СЕКТОР КРУГА IV.Третья СИЛА

Кутолин Сергей Алексеевич

Жанр:   Автор: Кутолин Сергей Алексеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

СЕКТОР КРУГА IV.Третья СИЛА.

“Наводить тень на ясный день”. И закуролесила Судьба генерала Андрея Андреевича Власова. Его привезли в Берлин. На Виктория штрассе 10, где находилось Отделение Военной Пропаганды в составе Главной Ставки Вооруженных Сил, (сокращенно WPr. IV), Власов встретился с другими русскими пленными или перебежчиками, которые выразили готовность сотрудничать с немцами. Начальником этого отделения, которому подчинялся Штрикфельдт и в котором работал капитан Николай фон Гроте, был полковник Ханс Лео Мартин. Штрикфельдт действовал очень умело, подчиняясь одновременно отделению с полковником Мартином и отделению “Иноземные войска на Востоке” с полковником Рейнхардом Геленом. Это давало ему возможность в критических ситуациях отклонять неприятные требования с третьей стороны, причем, заранее заручившись согласием, он мог ссылаться то на одно, то на другое учреждение. Таким образом, ему удавалось идти своим путем. Вильфрид Карлович Штрик-Штрикфельдт родился в 1897 году в Риге. Учился в Реформатской гимназии в Петербурге и окончил ее в 1915 году. В том же году вступил добровольцем в русскую армию, получил офицерское звание, воевал до конца первой мировой войны. В 1918—20 гг. участвовал в освободительной борьбе против большевиков в Прибалтике и под Петербургом. Затем в течение четырех лет работал по мандату Международного Красного Креста и Нансеновской службы по оказанию помощи голодающим в России. После этого учился (экономика, право). В 1924—39 гг. представлял в Риге германские и английские предприятия. В 1941—45 гг. – переводчик и офицер германской армии. Ближайший сотрудник и друг А. А. Власова. Скончался 7 сентября 1977 года в Оберштауфене (южная Бавария). При содействии генерала Гелена и полковника графа фон Штауфенберга был создан “Отдел восточной пропаганды особого назначения”, а начальником его был назначен Штрик-Штрик-фельдт. Так был создан центр политического ведения войны или, точнее, “русский центр для генерала Власова”. Разрешение на отпуск средств было достигнуто при совместной помощи Штифа, Штауфенберга, Альтенштадта и Кламмрота, причем Штауфенберг отбросил многие возражения Рённе. Как раз Штауфенберг увеличил число личного состава с 400 до 1200. Личный состав Дабендорфа должен был, по его словам, послужить ядром возможного дальнейшего развития. Бюджет включал, таким образом, содержание восьми генералов, шестидесяти старших офицеров и нескольких сотен нижестоящих офицеров – по русскому персоналу. Соглашение с Отделом ФХО предусматривало план размещения русского персонала при ста фронтовых дивизиях и специальных частях, а также назначение русского связного, персонала при комендатурах лагерей военнопленных, находившихся в ведении ОКВ, в прифронтовой полосе и в Германии. В целом, штатное расписание должно было в будущем охватить 3600 плановых офицерских должностей. Посол Японии генерал Эшима протестовал в Министерстве иностранных дел против развертывания Власовского Движения. Такого рода дипломатическая вражда неизменно повторялась. Япония тогда вела войну против Соединенных Штатов и Англии. С Советским Союзом после подписания договора о ненападении она поддерживала дипломатические отношения и, конечно, стремилась сохранить такой порядок возможно дальше. Правда, она была вынуждена держать одну армию в Маньчжурии, но зато у нее были развязанные руки для действий против атакующих так называемых “прыгунов с острова на остров”, как иронически именовались войска генерала Мак-Артура. По политическим соображениям японцы были готовы оказывать маленькие услуги советскому режиму, что превращало их в защитников интересов Советского Союза в Берлине. Это подтверждалось тем, что вмешательство японского посла всегда следовало, когда в борьбе за признание Власовского Движения чаша весов склонялась в его пользу: например, когда казалось, что Власов получит согласие на формирование первых десяти дивизий, или в его распоряжение придут разбросанные многочисленные подчиненные генералу Кёстрингу батальоны и роты. Японцы проявляли большой интерес ко всем событиям, связанным с Власовским Движением. Им удавалось получать ценные сведения, используя при этом многочисленные каналы. Одним из таких источников был Александр Степанович Казанцев. Он был редактором русской эмигрантской газеты в Белграде и членом русской эмигрантской организации НТС (НТС — Национально-Трудовой Союз, в настоящее время Народно-Трудовой Союз) ), а в описываемое время принадлежал к числу свободных сотрудников русского происхождения во власовском штабе на Викториа штрассе. Будучи одним из подписавших Пражский Манифест о Русском Освободительном Движении и редактором главного органа этого движения “Воля Народа”, он пользовался известным влиянием. Казанцев был служащим немецких Вооруженных Сил, то есть не был чином РОА, что он всегда подчеркивал. Его жена служила в японском посольстве в Берлине. Супружеская пара Казанцевых часто принимала у себя японских гостей, которые приносили подарки. Сквозь призму НТС, где душой был очень даже интересный человек Александр Степанович Казанцев и выходило, что и фашизм, и большевизм во всех формах его родимых пятен людям России не нужен, но есть Третий Путь, а именно программа Народно– Трудового Союза. А потому, если в первой книге “Архипелаг ГУЛАГ” А. И. Солженицын, хотя и имевший в момент написания книги, очень ограниченные источники информации, почувствовав объективную правду Движения, попытался ее показать. Теперь “Третья сила” России просто необходима. А.С.Казанцев, несмотря на свои экивоки в сторону японцев любил полиберальничать, например, с интересом слушал лектора школы Александра Николаевича Зайцева: “.. Свобода слова и печати — это одна из основ правового государства. Она дает возможность общественного контроля над всем, что происходит в стране. Она является гарантией, что никакие темные деяния, будь ли то властей или частных лиц, не останутся без порицания или наказания. При действительной свободе слова и печати немыслимо существование тоталитарных режимов, при которых к власти пробираются всякие проходимцы с заднего крыльца, а во главе государства оказываются какой-нибудь недоучившийся семинарист или неудачник ефрейтор…”. Правда за этим Зайцевым охотилась СС, но благодаря своевременному предупреждению через генерала Малышкина, он с помощью НТС исчез в Берлине. Для подобных целей у НТС был грузовичок с надписью: “Внимание! Опасность заразы: тиф”. Такую машину как будто с тяжело больным, пропускали всюду. Потом его после войны встречали во Франкфурте на Майне… Конечно, никакого интереса власовское движение не играло в планах НТС, если бы не противостояние фашистской Германии и СССР. Да ведь никто из сторонников третьей силы и не был повешен после окончания второй мировой войны. Этих людей практически даже не интернировали в Союз из Западного сектора союзников. А формулировка Третьей силы Казанцева, это формулировка последовательного защитника и сторонника НТС: “Третьей силой является русский народ, который решил борьбу между Сталиным и Гитлером в пользу Сталина. Взаимоотношения, которые ныне определились между западными демократиями, с одной стороны, и Советским Союзом и его сателлитами, с другой, — в основном одинаковы с теми, которые в свое время существовали между Германией и Советским Союзом. Опять же русский народ — третья сила, и ему выпадает решающая роль. Союз и совместные усилия вместе с русским народом в борьбе с коммунизмом являются не только одной из нескольких возможностей, чтобы спасти мир от грозящей катастрофы, но и единственной”. Приговор власовцам был ясен с самого начала — высшая мера наказания. Он был объявлен 1 августа 1946 года и гласил: смерть через повешение. Повешение, потому что эта казнь является унижением. Казнены были: А. А. Власов, В. Ф. Малышкин, Г. Н. Жиленков, Ф. И. Трухин, Д. Е. Закутный, И. А. Благовещенский, М. А. Меандров, В. И. Мальцев, С. К. Буняченко, Г. А. Зверев, В. Д. Корбуков и Н. С. Шатов. Главная военная прокуратура России отклонила иск о реабилитации генерала Власова в 2001году. И новое поколение россиян не могут сказать теперь, что у них сзади Ленин живёт, но запах новой жизни всё же по-прежнему похож на сон под ватным одеялом в чёрной магии мысли и письменности, исходящей от третьего пути, поскольку народ мрёт на переходных путях перестроек, подозревая обман масс среди церковных восковых свечей, где голос Иисуса так слаб, а баритон капитала так выразителен в третьей Силе умыкания народной собственности.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.