Я - Гений. Заражение

Быстров Кирилл

Серия: Я - Гений [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я - Гений. Заражение (Быстров Кирилл)

ГЛАВА 1  "ПРИЮТ"

 – Меня зовут Гордон Раш, и я – гений. 

 – Вот как? – удивился доктор Бартли, увлечённый изучением каких-то бумаг, лежащих перед ним на столе. Он даже не взглянул на своего собеседника, но его брови поднялись вверх. – Ну, сейчас посмотрим. Держи. Это тест измеряющий уровень интеллекта. 

 Гордон внимательно изучил бланк, в котором было более сотни вопросов. Пустая трата времени. Всё равно, что измерять интеллект линейкой. Он никогда не любил психологов, но доктор Бартли, сидящий перед ним, почему-то раздражал более обычного. Наверное, оттого, что считает себя очень умным, раз взялся мерить интеллект других. А может быть из-за его очков, которые, судя по всему, были нужны доктору исключительно для важности. Даже невооружённым глазом было видно, что линзы очков не искажают, а значит у доктора отличное зрение. Интересно, он сам решил прийти? Всё-таки путь от ближайшего города до приюта не близкий, и случайные гости здесь редкость. Нет, скорее всего, доктора пригласила Лили – хозяйка приюта. С неё станется. Прежде чем приступить к заполнению бланка Гордон внимательно изучил все вопросы, а через несколько минут уже протягивал доктору готовый бланк с ответами.

 – Не хочу тебя разочаровывать, юноша, – устало взглянул на него поверх очков доктор. – Но ты вовсе не гений. Ты набрал ровно ноль баллов из ста возможных. Позови, пожалуйста, следующего.

 Гордон поднялся со стула и, дойдя до выхода из кабинета, не оборачиваясь, бросил:

 – В вашем тесте минимальный результат – единица.

 Закрывая за собой дверь, он с удовольствием отметил крайне озадаченное выражение на лице доктора Бартли.

 В коридоре было шумно. Толпа ребятишек в ожидании своей очереди оживлённо болтали но, увидев Гордона, сразу обступили его полукругом.

 – Ну как прошло? – спрашивали они. – Получилось?

 – Что он спрашивал?

 – Ну как? – спросил недавно вышедший из того же кабинета Майк. – Ты показал этому зазнайке?

 Гордон не успел ничего сказать, потому что дверь за его спиной отворилась, и оттуда вышел доктор. 

 – Мальчик! Э-э-э... – доктор Бартли взглянул на бланк, где было записано имя. – Гордон! Как ты это сделал?

 – Я же сказал, я – гений.

 – Но как?

 – В вашей формуле, по которой вы подсчитываете результат, есть ошибка.

 Дети разразились заливистым смехом. Кое-кто даже кричал что-то, показывая пальцем на доктора, но в шуме нельзя было разобрать что именно. 

 – Ошибка? – недоумённо переспросил тот, с трудом перекричав детей. – Какая? 

 – Я выстроил ответы таким образом, чтобы положительные и отрицательные варианты нейтрализовали друг друга. Ваша формула  ущербна тем, что позволяет это сделать.  

 Майк, смеявшийся громче всех, вдруг выкрикнул:

 – Доктор, вам самому не мешало бы пройти свой тест на интеллект, – и разразился уже совсем неприличным хохотом.

 – Безобразие, – буркнул тот в ответ и, отчаянно покраснев, широкими шагами направился к выходу. На пороге он едва не налетел на только что зашедшую Лили – хозяйку приюта. 

 – Что происходит, что за шум? Доктор Бартли? – спросила она.

 – Это возмутительно!
- доктор обогнул Лили и под громкий хохот выскочил на улицу, откуда послышался его крик: – Сами работайте с этими детьми.

 Майк толкнул Гордона в бок и с выражением неописуемого восторга на лице сказал:

 – Дай пять!

 Лили сурово посмотрела сначала на Гордона, затем на Майка, и у последнего сразу сползла с лица улыбка. Он дважды хлопнул Гордона по плечу и прошептал ему на ухо:

 – Ну, удачи, друг.

 – Гордон Раш! – громогласно объявила на весь корридо Лили. – За мной, пожалуйста.

 О-о-о, как ему был знаком этот тон.

 В кабинет Лили, сквозь ажурные занавески на окнах, пробивались тусклые лучи солнца. Занавески раскачивались в такт завываниям ветра на улице, и Гордон ёжился, когда порывы, проходя сквозь весь кабинет, добирались до него. Лили ходила вдоль стола, из одного конца кабинета в другой, будто собираясь с мыслями. 

 –  Думаешь так просто пригласить сюда доктора для обследования? Когда они узнают о том, где расположен приют, сразу вспоминают о неотложных делах, – обиженно говорила Лили, ходя из стороны в сторону.
- Гордон, ну что тебе сделал доктор Бартли? Зачем ты всегда срываешь психологические обследования?

 В кабинете Лили вдруг стало ещё холоднее, и Гордон машинально застегнул воротник до самого подбородка.

 – Ну-у... я не люблю психологов. У них не наука, а сплошное гадание. Никакой точности, – боязливо ответил Гордон, ожидая новой вспышки праведного гнева со стороны Лили.

 Но вместо этого она наоборот смягчилась, и присела напротив собеседника.

 – Конечно, до твоей любимой математики ей далеко, – улыбнулась она. – Гордон тебе уже двенадцать лет! Пора понять, что каждая наука данная нам Великим Квинтом является необходимой. В том числе психология.

 – Я только и слышу что о Великом Квинте, и о его великом вкладе в развитие человечества. А вот кем он был, никто почему-то не говорит.

 – Хорошо, – серьёзно кивнула Лили. – Я расскажу вам о Великом Квинте на следующем уроке истории, но ты кое-что пообещаешь мне.

 – Что?

 – До начала лета никаких выходок!

 – Идёт. Когда будет урок истории?

 – Сегодня, после обеда, – ответила Лили, поднимаясь из-за стола, будто давая понять, что разговор окончен. – Беги на улицу, все уже давно там.

 Гордон, не веря что так легко отделался, поспешил воспользоваться советом.

 Гордон Раш жил в приюте столько, сколько помнил себя. И следует признать, что это было очень счастливое для него время. Пусть жизнь в приюте и не была насыщена разнообразием, но здесь был его дом и его единственная семья. Конечно же, он не раз интересовался у Лили, как он здесь оказался, но та, всегда отвечала одно и то же:

 – Тебя и Эли, принёс сюда мужчина, я не запомнила его лица, оно было скрыто под капюшоном. Он назвал ваши имена, фамилии и даты рождения. Затем ушёл. Вам тогда было по семь месяцев.

 Это всё, что удалось из неё выудить. К слову об Эли, которую принесли вместе с Гордоном: они имели одинаковые дни рождения. Можно было бы решить, что они близнецы, если бы не разные фамилии. Гордон получил фамилию Раш, а Эли фамилию Брук. Но дело было даже не в фамилиях. Они вовсе не были похожи друг на друга, как это обычно бывает с родственниками. У Гордона были необыкновенные глаза, полностью чёрные, если не считать белую корону вокруг зрачка. Те, кто долго смотрел Гордону в глаза, уверяли, будто видели в них солнечное затмение. Гордон имел тёмно-русый цвет волос, и слегка смуглый цвет кожи. Эли же наоборот всегда была бледной, словно никогда в жизни не выходила под солнце. А аккуратно распущенные волосы серебристо-белого цвета, лишь подчёркивали её бледность. Не похожи они были не только внешностью, но и характерами, тем не менее, они отлично ладили друг с другом. Они везде появлялись вместе, застать их порознь было почти невозможно. Вот и сейчас Эли терпеливо дожидалась Гордона на улице, как он подозревал, совсем не для того чтобы посочувствовать. И оказался прав. Пронзительный взгляд вкупе со съехавшей набок белой вязаной шапочкой, создавал устрашающее впечатление. Гордон хотел было ретироваться обратно в помещение, но не успел. 

 – А ну-ка стой.

 – Эли, ну мне и так уже досталось, пожалуйста, не нужно продолжать. Я обещаю, что больше не буду издеваться над недалёкими докторами. 

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.