Незримая нить

Айкин Джина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Незримая нить (Айкин Джина)

1

— Чертова привычка, — пробормотал Фрэнк, открывая глаза и глядя на часы.

Вставать рано вошло у него в обыкновение еще с детства, строгое воспитание не предполагало никаких изменений в раз и навсегда установленном распорядке дня. Собственно говоря, в привычной жизненной ситуации это лишь помогало ему быть в форме, однако в исключительных случаях вроде теперешнего, когда можно было и побаловать себя, исключало всякую возможность дать поблажку своему организму. К тому же лишняя пара часов сна настолько же сократила бы время бодрствования. В этот период вынужденного безделья дни казались бесконечными.

Приняв душ, проделав предписанные врачом упражнения и позавтракав, он расположился было на диване, намереваясь просмотреть купленный накануне специальный журнал, как вдруг зазвонил телефона. Чертыхнувшись, про себя, Фрэнк поднял трубку, заранее зная, кто находится на другом конце линии.

— Привет, мой мальчик! — раздался голос Мирослава.

Мирослав, спортивный агент Фрэнка, слыл человеком хорошим, хотя и обладал всеми недостатками, являющимися преимуществами для человека его профессии: настырностью, изворотливостью и прижимистостью. Однако дела Фрэнка он вел прекрасно — да и свои, вероятно, тоже — и упрекнуть его было не в чем. В придачу к этому он проявил себя человеком верным, на него всегда можно было положиться, что для спортивного агента считалось вовсе не обязательным.

— Какого черта тебе надо? — нарочито ворчливым тоном спросил Фрэнк.

— И это вместо благодарности. Если бы ты не был временно инвалидом, я бы на тебя обиделся, но на больных не обижаются. Ты не забыл, что сегодня тебе на процедуры?

— Как же, с тобой забудешь!

— Не ворчи, мой мальчик. Док сказал, что с твоей коленкой все будет в полном порядке, можешь спокойно отдыхать до конца сезона.

— Если не повешусь к тому времени от тоски, — возразил Фрэнк.

Мирослав рассмеялся.

— Потерпи немного, пройдешь курс процедур и сможешь поехать навестить своих. А заодно и передашь им привет от меня. Кстати, для рекламных съемок все готово, но я попросил их подождать пару недель, пока ты не подлечишься.

— Слушай, Мирослав, оставь меня, ради Бога, в покое.

— Хорошо, хорошо, только не волнуйся. Нервные клетки не восстанавливаются.

Повесив трубку, Фрэнк вновь уселся на диван, но настроения читать уже не было. Чертов Мирослав, угораздило же его позвонить! Хотя, если подумать, в этом и заключается его работа. Действительно, хорошо бы поскорее уехать отсюда, а то он уже начинает ни с того ни с сего кидаться на людей. К тому же давно пора навестить родителей.

А кстати, зачем ждать окончания курса процедур? В конце концов, хорошего врача можно найти где угодно. Мирослав и руководство команды будут, конечно, недовольны, однако не могут же они держать его здесь, как в тюрьме. Необходимо отвлечься, а то из-за этих проклятых снов нервы совсем стали ни к черту. А может быть…

Внезапно пришедшая в голову мысль заставила Фрэнка ухмыльнуться. Конечно, как это ему раньше не пришло в голову? Почему бы и нет, крюк не такой уж большой, а родня может и подождать, в конце концов, пара-тройка дней ничего не изменит.

Все с той же довольной ухмылкой на губах Фрэнк направился в спальню собирать вещи.

Недоуменно моргая, встрепенувшаяся Элинор Фергюссон обнаружила, что находится вовсе не в шикарном номере отеля, в котором три месяца назад провела ночь с известным баскетболистом-профессионалом Фрэнком Корвином, а в занимаемом ею офисе адвокатской конторы. Было серое ноябрьское утро, и вошедшая незамеченной секретарша Шарлотта Баджет только что с характерным звуком шмякнула ей под нос пухлую папку с документами. Смущенно покрасневшая Элинор изобразила на лице улыбку.

— Вот что значит замечтаться, — пробормотала она пожилой женщине.

Нахмурив ровные брови, Шарлотта поправила тронутые сединой волосы, собранные в аккуратный пучок на затылке. Элинор всегда казалось, что такая прическа скорее подошла бы школьной учительнице, хотя, насколько помнила, ни одна из преподавательниц школы, в которой она училась, так не выглядела.

— Так как насчет свидетельских показаний? — спросила секретарша.

Шарлотта что-то сказала? О Господи! Да она еще в худшей форме, чем ей казалось: не только не заметила появления Шарлотты, но и не услышала, что та сказала.

— Свидетельских показаний? — повторила Элинор, с трудом отвлекаясь от предательских мыслей. — Да, разумеется. — Она пододвинула папку к себе. — Прекрасно. Показания главного свидетеля по делу Ханиман.

— Доставлены с посыльным десять минут назад.

— Замечательно.

Однако Шарлотта не уходила.

— Что еще? — спросила Элинор излишне резко, что вообще не лезло ни в какие ворота. Обычно она бывала резка только тогда, когда ей это было нужно.

Брови Шарлотты поднялись выше оправы очков.

— Разве я что-нибудь сказала?

— Нет, но я прекрасно знаю этот твой взгляд.

— Мне просто хотелось спросить, все ли у тебя в порядке. В последнее время ты выглядишь… какой-то рассеянной.

О, в этом сомневаться не приходилось! Однако Элинор вовсе не собиралась в данный момент обсуждать с Шарлоттой причины своею душевного состояния, и вовсе не потому, что считала секретаршу способной разгласить чужие секреты. Просто она сама никак не могла разобраться в своих мыслях.

Элинор окинула критическим взглядом стол, заваленный документами по делу Ханиман.

— Ты подумала над тем, что я тебе вчера сказала?

Шарлотта выпрямилась еще сильнее — если это было вообще возможно.

— Ты имеешь в виду цвет волос?

Лучшая подруга и компаньонка Элинор, услышь такое, убила бы ее на месте. Голди Митчелл сказала бы, что это неделикатное и недопустимое вмешательство в личную жизнь. Однако Элинор просто желала помочь.

Хотя, если честно, то она предложила Шарлотте посетить хорошего стилиста, даже дала ей имя и адрес своего парикмахера, импульсивно, под воздействием обстоятельств, как две капли воды похожих на сегодняшние. Как и сей час, Элинор мечтала о Фрэнке, когда Шарлотта вошла с какими-то срочными делами, и замечание насчет волос вылетело как-то само собой.

А сейчас она просто вспомнила об этом.

— Я не хотела сказать ничего плохого, Шарлотта. — Тяжело вздохнув, Элинор машинально поправила свои черные как вороново крыло волосы. — Могу представить, что ты обо мне тогда подумала.

— Это надо понимать как извинение?

— Нет, как констатацию факта.

— Ясно.

Шарлотта понимающе усмехнулась, хотя вряд ли могла знать, что состояние Элинор было в основном обусловлено одной-единственной, но полной страсти ночью с мужчиной, которого она с тех пор не видела, который даже жил в другом городе…

Секретарша деликатно кашлянула.

— Если тебе понадобится что-нибудь еще, я буду на своем месте.

— Спасибо, Шарлотта, — кивнула Элинор и попыталась продолжить начатую с утра работу, но обнаружила, что смысл прочитанного доходит до нее с трудом.

Ну хорошо, предположим, что та ночь с Фрэнком была хороша, решила она. Нет, прекрасна. Даже великолепна. Однако воспоминания о случайных встречах с мужчинами совершенно не в ее стиле и тем более волнующие сны на эту тему. Не говоря уже о том, что это случилось так давно, еще в августе, а сейчас шел уже конец ноября. Скорее всего ее возбужденное состояние было вызвано тем, что в последнее время она редко встречалась с мужчинами.

Собственно говоря, с той поры этого не случалось ни разу… за все четыре месяца!

Открытие поразило Элинор до глубины души. Неужели это произошло с ней, никогда не боявшейся собственной сексуальности и менявшей мужчин как перчатки?! Нет, этого просто не может быть, потому что не может быть никогда. Должно быть, здесь какая-то ошибка. Поспешно открыв ящик стола, Элинор начала лихорадочно рыться в поисках ежедневника. Несомненно, она с кем-нибудь да встречалась. Например, с этим Ланкастером, после банкета по случаю открытия галереи…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.