка, плохого о ней не болтают.

Хозяйка глянула на Рату.

— А что? Я все разобрала, — девчонка показала на накладные. Стопки бумаг теперь выглядели гораздо аккуратнее.

Син молча погрозила кулаком. Рата поспешно вытерла капельки пота на лбу и пригладила растрепавшиеся вихры.

Ой, как страшно. Кулак хозяйки выдающимися размерами не отличался. Так себе кулачок. И сама Син «воительница» не из самых грозных. Ростом разве что чуть выше Раты. Характер, конечно, имеет. Семнадцать лет, а уже который год ведет дела «торгового дома Рудна». Сама торговлю ведет, хотя в гильдии дело на брате числится. Да где тот брат? По-крайней мере, Рата его единственный раз видела, да и то мельком. А в гильдии с юной госпожой Син уже привыкли всерьез считаться. Да, упорная хозяйка Рате досталась. Не всегда Син такой была, и сейчас кое-кто по старой память госпожу Рудна «соплячкой» именует. Но торговля-то идет. Как ни крути, лучшее масло для светильников в городе. И если кому лампу или светильник действительно хороший нужно купить, тоже знают, куда обращаться. С другой стороны, торговля торговлей, а в свои семнадцать Син еще не замужем. Засиделась. Есть у Син дружок — не из людей, из морских дарков. О такой сердечной привязанности, понятно, громко говорить вслух не будешь. Тем более, что дружок уплыл полгода назад и неизвестно, когда вернется. Да и вернется ли? Разве это любовь?

Ой, незачем так думать. У кому-кому, а тебе точно незачем. Да и есть ли у Син та привязанность? Или хозяйка и вправду делает вид, что только о торговле и думает? Поди тут догадайся, когда госпожа ни полслова про себя не проронит. А интересно знать.

Рата любила все про всех знать. И никоим образом не считала любопытство чем-то дурным. В жизни ведь не сплетничала и пересудами не занималась. Но разве нормальный человек от мыслей да догадок удержится? Интерес он потому и интерес, что интересный. И совершенно незачем за обычные вещи «нос откручивать» и «уши драть».

— О, все, — сказал Вини-Пух, — обмерла наша Рата.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.