Бегом на шпильках

Макстед Анна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бегом на шпильках (Макстед Анна)

В прошлый раз я поступила ужасно, поскупившись на слова благодарности, так что предупреждаю: теперь я собираюсь это компенсировать. Я не смогла бы написать «Бегом на шпильках» без помощи множества хороших, терпеливых, великодушных людей. Итак, огромное спасибо: Филу, за твою любовь, поддержку, шутки и гениальность (прости, но нам с Шерил об этом говорить можно); самой Шерил, за все вопросы, относящиеся к еде; Мэри, за то, что выдержала очередной кошмар в образе вымышленной мамы; моей самой лучшей на свете сестре Леони, за то, что исправно передавала мне все анекдоты типа: «Да, он носит тапочки. Ну и что? Он же не из Лондона»; Джонни Геллеру, моему нерегулярному компаньону по обедам и самому лучшему агенту в мире; Линн Дрю, за ее блестящие редакторские правки и готовность присутствовать на пантомимах; Энди Маккиллопу, за его сердечность и поддержку; Марку Маккаллуму, за обеды; умнейшей бабушке Эштон; Рону Бирду, который никогда не сдается; Карен Гиббинс, моей соседке по самолету; Кейт Паркин, за общее очарование; Гленну О’Нилу, за шикарную обложку; и всем талантливым людям в издательстве «Рэндом Хаус», без помощи которых эта книга до сих пор была бы лишь смутной фантазией в моей голове.

Мне было очень весело (некоторые даже скажут: чересчур весело) собирать материал для «Бегом на шпильках», и я чрезвычайно благодарна всем перечисленным ниже людям за их время и знания: красавчику Джиму (я тебя обожаю); Энн Сакс, моей замечательной, верной подруге; «червоной даме» Джо (ты такая обаятельная); Элизабет Фергюсон и Джейн Дивайн, вы были великолепны; Джейн Пэрис, ты тоже; Джону Пери, «а это шикарный ресторан?» (неужели такое действительно было, что ты мне когда-то не нравился?); Полу Бирну, прости мне мою дислексию; Стиву из «Контемпо»; Джудит, Рею, Венди, Софии, Мартину, Пьеру, Джону Натану (я все это выдумала, честное слово); Кэзу Мерсеру (за то, что знает все); Джейсону Рэкхаму (без тебя у Тони ничего бы не вышло); Джине Шорт (Франни обязана именно тебе, самым что ни есть положительным образом); Гарри Селби, мастеру на все руки; Эмме Битти, за вдохновение и за то, что разрешила мне прокатиться в пожарной машине; ребятам из ее смены (откровенно говоря, вы могли бы и сами зажечь кого и что угодно: даже свое собственное здание); Стиву Васселлу, ты герой; Маурицио из «Амики Дели», все возможные ошибки — только мои; дяде Кену, мы с Филом считаем, что ты просто супер; Элеаноре Бейли, моей наставнице по группе начинающих; Тревору Блаунту, гуру пилатеса; Анне Чивли, ты просто сумасшедшая; Сэму Невиллу, за разговоры, разговоры и еще раз разговоры; Фрэнку Таллису, ты очень умный парень; Люси, за то, что знает итальянский; Тиффани Смит, за информацию по Австралии; Дин Джейд, за ее экспертизу; Элизабет Дэвис из «Национального общества по проблемам остеопороза», спасибо.

И, наконец, это книга о дружбе и одновременно (за исключением пощечин) — дань уважения Лие Харди, Алисии Дрейк-Риис, Джо Кессел, Саре Малтиз, Венди Бристоу, Саше Слейтер, Лоре Дубинер, Эмми Далли, Анне Мур и Карен Гестетнер, которые помогли мне с «Давайте покончим с этим», — и много-много в чем еще.

Глава 1

Невеста лезет на дерево.

— Осторожней, Бабс, там ветка какая-то хлипкая. Ты точно уверена?..

Хрусть! Бултых!

— Ну вот, — говорит она, хлюпая к берегу: довольное чудище, все в зелено-коричневой грязи. — Зато мяч сбила.

Изумленное «ах!» вытягивает меня из круговорота мыслей, и я вдруг понимаю, что невеста давно уже не та двенадцатилетняя, насквозь промокшая девчонка. Теперь это роскошная, взрослая девушка: ожившее полотно Боттичелли. Нежный шелест шелка и мягкое шуршание тафты — моя лучшая подруга останавливается и поворачивается к своему жениху. Во взгляде столько интимного, что я не выдерживаю и отвожу глаза. Неподалеку вдруг гогочет гусь, хотя, возможно, это сморкается моя мама. Сердито улыбается викарий, — ждет, пока все утихнут, — а затем начинает сравнивать семейную жизнь с постройкой дома.

Я вытягиваю шею поверх рядов колышущегося оперения шляпок — и чувствую, как острый локоть брата впивается мне в ребра:

— Все-таки невеста в теле — это что-то! Сразу хочется отложить подальше пирожок.

Заливаясь краской, я шепчу:

— Тони, пожалуйста! Бабс — просто амазонка.

Моему братцу непременно нужно быть в центре внимания, как другим людям — дышать; однако даже его беспардонные замечания не могут испортить сегодняшний праздник — главный день в жизни Бабс. Ее собственную маленькую сказку, сбывающуюся наяву в легкой дымке кружев и конфетти. Она вся сияет. А я сижу в толпе гостей, вздыхая и воркуя вместе с ними, и знаю, что этой свадьбы мне не забыть никогда. Это — начало и конец. Начало замужества и конец прекрасных отношений. Наших отношений.

Просто сказать: «Бабс — моя самая близкая подруга» — все равно, что сказать: «Эйнштейн кое-что смыслил в арифметике». Мы с Бабс знаем друг друга как самих себя. Мы — кровные сестры с двенадцати лет (все-таки успели породниться, прежде чем моя мама вырвала у Бабс из рук опасную бритву). Те, у кого когда-нибудь была лучшая подруга, меня поймут. Тем, у кого когда-нибудь была лучшая подруга, незачем рассказывать о самодельном ежевичном вине в саду и потом — сумасшедшей гонке на «скорой», когда тебя всю дорогу выворачивает наизнанку. Или о секретном шифре, известном только нам двоим (и слава богу — иначе мне пришлось бы вас убить). Или о том, как мы доводили друг дружку до исступления, соприкасаясь языками. Или о наших испанских каникулах, когда нам было по шестнадцать лет. Или о том, как Бабс стала встречаться с самым крутым, рослым и блондинистым парнем в школе, подсунув меня его занудному, уже тогда лысоватому приятелю-коротышке (я, кстати, ему тоже не нравилась). Или о том, как Бабс решила, что залетела, и мы просачковали биологию, выклянчивая заветную пилюлю у ее участкового врача.

Мне незачем пересказывать наши бесконечные разговоры о всяких разностях: о том, как вывести прыщи с помощью зубной пасты; о том, как некоторые папаши внезапно срываются в Лос-Анджелес со своими секретаршами (адюльтером уже давно никого не удивишь); о примерке первого в жизни бюстика в магазине, когда хамоватые тетки орут на всю улицу номер твоей груди; о шансах выйти за Мэтта Диллона; о том, каково это — жить с пластинкой на зубах, от которой в ужасе отказался бы сам Ганнибал Лектер; о матерях, приезжающих вытащить тебя с вечеринки, одетых в пальто, из-под которого торчит подол ночнушки… Так много разговоров, что не успеешь оглянуться, — а тебе уже за двадцать.

И даже когда после школы наши пути разошлись, мы не смогли долго выдержать порознь. Я выбрала колледж в Лондоне, чтобы не разлучаться с Бабс. Мы жили в одной квартире, мы жили одной жизнью. Ни один человек не мог обидеть нас так, как мы обижали друг друга. Парни приходили и уходили, начинали и кончали, — не стесняйтесь, можете понимать это буквально. Было несколько серьезных бойфрендов, но в основном — куча недоумков. Однако мы не очень-то беспокоились по этому поводу. Впереди было еще столько субботних вечеров! Нас гораздо больше волновала наша будущая карьера. В общем, наши с Бабс отношения были столь прекрасны, что сделать их еще прекраснее никому было не под силу.

А потом она встретила Саймона.

Я смотрю, как он надевает ей на палец кольцо, и замечаю, что рука у него слегка подрагивает. Что это — любовь или похмелье? Неподходящие мысли для церкви, так что помещаю их в файл под именем: «Зависть», обнимаю и целую счастливую пару и игнорирую Тони, когда тот снова лезет со своими комментариями:

— Я насчитал семнадцать ниток жемчуга.

Протискиваюсь сквозь надушенную толпу гостей: туда, где на большом пюпитре выставлен план рассадки. Надеюсь найти свое место как минимум рядом с одним из итальянских родственников Бабс мужского пола (ее мама, Джеки, родом из Палладио, — есть такой городок неподалеку от Виченцы, — и, похоже, все его население, явно состоящее исключительно из кинозвезд, прибыло сегодня на свадьбу). Пробегаюсь глазами по незамужним «мисс», пока не утыкаюсь в «мисс Миллер, Натали», Стол № 3. Дефицит Сирелли и Барбьери за столом № 3 разочаровывает, но зато я сижу на приличном расстоянии от «миссис Миллер, Шейла» (Стол № 14).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.