Когда ты рядом

Талан Светлана

Жанр: Современная проза  Проза    2012 год   Автор: Талан Светлана   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда ты рядом (Талан Светлана)

От автора

Своим романом я хотела напомнить нам, людям, о том, как быстротечна жизнь.

Мы постоянно спешим, суетимся, сетуем на проблемы и не замечаем за повседневными хлопотами тех, кому сейчас действительно очень трудно. Мы ищем у близких и родственников сочувствия и понимания, порой не задумываясь о том, сделали ли сами что-то хорошее и полезное для других. Скажете, что вы не олигарх, не миллионер, чтобы быть спонсором и помогать другим, — сами, мол, боремся за выживание. Но не всегда деньги решают все, и это на примере своей жизни доказывает моя героиня. Обыкновенная медсестра Даша случайно заболела СПИДом и сразу же оказалась изгоем в современном обществе, которое не готово принять таких больных. Но невежество окружающих не сломило девушку, оставшуюся один на один с бедой, она не опустила руки. Не будучи богатой в материальном плане, Даша богата душевно. Ее искренности, широте и открытости сердца, доброте, готовности к самопожертвованию, умению любить может позавидовать любой из нас.

Мне очень хотелось бы, чтобы вы посмотрели другими глазами на больных СПИДом и стали хоть немного внимательнее и добрее к тем, кто сегодня находится рядом с вами.

Искренне ваша

Светлана Талан

Часть I

Вы можете любить людей, больных СПИДом.

Вы можете прикасаться к ним.

Вы можете быть друзьями.

Вы можете ухаживать за ними.

Мы все одинаковые.

Нкоси Джонсон, активист движения против СПИДа, Йоханнесбург, Южная Африка

Глава 1

Иван Иванович с облегчением вздохнул. Минул четверг, операционный день. Обычный рабочий день, как все за сорок лет проведенные им в отделении хирургии. Впрочем, не такой уж и обычный. Сегодня он провел три удачные операции — значит, им были спасены еще три жизни. Можно было бы спокойно уйти на заслуженный отдых, уехать жить в деревню, в родительский дом, и ухаживать за больной матерью. Он так и собирался сделать чуть ли не каждый день, но уход с работы постоянно откладывал на завтра, на послезавтра, на весну, на лето, на «после отпуска». По вечерам, когда одолевала усталость после тяжелой смены, он мечтал о том дне, когда можно будет не ломать голову, размышляя о правильности поставленного диагноза, о непредвиденных реакциях организма послеоперационных пациентов, а просто проснуться рано утром под крик петухов в деревне и, нырнув в густой туман, спуститься к тихой речушке с удочкой в руках. А наутро Иван Иванович просыпался под гул машин, проносящихся под его окнами, и снова с головой окунался в работу. Нельзя сказать, что он внушил себе, будто без него отделение хирургии закроется и земля перестанет вращаться вокруг своей оси. Просто он очень любил свою работу и не мог представить собственную жизнь без белого халата и скальпеля в руках.

Иван Иванович снял халат, открыл скрипучую дверцу шкафа и аккуратно повесил его на вешалку. Его работа не допускала ошибок и требовала постоянной, ежеминутной бдительности, аккуратности и щепетильности. Таким он и был — или таким его сделала работа? Он включил электрочайник и взглянул на часы. Вот-вот должен подойти Виталий и принять смену. Виталием Иван Иванович был доволен. Пожалуй, из всех хирургов, с какими ему приходилось работать, этот молодой парень был самым перспективным. Именно ему Иван Иванович с огромным желанием передавал свой накопленный годами опыт и знания. Виталий Степанович, как звали его в отделении все, кроме Ивана Ивановича, работал хирургом только два года, но провел самостоятельно уже немало сложных операций. Чувствовалось, что молодой человек на своем месте. С одной стороны, Ивана Ивановича это радовало, а с другой — он ревностно относился к удачливости молодого хирурга. Но это была добрая, белая зависть, и Иван Иванович не видел в ней ничего предосудительного.

«Вот дождусь момента, когда Виталий покажет себя с лучшей стороны на все сто процентов, тогда и уйду с работы», — задумал однажды Иван Иванович и стал ожидать подходящего момента.

Чайник вскипел, и кнопка его щелкнула. Почти одновременно кто-то постучал в дверь.

— Можно? — спросил молодой, высокий, если не сказать длинный, парень в очках, открывая дверь.

— Заходи, Виталик, — расплылся Иван Иванович в доброй отеческой улыбке. — Я уже и чайник вскипятил, ожидая тебя.

— Я не опоздал, — заметил Виталий. — Здравствуйте, Иван Иванович.

Несмотря на высокий рост, Виталий не сутулился, как это обычно бывает, держался ровно, словно натянутая струна, и от этого казался еще выше. Его голубые глаза весело смотрели из-за очков. Он быстрым, ловким движением натянул белоснежную шапочку на коротко остриженные светло-русые волосы и набросил халат на зеленую футболку с непонятной надписью «ML».

— Я готов пить чай и принимать смену, — широко улыбнулся он.

— Не смену, а смены, — поправил Иван Иванович, ставя на стол две фарфоровые чашки в мелкий синий цветочек.

— Как это?

— Мне надо съездить к матери в деревню, — сказал Иван Иванович. — Я хочу попросить тебя отработать ночную смену за себя и дневную — за меня.

— Без проблем. — Виталий широко развел длинные руки в стороны. — Сколько угодно.

— А как же твоя личная жизнь? Как невесты?

— А-а… — Виталий небрежно махнул рукой и поморщился, отчего его очки сползли на кончик носа. — Какие там невесты!

— Эх, мне бы твои годы… — улыбнулся Иван Иванович в седые усы. — Я бы ни одной сестрички в отделении не пропустил.

— Они все заняты, — ответил Виталий, отхлебывая чай.

— Тогда остаются больные. Какие тебе больше подходят: с переломами, аппендиксные или черепно-мозговые?

— Ну и шуточки у вас, Иван Иванович! Лучше расскажите, как ваша мама.

— Рана не заживает, гноится. Что тут поделаешь? Возраст и сахар. Сахар, возьмите себе на заметку, молодой коллега, хорош только в чае, а не в крови, — улыбнулся Иван Иванович.

— А сколько вашей маме?

— Восемьдесят шестой пошел.

— Да-а, — протянул молодой доктор, — возраст мешает выздоровлению.

— Мать жива, а отца нет уже десять лет, — сказал Иван Иванович, и по его лицу пробежала тень. Он сделал несколько глотков, и его глаза снова лукаво блеснули. — А хочешь, я тебе из деревни девушку привезу? Сейчас там большой выбор: доярка, алкашка, брошенная мужем с тремя детьми…

— Иван Иванович! — взмолился Виталий. — Давайте я лучше смену принимать буду!

Проводив коллегу до лифта, молодой врач обошел палаты и, убедившись, что все в порядке, отправился в свой рабочий кабинет. Заведующий отделением уехал на два дня в столицу на симпозиум, Иван Иванович — в деревню к больной матери, а ему, Виталию, предстояло провести на работе сутки. Поэтому, пока в отделении спокойно, нужно срочно заняться малоприятным, неинтересным, но необходимым делом — писаниной. Он сел за стол, где аккуратной стопкой лежали бумаги и карточки больных, и вспомнил, как его первый раз подвели к наставнику. Иван Иванович показался Виталию чересчур строгим, даже жестоким. Он бросил беглый скептический взгляд на растерянно хлопающего глазами новоиспеченного врача и, скривившись, спросил:

— Значит, хочешь стать хирургом?

— Да, хочу, — сказал Виталий.

— Очень хочешь или по долгу службы положено?

— Я очень хочу стать хорошим хирургом, — набравшись смелости, твердо, четко выговаривая каждое слово, произнес Виталий. Похоже, это произвело на опытного врача впечатление: глубокие морщины на его лбу разгладились.

— Гм… — хмыкнул доктор и глянул Виталию в глаза сквозь стекла очков. — Учиться умеешь? Слушать старших?

Молодой доктор почувствовал себя стоящим у доски и плохо выучившим уроки школьником.

— Я, уважаемый Иван Иванович, внимательно вас слушаю.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.