Собака и Волк

Андерсон Пол Уильям

Серия: Короли Иса [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Собака и Волк (Андерсон Пол)

Рождение чудовища:

Предыдущие события

Гай Валерий Грациллоний, уроженец Британии, вступив в юном возрасте в ряды римской армии, дослужился до звания центуриона Второго легиона Августа. Отличился в сражении на Адриановом валу, остановив нашествие варваров. Магн Клеменций Максим, командующий римской армией на Британских островах, доверил Грациллонию исполнение особой миссии. С небольшим отрядом солдат ему предстояло отправиться в Ис, западную оконечность Арморикского полуострова.

Загадка этого города-государства, бывшей финикийской колонии, не разгадана до сих пор. Начиная с Юлия Цезаря, Ис, по сути, был федерацией, младшим союзником Рима. Тем не менее Цезарь ни разу не упомянул его в своих мемуарах. С течением времени были утрачены и летописи, содержавшие сведения об Исе. Империи, одолеваемой многочисленными невзгодами, стало постепенно не до королевства. Грациллонию предложили занять остававшуюся долгое время вакантной должность римского префекта, что-то вроде «советника», советы которого, однако, надлежало выполнять неукоснительно. В эти трудные времена обретшему серьезные полномочия центуриону вменялись в обязанность восстановление и удержание мира на полуострове.

Было это, разумеется, нелегко: ведь Максим, свергнув поделивших было между собой власть императоров, намеревался стать единоличным правителем на Западе. Грациллоний надеялся, что этот сильный человек положит конец коррупции, раздорам и общей слабости, делавшим римские владения легкой добычей варваров. Новое назначение состоялось, несмотря на то, что Грациллоний являлся адептом вымиравшего языческого культа (митраизма), и это в то время, когда христианство стало официальной государственной религией.

Грациллоний пересек Галлию и прибыл в королевство Ис. Красота местности его потрясла. Не успел он оглядеться, как вступил в единоборство.

Бои-единоборства определяли, кто станет королем Иса. В Священном лесу за три ночи полнолуния кандидату требовалось одолеть своего соперника. Победитель немедленно вступал в брак с девятью галльскими королевами. Будущих жен набирали из детей, дочерей и внучек из Сестринской общины. До восемнадцати лет такая девочка была весталкой, пока царствующая королева не умирала. В этом случае между грудей юной девушки появлялся крошечный красный полумесяц, а это означало, что она становилась верховной жрицей и королевой. При отсутствии значка она оставалась весталкой до истечения срока службы. Королева беременела только тогда, когда этого желала. Для предохранения она съедала несколько цветков огуречника, прозванного «подарком женщине». Рожала только дочерей. В прошлом женщины из Сестринской общины обладали большими способностями к магии, однако последующие поколения постепенно почти утратили эти свойства.

В королевстве всем заправляли три бога: Таранис, бог неба, триединая Белисама и Лер, бог моря. Почитались (по желанию) и другие божества. Под давлением римлян в Исе появилась христианская церковь, обслуживавшая небольшую паству. Если бы не религиозные распри, город вполне можно было назвать цивилизованным. В предыдущие пять лет королем Иса был жестокий Колконор. Не в силах более его переносить, девять жен прокляли мужа и пригласили нового претендента. Ритуал свой совершили они на острове Сен, затерявшемся среди скал и рифов. Остров этот принадлежал только им, и там постоянно кто-то из них находился. Даже в особые дни на острове несла дежурство хотя бы одна жена.

Они договорились напоить Колконора допьяна и раздражить его самолюбие, в результате чего король нанес только что прибывшему в Ис Грациллонию смертельное оскорбление. Римлянину, однако, не следовало выходить из себя и вступать в драку. Впоследствии центурион никак не мог понять, что на него нашло. Но к тому моменту он, к немалому для самого себя удивлению, стал победителем. Его провозгласили королем и мужем девяти жен-галликен.

Самую молодую и красивую жену звали Дахилис. Они без памяти влюбились друг в друга. Король должен был, тем не менее, исполнять супружеский долг и в отношении остальных жен, за исключением двух, вышедших из детородного возраста. Грациллонию повезло, что одной из них была Фенналис: ведь она была матерью другой королевы, Ланарвилис, а его вера не позволяла спать с обеими. Он обнаружил, что со своими женами никогда не утрачивает силы, в то время как с другими женщинами он был полным импотентом.

Вера Грациллония продолжала вызывать нарекания, что не мешало ему исполнять обязанности высшего жреца, главы государства и даже являться земным воплощением бога Тараниса. Ритуал запирания и отпирания Морских ворот также был заботой короля.

В годы правления императора Августа королеве Бреннилис чаще, чем другим женам, являлись пророческие видения. Она предсказала подъем уровня моря, — оно непременно затопит город, если не принять меры, — и заставила римских инженеров построить защитные укрепления. Боги потребовали, чтобы дамба была из камня. Морские ворота открывались при отливе и закрывались при подъеме воды. Во время шторма, в качестве дополнительной защиты от разбушевавшейся стихии, ворота, имевшие противовес, запирались на тяжелый засов. Поднимать и опускать ворота мог один человек. Делал это король, когда был дома. Ключ от замка являлся своеобразной эмблемой власти, и король носил его на теле, когда находился на территории государства.

В королевстве верили, что Бреннилис открыла новую эпоху, что, благодаря богам и ее Покрову, государство, несмотря на блестящие достижения в торговле, ремеслах и судостроении, не бросается на глаза врагам. Ис по праву называли королем северных морей, однако римские неурядицы с неизбежностью отражались и на этом благополучном государстве.

В отличие от предшественников, Грациллоний энергично управлял королевством. Мало того, что под его влиянием римские правители Арморики удерживались от гражданской войны (тем самым он исполнял наказ Максима), он еще сумел договориться с пиратами, — саксами и скоттами, — которые до него опустошали побережье. Действия Грациллония вызвали недовольство местных аристократов, вставших в оппозицию королю. Римом они были недовольны вдвойне: ведь им, язычникам, официально навязали христианство. И все же без Империи государство их вряд ли бы выжило.

В Эриу, [1] скотты делились на туаты, не совсем то же, что племена или кланы. У каждого туата имелся свой король. Такой король, как и все прочие, подчинялся верховному лорду. Весь остров поделили на пять частей. Королевствами эти территории назвать было нельзя, хотя, как правило, власть в них принадлежала одному человеку. На юге это был Муму, на западе — Коннахт, на востоке — Койкет Лагини, на севере — Койкет-н-Улад. Центральная часть острова, — Мида, — была выделена из Коннахта и Койкета Лагини. Священная гора являлась своего рода центром, столицей, из которой короли Миды управляли всем островом.

В описываемый нами период королем Миды был Ниалл Мак-Эохайд, могущественный военачальник, спланировавший то самое нападение на Британию, которое Максиму удалось отбить. Не успокоившись, Ниалл замыслил новые атаки и начал с Галлии, воспользовавшись шедшими там междоусобными войнами. Его любимый старший, но еще совсем юный сын, Бреккан, уговорил короля Миды взять его с собой.

Опасаясь такого развития событий, Грациллоний сделал необходимые приготовления. По его просьбе галликены устроили шторм (это был последний раз, когда женам удалось волшебство), в результате чего корабли скоттов налетели на рифы. Те, кто выжил, выбрались на побережье королевства, где всех их поубивали римские солдаты, моряки королевства и мобилизованные на защиту города рыбаки. Ниаллу удалось спастись, но Бреккан погиб. Пришедший в ярость Ниалл поклялся отомстить жителям королевства, на которое, по его словам, он нападать не собирался.

У римлян тоже были потери. Среди них — Эпилл, заместитель Грациллония по военной части, к тому же митраист, собрат по вере. Исполняя волю друга, Грациллоний похоронил его на мысе Ванис, который тот защищал, несмотря на то, что боги Иса давно распорядились хоронить своих мертвых в море или в глубине страны, в связи с чем на мысе Рах разрушился заброшенный некрополь. Когда Грациллоний, не желая никого оскорбить, обратил другого легионера, Кинана, в митраистскую веру в священном для Белисамы ручье, разгорелся новый религиозный скандал.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.