Сферосоидос. Часть 2. Сферосоидос в агонии

Кукла Роузи

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сферосоидос. Часть 2. Сферосоидос в агонии (Кукла Роузи)

Часть 2. Сферосоидос в агонии

Глава 1. Безвременье

Мгновенно проснулась. Тут же, удар по всей моей левой стороне такой силы, что меня переворачивает в воздухе и всем телом припечатывает к стене. Хрясь!!! Дикая, пронизывающая боль!

Фр-р-р!!! Фр-р-р!!! Успеваю услышать, как опять, что-то со страшной силой пролетает мимо, оглушая и опаляя лицо нестерпимым жаром. В ушах дикий, нетерпимый грохот, вспышки выстрелов перед глазами. Воздух раскален, пахнет гарью.

Еще удар и меня с силой отбрасывает в сторону. Переворачивает несколько раз, больно ударяя телом о какие-то предметы и вещи.

Все! Мелькает в голове. Это конец!!!

В последнее мгновение, перед тем, как у меня чернеет перед глазами, успеваю увидеть удивленные глаза и открытый в безмолвном крике рот Бестиал. Ее не вижу, только лицо, остальное за ним в кровавых кусках и развороченных тканях, над ними фонтан крови. Все!

- Зажим Кохера! Еще! — Незнакомый и властный женский голос.

- Зажим! Крепче, держи, не дергай!

Интересно? Отмечает сознание автоматически. Почему не Галилео? Ведь он же кибернетический хирург. Почему руками? И где? Во мне! Не позволю… Сознание опять медленно гаснет.

Потом плавно. То выплывает, словно что-то не ясное и напоминающее фигуру, то опять утопает в темноте. Сознание возвращает боль. Дикая! Режущая!!!

- А-а!!! — Слышу, чей-то слабый и хриплый голос. Потом понимаю, что это я. И куда-то в пространство. — Пить.

Опять все тонет во мраке. Сознание то возвращается на какие-то мгновения, то ускользает следом от нестерпимой боли. И так каждый раз. И сейчас. Стоп! Мозг успевает осознать и подсказывает радостно. Если боль, то значит, я жива! Жива! С тем и погружаюсь в небытие и безвременье.

Глава 2. Бабьи мультики

Сегодня лучше. Только что, со мной сидела Моно. Я пока не могу говорить. Так все болит, и нет сил, даже пошевелить губами, напрячься и что-то ответить ей. Она хлопочет. Все время при этом рассказывает и заглядывает в глаза. От нее я узнаю, что же случилось.

Две недели назад. Да! Да! Именно! Это же надо? Две недели? Так вот, тогда в нас попало. До сих пор в кого-то, а тогда в нас. Меня и Бестиал. Ее уже нет. Моно сказала, что она умерла мгновенно. А как же ее глаза? Хочу возразить, но не получается. Боль и слабость мешают что-то произнести в ее оправдание. Я смотрю на Моно, которая наклонилась надо мной и все это рассказывает. Вижу ее спокойное лицо, слышу ровный голос и успокаиваюсь. Слушаю. Слушаю ее рассказ, а перед глазами все время глаза ее и все, что успело зафиксировать сознание. Вижу Бестиал, ее открытые удивленные глаза, а за ними истерзанное и раскуроченное тело в крови, а над ним фонтанчик пульсирующей крови. Жаль! Ой, как жаль! А я ведь любила! Понимаю внезапно. И от этого становиться еще грустнее. Начинаю волноваться и вижу, как Моно встревожилась. Метнулась и зовет кого-то на помощь. Закрываю глаза, а сердце слабо стучит. Тук, тук, тук, тук.

— Тебе нельзя волноваться! — Авторитетно заявляет Моно. — Больше меня ни о чем не спрашивай, если хочешь жить.

— А я? Я этого хочу?

Все справились. И Галилео, с его бесподобной техникой искусной хирургии и руки моего хирурга, грозной и требовательной, Нэд. Это она, фактически благодаря ее умению и усилиям я вернулась к жизни. Мне приятно осознавать, что ко мне такое отношение. Видно я все же была не плохим чиф-пайлотом. Сейчас Наташа, бывший чиф-пайлот Сфероидоса-3289. Она приняла, после моего ранения командование моим сфероидосом. Она постоянно заходит и уже потихонечку вводит меня в курс наших дел. Мне неловко сказать ей, что я уже вряд ли сяду в кресло чиф-пайлота. Кому, скажите, на милость, будет приятно видеть урода, беспомощного инвалида в кресле командира. По моему представлению, командир должен походить на ту, которой я была раньше. Красивой, смелой, гордой. А сейчас? Что я представляю собой. Кучу сшитых и напоминающих человека тканей, насаженных с помощью искусной хирургии на склеенные нано клеями кости моего ломанного, переломанного скелета? И еще с этой дурной и капризной головой. Ну, кому я уже буду нужна? Кому? И вообще, оставили бы они меня в покое!

Но Моно. Та все ходит и ходит. Подолгу сидит со мной рядом и рассказывает. Мне интересно, конечно. Особенно о том, как все идет с возрождением нашего рода. Сегодня она поднесла ко мне монитор, и я впервые увидела, как это происходит на самом деле. В пенисе, одной из ее самоделок. А иначе как назовешь, тех, кто не рожден и не мог быть мужчиной от природы. Эти ее Неоны, искусственные мужчины, переделанные из нас, женщин. О них я рассказывала в первой части. Так вот. Смотрю трех мерку видео, как захватывающий детектив. Сначала кадры, которые прыгают и смещаются с каждым ее шагом. Моно комментирует и говорит, это опробование микрокамеры. Потом, Моно, ее руки, что делает не видно, но понять можно. Возится с ее пенисом. Говорит, что готовит пенис к эксперименту. Возражаю. И говорю. А я уже настолько лучше себя чувствую, что уже говорю и сижу и еще, всего много могу. Так вот. Возражаю. Говорю, что не к эксперименту, ты его готовишь, а к коитусу. Вместе смеемся.

- Ну, ладно! — Соглашается она. — Пусть будет, коитусу. Ты довольна?

- Нет! Слышать приятно, а вот насчет удовольствия….

- Будут тебе еще удовольствия! — А я говорю. — Что-то я не верю.

- Это еще почему?

- Ну, как? Кому я такая нужна?

- Вот ты, дура! — Это она мне впервые так! — Взрослая и не набитая дура! А я возражаю опять, говорю.

- Согласиться с тобой не могу. Во-первых, не дура, а во-вторых, как раз очень даже набитая!

- Но, но! Поговори мне еще. А то, знаешь, что я с тобой сделаю?

— Что? — Дурачусь. — Ну, что ты сможешь с уродкой сделать. Пофантазируй, я тебя внимательно слушаю? Ведь со мной теперь можно только фистингом. А иначе что?

— Ну, точно! Оно! Ты таки дура! Хоть и набитая! Слушай лучше, а свои извращенные фантазии оставь на потом. Найдутся и на тебя, желающие.

— Правда? Это кто же? — Она, посмеиваясь, тычет себе в грудочку. Мол, я!

— Все! Не отвлекай. Сейчас опять сначала, начнем просматривать, заболтала и мы самое интересное пропустили.

- Это, коитус, что ли? — Вместе смеемся.

Мне с ней, как всегда легко и приятно общаться. Что значит ум и преданность. Смотрим коитус и все, что происходит у них там дальше. Причем, что интересно, можно видеть все с различным разрешением, и мы смотрим, видим все до мельчайших деталей.

- Это уже не коитус, это сущее извращение, говорю. Мне кажется, что сперматозоиды засмущались даже. Видишь, как своими хвостиками замахали. Улепетывают быстрее, от твоей микрокамеры. Кстати, а почему все еще съемка идет? Ведь пенис же свою функцию выполнил?

- Ну, вот! Я же говорила, что ты молодец! Никто не догадался, только ты! Вот, что, значит, чиф-пайлот!

Она поясняет, что специально так задумала. Учла все недостатки и то, что пенис выскальзывал у мужчин, особенно у тех, кто кончал раньше. И она так устроила в своих разработках, что после окончания процедуры извержения семени у них, этих Неон пенис для верности, еще минуту находится там и кровь из каверзного тела члена выходит очень медленно.

- Хотела бы я опробовать. Он, как будто бы, спинкой своей дверцу подпирает. Закупорил выход. Видно, что это очень приятно, поскольку матка все время сокращается. Смотри, смотри! Она, что же? Как бы втягивает в себя.

- И опять ты права. Так уж природа устроила. Матка, медленно сокращается и может какую, капельку и затягивает. Ну, а я ей немножечко помогла. Может и с чувствами тоже. Как ты считаешь, это оценят?

- Еще бы! Член после проделанной работы торчит и еще минуту не выходит! Здорово! Я бы хотела сама все опробовать. Пусть моя матка после того, побалуется. Видишь, как ей понравилось? — Показываю на экран. А там действительно, матка все сокращается, сокращается.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.