Дурсли

ледиСоль

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: ледиСоль   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

* * *

Глава первая.

Больше всего на свете Вернон Дурсль ненавидел экстрасенсов. Равно как и гадалок, колдунов и всяких других «спиритуитов», как он их называл. Он терпеть не мог фантастику и вообще любые фантазии, предпочитая им железные факты. Ещё в колледже друзья уважительно называли его «Реальный Верн». Услышав, что кто-то говорит, например, о сборище любителей «потустороннего», Вернон мог войти в раж и, с яростью обличая «никчемных шарлатанов», случайно нанести вред и невинному, в сущности, сплетнику. Уже ко второму его курсу слово «магия» стало негласным табу на факультете. Вряд ли это было хоть кому-либо в тягость, поскольку молодые люди, изучающие бизнес и производство, признавали только магию цифр. А ещё лучше - больших цифр. И желательно в денежном эквиваленте.

У Дурсля была мечта. Большая красивая мечта, родившаяся в тот памятный счастливый день, когда дядя Вилли показал маленькому Верни привезённую из Германии умопомрачительную, шикарную Вещь с труднопроизносимым названием электроперфоратор. С тех пор мальчику стали сниться сверкающие, новенькие, зверски рычащие инструменты, обступающие его со всех сторон. Это были светлые сны, наполняющие юную душу неизъяснимым блаженством. Тяга эта не прошла в школе и в подростковом возрасте. А возмужав, он и вовсе стал замечать за собой тайные страсти при взгляде на то, как очередная дрель в его руках уверенно проделывала очередную дырку в чём-нибудь уже не важном для истории.

Судьба всегда была благосклонна к Вернону. Закончив колледж, он поступил на службу в престижную фирму, где сделал головокружительную карьеру благодаря своим лидерским качествам. Возможно, некоторую роль сыграла также женитьба на дочери главного управляющего Эванса, высокой, стройной и вообще безупречной Петунье. Как бы то ни было, через год после медового месяца, сложив деньги, ссуженные тестем, наследство от бедного любимого дяди Вилли и собственные сбережения, Вернон Дурсль открыл своё производство. Он начал создавать Дрели! И дрели стали понемногу его обогащать. Дурсли купили уютный дом в тихом зелёном пригороде, хорошую машину и зажили на зависть соседям.

Словом, что и говорить, этот великолепный во всех отношениях - хотя и несколько полноватый - мужчина был просто баловнем Судьбы. Но та же самая Судьба не была бы названа некоторыми мудрецами злодейкой, если бы всё-таки не подкинула Вернону большую жирную свинью.

В то свежее сентябрьское утро, когда счастливый муж и предприниматель пил за газетой свой любимый приторно-сладкий кофе, в кухню, шурша занавеской, залетела несуразная пёстрая птица и сбросила на стол большую открытку с яркими движущимися картинками. Вернон сказал птице «брысь!» и вытолкал её в окно, ловко орудуя газетой. Мельком взглянув на послание и отметив про себя «до чего же дошла печатная индустрия», мужчина внезапно заметил насколько Петунья, занятая до этого печеньем, переменилась в лице.

- Вернон! Ты только не волнуйся, Вернон! Это… - и она замерла, прикрыв узкой ладонью рот.

- В чём дело, дорогая?
- заботливо пробормотал тот, не подозревая какой удар ему придётся пережить с минуты на минуту.

- Это от Лильен…

- Открытка от твоей сестры? Интересно… - всё ещё добродушно пропел Дурсль, разворачивая пёстрый буклет.

Сначала он немного удивился - когда зелёные буквы с ветвящимися завитушками начали складываться в слова прямо у него на глазах:

«Дорогие Петунья и Вернон! Лили Эванс и Джеймс Поттер имеют честь пригласить вас на своё бракосочетание. Которое состоится 25 сентября в имении Поттеров, Годрикова Лощина, в 15.00».

Затем Дурсль слегка опешил, поскольку считал себя знатоком экономической географии, но название так и не всплывало в памяти. Поверх зелёных строчек стал медленно вырисовываться золотой купидончик с луком. Создание прицелилось и выстрелило прямо в Вернона. Тот крякнул, выронил открытку на стол и схватился за нос. Когда же купидончик извернулся и послал стрелу прямо в Петунью (она вздрогнула и в ужасе уставилась на мужа), Вернон побагровел и угрожающе зашипел:

- Эт-то… что за… шутки?!.

На послании, сверкая чернилами, добавились новые строчки:

«Что, попались? Это всего лишь маленькое заклинание, чтобы вы могли преодолеть защитный барьер! Никакого дресскода. Мы будем рады видеть вас у себя!».

В воздухе над письмом материализовался массивный кулон. Петунья всхлипнула. Кулон помедлил немного, и, звякнув в тишине, приземлился на желтоватую бумагу. Под ним образовалась надпись: «Портключ прилагается», и две затейливые подписи придали эпистолярному чуду полную завершённость.

- П-петунья… - наконец сумел выдавить из себя красный как помидор любитель перфораторов.
- Петунь…я!!!

Это был самый настоящий, первый, грандиозный скандал в мирном семействе. С криками и обвинениями, битьём посуды и истерикой. Когда обе стороны порядком устали и притихли, Вернон понял, что надувательством здесь и не пахнет, поскольку так искусно врать не умеет никто, а Петунья, согласно брачному договору, получила справку о своем полном душевном здоровье (все Дурсли всегда с почтением относились к договорам).

Ближе к вечеру пара тихо сидела рядышком на диване в гостиной. И жена время от времени всхлипывала, вытирая покрасневший нос белоснежным платком.

Старательно придерживая руками голову, из которой так и норовила уползти ненавистная информация, Вернон пытался сжиться с новыми фактами своей биографии. Он оказался родственником молодой преуспевающей ведьмы, имеющей блестящий диплом Школы Магического Мастерства и умеющей делать из вредных мышей иголки, полезные в домашнем хозяйстве. На руках у Дурсля оказался ключ, способный мгновенно перенести его в мир недоступный большинству обывателей, и на следующем Вечере выпускников Вернон может смело обличать самого себя в шарлатанстве и возмутительных профанациях...

А Петунья мысленно взвешивала все «за» и «против», пытаясь решить для себя, говорить ли мужу о войне, которая захлестнула магический мир, и как ей спросить о том, поедут ли они на свадьбу. Муж сам разрешил её сомнения, заявив, наконец, с пламенной страстью в глазах, что пока не готов мириться с действительностью, грубо поправшей его этические нормы. Поэтому будет лучше, если их семья станет жить как прежде, будто никакого волшебства нет и в помине («Хотя бы в помине», - подумала Петунья). Вопрос о путешествии на свадьбу отпал сам собой.

Наутро, как обычно, Вернон выпил свой кофе и отправился на работу, радуясь, что солнце встало где положено и предметы падают строго вниз, даже не пытаясь зависнуть в воздухе. Петунья достала из бюро простую открытку с синими цветами и написала для Лили вежливый отказ с поздравлениями - всё как положено. Не то чтобы женщина очень любила свою сестру - она всегда ей завидовала, и это чувство не доставляло особой радости - просто Петунья всё всегда делала как положено. В конце письма, не удержавшись, она приписала, что, скорее всего, в ближайшем будущем Лили станет тётей. Петунья была уверена в своей беременности, но никому ещё о ней не сказала, даже Вернон был пока не в курсе. Ей не было известно, зачаровала ли сестра портключ ещё и для отправки писем, но обычно Лильен так и делала. Петунья втайне гордилась тем, что отправлять письма портключом у неё получалось каждый раз, не то, что у матери - той это давалось с большим трудом, несмотря на все успехи Лили в чарах. Значит дело в её, Петуньи, талантах!

Двадцать пятого, в два пятьдесят, молодая дама заперлась в ванной с письмом и кулоном. Положив серебряную вещицу перед собой на туалетный столик, она стала греть конверт межу ладоней. Подержав его так минут пять, осторожно положила на кулон и отошла в дальний угол. Несколько минут ожидания, тихий хлопок, и конверт исчез вместе с украшением. Петунья удовлетворённо вздохнула.

* * *

Новость о своём будущем отцовстве Вернон воспринял с полным восторгом. Он носился с Петуньей по врачам, покупал ей всё, что она захочет, по первому намёку и был просто на седьмом небе от счастья. В тот день, когда врач торжественно подтвердил беременность жены, Дурсль так воодушевился, что вызвонил Мардж с её собачками и устроил в доме большой праздник с шарами, шампанским, огромным тортом и хлопушками. Последние, по мнению Петуньи (она, конечно, этого не сказала), были лишними, потому что собачки всякий раз пугались и визжали, а у самой Петуньи сердце уходило в пятки. Всё нормализовалось, когда она потихоньку заткнула уши берушами.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.