Дождь из огурцов (сборник)

Востряков Игорь

Жанр: Детская проза  Детские    1989 год   Автор: Востряков Игорь   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дождь из огурцов (сборник) (Востряков Игорь)

Прилагательное

Мы проходили прилагательное. Объяснений Полины Ивановны я не слушал и весь урок читал книгу «Всадник без головы». На следующий день Полина Ивановна, как нарочно, вызвала меня к доске, где уже был написан текст, и продиктовала всему классу:

За грибами

Три друга пошли (в какой-то) лес за (какими-то) грибами. У (какого-то) Миши была (какая-то) корзинка, а у (какого-то) Коли и у (какого-то) Вани (какие-то) лукошки. Они собирали (какие-то) грибы и перекликались (какими-то) голосами. Вдруг (какое-то) небо потемнело и пошел (какой-то) дождь. Миша, Коля и Ваня спрятались под (каким-то) деревом.

– А теперь, ребята, – сказала Полина Ивановна, – придумайте нужные по смыслу прилагательные и поставьте их на место пропущенных слов. Это касается и тебя, Синичкин!

Я сделал вид, что усиленно думаю, а сам с надеждой посматривал на Ваську. Васька что-то написал на бумажке и бросил ее мне. Полина Ивановна сидела ко мне спиной и писала. Я развернул бумажку и стал по порядку быстренько вставлять Васькины прилагательные в предложения. Я так спешил, что даже рука заныла от напряжения. Наконец я переписал последнее прилагательное и сказал: «Все!» Когда я сказал: «Все!», ребята подняли головы от тетрадок – и класс грохнул. Я никогда не слышал, чтобы так смеялись.

Полина Ивановна очень рассердилась и, строго взглянув на меня, сказала:

– Ну что ж, Синичкин, если ты считаешь, что все прилагательные на месте, то прочти нам, что же ты написал.

И я стал читать:

За грибами

Три друга пошли в косолапый лес за развесистыми грибами. У голубого Миши была неумытая корзинка, а у раннего Коли и продолговатого Вани незнакомые лукошки. Они собирали счастливые грибы и перекликались квадратными голосами. Вдруг первое небо потемнело и пошел вчерашний дождь. Миша, Коля и Ваня спрятались под жизнерадостным деревом.

– Теперь тебе понятно, Синичкин, – сказала Полина Ивановна, – что, даже списывая готовое, нужно думать и самому?

Я сказал:

– Понятно!

Но как Полина Ивановна узнала, что я списывал, этого я так и не понял.

Политинформация

Классный политинформатор Мишка Гуляев заболел, и им временно назначили меня. Целую неделю я готовился. Наконец наступил, день «дебюта». Полина Ивановна пригласила меня к своему столу, а сама села за последнюю парту и стала проверять тетради. Я так хорошо знал, о чем буду говорить, что, наверное, мог бы пропеть все, как стихи, но, сам не зная почему, скучным Мишкиным голосом забубнил привычное:

– Ребята! В мире произошли важные события! Так как важных событий было очень много, я расскажу вам только о самых важных из них. Потому что всегда важно в политинформации рассказать слушателям именно о важных событиях, чтобы всем сразу стало ясно, как важно знать самые важные события!

Как только я произнес это, ребят будто кто выключил. Братья Федоровы принялись играть в «морской бой», девочки зашушукались, кое-кто задремал. Мне стало обидно. Чтобы спасти положение, я стал рассказывать им самые занимательные истории, какие знал, но все было напрасно. Тогда я с отчаяния решил читать газету по диагонали – сверху вниз, а потом вдоль и поперек.

– Хроника! – крикнул я. – В арктических прериях Сахары австралийский колбасник Цифердумов вывел новую породу сумчатого айсберга, скрестив для этого воображаемый обломок мельничного колеса с железной мочалкой великого Гумбольдта!

Кое-кто из ребят поднял головы, прислушиваясь, а Васька уставился на меня с явным интересом. Ободренный первым успехом, я продолжал:

– Происшествия. Вчера из молочной фермы «Заря Востока» сбежали два телеграфных столба. Столбы обнаружены полицией в трех тоннах из двадцати децибелл по местному времени!

Теперь уже весь класс вместе с Полиной Ивановной смотрел на меня.

– Их нравы! – с вызовом крикнул я. – Капрал Джони, прыгая через стену, уронил голову. При осмотре голова оказалась свиной. В капрале очевидцы опознали левый сапог с правой руки сегодняшней бороды вчерашнего премьер-министра! Все! Классный политинформатор нам больше не нужен!

– Как это не нужен? – удивились ребята.

– Так, – сказал я, – хватит на одном человеке поездом ездить! К политинформации нужно готовиться вместе, тогда всем интересно будет!

– Полина Ивановна, я не понял! – крикнул Васька. – Почему сумчатый айсберг застрял в арктических прериях, если в правой руке у него был левый сапог?

– Потому и застрял, – сказала Полина Ивановна, – что случайно перепутал правую перчатку сегодняшнего урока с левым ботинком вчерашней политинформации!

Как я летал в космос

Однажды на уроке мне в голову пришла блестящая мысль «улететь в космос». Любой порядочный ученик знает, что такое «улететь в космос». Сидишь за партой, и все думают, что ты внимательно слушаешь, о чем говорит учитель, а на самом деле мысленно гуляешь по Марсу или сражаешься с летающими роботами. На полет я настроился хорошо, так что сразу улетел за пределы солнечной системы. Летаю по космосу, а в это время наша учительница Полина Ивановна и объявляет:

– После уроков мы всем классом пойдем смотреть художественный фильм «Это мы не проходили». Кто-нибудь из вас сейчас сходит и купит билеты!

– Пусть Синичкин идет! – крикнула Ирка Лутошкина. – Он у нас самый сообразительный!

– Можешь идти, Синичкин, – разрешила Полина Ивановна.

Я услышал только последние слова: «Можешь идти, Синичкин!»

Взял портфель и пошел.

– Ты зачем портфель взял? – закричали ребята.

– Так меня же отпустили!

– Пусть портфель останется, он тебе только мешать будет!

– Ты, Синичкин, хоть знаешь ли, куда тебя выбрали? – поинтересовалась учительница.

Мне стыдно признаться, что не знаю.

– Знаю, – говорю.

– Ну, если знаешь, так вот тебе деньги, сходи и купи на всех!

Я взял деньги и пошел, а куда идти – не знаю и зачем – тоже не знаю. Для начала решил спуститься с лестницы, но на предпоследней площадке, к моему несчастью, не оказалось лампочки. В потемках я наступил на что-то визжащее, как свинья, и оно, подпрыгивая на ступеньках, понесло меня вниз. В конце концов меня так подкинуло, что я открыл дверь лбом и вылетел на улицу. Иду и думаю: «Что же это может быть такое, на чем по всей лестнице съедешь и ничего не сделается?»

Дошел до витрины зоомагазина, стал шишку на лбу рассматривать, тут меня и осенило:

«Так вот куда меня послали! Недаром на переменке Ирка Лутошкина о хомяках толковала, о живом уголке!»

И я зашел в магазин. Но оказалось, что всех хомяков давным-давно раскупили, а на цветных попугайчиков не хватило денег. Расстроенный, поплелся я к выходу. У окна, в террариуме, одиноко лежали две черепашки и глядели на всех грустными глазами. У меня что-то дрогнуло внутри, я вернулся и купил черепашек.

Пришел в класс, остановился у порога, а черепашек за спиной держу.

– Ребята! – громко объявила Полина Ивановна. – Гена Синичкин сейчас сделает нам сообщение!

Я набрал в грудь побольше воздуха и выпалил:

– Я купил то, что заказали, но чтобы они не потерялись, их придется держать в ящике!

В классе захихикали.

– Никуда они не денутся, – успокоила меня Полина Ивановна, – я их в сумочку положу!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.