Коричневый дракон

Эльтеррус Иар

Серия: Девятимечье. Коричневый мир [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Коричневый дракон (Эльтеррус Иар)

Глава 1

Тяжело дыша, Мать Драконов смотрела на звездное небо пустыми глазами. Боль постепенно отступала, давая возможность дышать. Вокруг, на тысячи километров, ни единой души, а значит, нет необходимости терпеть молча. Драконий крик раскатился по горным ущельям, отзываясь эхом на сотни голосов. Все тело, лапы и хвост отказывались слушаться Ши'А, отзываясь резкой болью на любую ее попытку пошевелиться. Только лишь когда взошел Цейл, императрица смогла сделать несколько шагов. О полете она пока что не думала. В данный момент дракона была не в силах оторваться от земли, а не то что лететь. Ши'А предстоял долгий, изнурительный день одиночества на плато. Что ж, теперь у нее будет достаточно времени, чтобы проанализировать собственные поступки и понять, где она допустила ошибку, повлекшую столь тяжелые последствия.

Слияние не состоялось, и в этом Ши'А винила только себя. Ненависть и желание избавить мир от Коричневого Хранителя затмили разум. Она и мысли не хотела допускать, что новый Хранитель может оказаться совершенно иным человеком, нежели убийца Аркмен. Теперь остается только молить Владыку, чтобы с Коричневой Леди ничего не случилось.

Горестно вздохнув, дракона посмотрела на небо. Детки… вы теперь там и готовитесь к новой жизни, но уже в иных сферах, куда ей пока еще дорога заказана. Разумом дракона понимала это, но сердцем принимать не хотела. Судорога прошлась по телу, заставляя Ши'А издать пронзительный крик. Очередная волна потери охватила душу — Дар. Она ведь так и не узнала, как погиб черный дракон. Возможно, когда состоится встреча с Коричневой Леди, гибель Дара перестанет быть тайной. Бесстрашный мальчик до конца оставался верен ей — в этом Мать Драконов не сомневалась.

Текли мучительные часы ожидания. Постепенно тело приходило в норму, и дракона начала ходить. Ближе к закату крылья вновь наполнились силой, и Ши'А смогла взлететь в сумеречное небо. Бросив напоследок печальный взгляд на то место, где совсем недавно стояли пять камней, дракона полетела во дворец. Предстояло сделать многое, а в первую очередь поговорить с королем русалов. Необходимо узнать, каким образом Изида воздействовала на Коричневую Леди, и есть ли возможность вернуть Хранительницу в мир Цейла.

К тому же у Найяр остались друзья на Арлиле — их необходимо предупредить о случившемся. Как не хотелось Матери Драконов вновь оказаться на планете людей, но иного выхода она не видела. Отправлять кого-то из своих подданных в столь опасное путешествие дракона не собиралась. Сама заварила кашу — самой и расхлебывать. Слишком многое придется объяснять, слишком много тайн, которые не стоит открывать.

Вернувшись во дворец поздно ночью, Мать Драконов переговорила с управляющим, попросила не беспокоить ее до тех пор, пока сама не выйдет, и закрылась у себя в комнате. Она мысленно вела диалог с королем Матиушем, подбирая слова и формулируя просьбу. К утру дракона знала, что скажет русалу и о чем попросит. Изнеможенная, но готовая к разговору, она наконец-то позволила себе заснуть. Мать Драконов часто видела сны, но только не в эту ночь. Провалившись в пустоту, Ши'А проспала до вечера следующего дня. Она не знала, что этой же ночью на Арлиле так и не уснули несколько человек, ожидая вестей от Коричневой Леди.

* * *

Наверное, такое у многих бывает — идешь в толпе и вдруг видишь знакомые глаза, черты лица или улыбку. Дернешься навстречу, но, увы, — показалось… И такая тоска в сердце! Обозналась, вновь ошибка… С того момента, как меня выкинуло с Решала, я часто ошибаюсь. То покажется, что вижу Киру, ее огненные волосы, то промелькнут мудрые глаза отца Лазурия, то могучий торс Валдека. Единственный, кто никогда не мерещится, это Дар. Не знаю, может, мое подсознание специально блокирует образ дракона, чтобы боль и горечь утраты окончательно не разрушили душу. После его гибели я решила, что больше никогда и никого не полюблю. Меч советует не зарекаться, но спорить с ним нет желания.

Прошло уже полгода, как неведомые силы, вмешавшись в процесс слияния с драконой, вышвырнули меня и Феликса из Коричневого Мира. В первые дни я все еще надеялась, что вот-вот случится чудо, и за нами придут, помогут вернуться домой. Но проходили дни, недели, и ничего не менялось. Дверь в волшебную страну оказалась закрытой наглухо. Я металась, словно тигр в клетке, пытаясь вырваться, только вот все мои потуги были напрасными.

С Феликсом мы могли лишь разговаривать.

«А чего ты хочешь? — вздыхал Меч. — Нас прервали на самом интересном месте, нарушили древнейший обряд. Я лишен магии, вернее основной ее составляющей. Все, на что хватает сил — это разговаривать с тобой».

Чем больше проходит времени, тем сильнее я сомневаюсь в здравии собственного рассудка. А вдруг именно так сходят с ума? Посторонний голос в голове, разговоры с невидимым другом? Все произошедшее так реально и так неправдоподобно… Драконы, маги, межпланетные полеты — расскажи кому, и диагноз поставят сразу. Если бы раньше мне кто-то поведал подобную историю, то я однозначно покрутила бы пальцем у виска. Потому и молчу как рыба о том, где была и что делала.

И все-таки голос Феликса помогал мне верить и надеяться на перемены. «Безнадежность — удел неверящих», — сказал Кор, и я запомнила его слова навсегда. Пока есть надежда, есть шанс.

«Вы только посмотрите на эту даму, — возмущался Меч, слушая мои размышления, — радоваться надо, что вместе остались, а она нюни распускает».

Действительно, обычно Феликс покидал тело Хранителя, когда тот по тем или иным причинам расставался с Коричневым Миром. В нашем же случае все пошло иначе. Меч не покинул свои ножны, но и доставать его я не могла. А так хочется провести ладонью по его мерцающей стали, ощутить тяжесть в руке…

Коричневый Мир изменил меня, мои привычки и характер. Я стала более сдержанной и замкнутой. И в сложившейся ситуации больше всех повезло бабе Нюше. В первое время она никак не могла привыкнуть к тому, что я не реагирую на ее нападки и обращаюсь к ней не иначе как Анна Ивановна. Старушка пыталась провоцировать на скандалы всеми возможными способами: то насыплет мне в суп полпачки соли, то испачкает кетчупом кухонное полотенце. Фантазия у нее была богатая. Вот бы взять ее с собой в Коричневый Мир… Я думаю, что Анне Ивановне там понравится. Особенно в Тармане. Наверное, так и сделаю, когда найду способ вернуться туда.

Вообще-то она оказалась милой старушкой. Как-то зимним вечером я сидела на кухне без света. Анна Ивановна стояла в дверях и пыталась провоцировать на скандал. Мне было настолько плохо, что все ее колкости и ругательства пролетали мимо. Глядя в окно на заснеженный город, я потихонечку пела песенку дракончиков. Слезы готовы были сорваться с ресниц, но Коричневая Леди ведь не плачет… Я даже не заметила, как старушка замолчала и присела рядом.

— Прости меня, ладно? — шмыгая носом, произнесла она.

— За что? — не поворачивая головы спросила я.

— За все.

Мы сидели рядом — две одиноких, битых судьбой женщины. Я — брошенная матерью, она — брошенная на произвол судьбы детьми.

— Понимаешь, Ниночка, — Анна Ивановна впервые назвала меня по имени, — в нашей жизни как ведь все устроено: если не ударишь первой, то ударят тебя. Всю жизнь я только с этим и сталкивалась. Как говорится — бей своих, чтобы чужие боялись. Или ты подомнешь под себя, или тебя сломают.

— Анна Ивановна, а как же принцип: как ты относишься к людям, так будут относиться и к тебе?

Старушка то ли кашлянула, то ли вздохнула.

— Нет такого принципа, девочка, нет. Мир жесток и беспощаден к слабым. Выживает только тот, у кого есть зубы и когти.

Соседка говорила с такой уверенностью в правоте своих слов, что я невольно поежилась. Наверное, очень сложно жить всю жизнь с таким мировоззрением: бей, не останавливайся, иначе прибьют тебя. Я вспомнила своих друзей. Нет, Анна Ивановна, вы не правы. Отец Лазурий никогда и никому не причинял зла, и его любят, уважают. Или Кастин с Кирой? Они даже слышать не хотят о жестокости. Наглотавшись вдоволь боли и горечи, брат и сестра скорее умрут, чем обидят невинных.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.