«Под этим небом черной неизбежности…»

Трубецкой Юрий Павлович

Жанр: Поэзия  Поэзия    1962 год   Автор: Трубецкой Юрий Павлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
«Под этим небом черной неизбежности…» (Трубецкой Юрий)

Юрий Трубецкой. «Под этим небом черной неизбежности…»: Собрание стихотворений

Юрий Трубецкой. Двойник (Париж: Рифма, 1954)

Знаком этот образ печальный, И где-то я видел его… Быть может, себя самого Я встретил на глади зеркальной.

Александр Блок

Двойник

Под дождем брожу нелепо, Скучный, длинный и немой, И фарфоровое небо Точит слезы надо мной. Вечер нудный, вечер длинный, Я — к бродяжеству привык, А в витрине магазина Зло смеется мой двойник. Он стоит в нарядном фраке, Разутюжен и побрит. Обратит вниманье всякий И похвалит этот вид. Он не пишет и не курит, В середине — пустота, Под бровями свет лазури И как розаны уста. Смотрит он как праздный, тощий Под окном торчит. И пусть! И струит осенний дождик Элегическую грусть. 1952

«Давно с тобою мы простились…»

Давно с тобою мы простились — Нева и ледяной дворец. Лишь звездные лучи струились, Как бы предчувствуя конец. И музыка звучала тихо И замирала где-то там. Беда — голодная волчиха — Ходила, воя, по следам. И острова, и часовые, И обожженные мосты, И панихидная Россия, И вопли ветра. И кресты. 1922

«Тихий шорох берез отталых…»

Тихий шорох берез отталых И весенний снег под горой. На пристани лязг причала, Дым костра и туман над водой. Как впервые вижу. Приемлю Благословенье Твое — Сирую взрытую землю, Каждый вздох и трепет ее. И — чтоб мог я чувствовать бремя Легчайшее, бремя любви Человеческой — злое время Надо мною останови! 1923

Разговор («Летели дни, крутясь проклятым роем»…)

«Летели дни, крутясь проклятым роем»… Я на скамье сидел в саду. Слегка Накрапывал нечастый теплый дождик, В разрыве туч вечерняя горела Звезда. А рядом, воротник подняв, Сидел высокий, стройный незнакомец. Ему, как мне, по-видимому был Знаком весенний сплин, непостоянство Большой звезды между сплетенных веток. Молчали мы. Потом он вдруг сказал: «И этот вечер канет без следа, И что тогда останется в сознаньи? Пожар зари?» Он замолчал. И я Узнал его — лицо и тихий голос, Глаза прозрачные под мягкой шляпой И свет — «оттуда ринулись лучи»… Я веки опустил. Прошло мгновенье, И рядом — никого. А там, вверху, Звезда, сиявшая алмазным блеском, Вдруг облаком седым заволоклась. Вокруг опять — обычно, повседневно. Весна и ночь. Вдали мятется город. Но перелетный ветер запевал «О доблестях, о подвигах, о славе…». 1927

«Два желтых огня на самом краю…»

Два желтых огня на самом краю Дороги. Там, верно, мост. Сегодня свой голос не узнаю, Он тих, уверен и прост. У балок шумит высокий бурьян И песня слышна в саду. Вином горьковатым разлуки пьян, Покачиваясь иду. Легко без любви. Будто мир иной Глядится из быстрины. Осенней травой, пересохшей травой Ладони обожжены. 1927

«Я прочту вполголоса…»

Я прочту вполголоса Давние стихи. Лягут света полосы Сквозь листву ольхи. Знаешь, сладко грезится, И печаль легка Под сияньем месяца В дымных облаках… Ходит осень по полю, Желтый сад шумит. На верхушке тополя Старый грач сидит. Белый снег расстелется, С крыш повиснет лед, Загудит метелица, Окна занесет. Все слова припомнятся, Что звучат еще… В тихой, теплой комнате Запоет сверчок. Сохрани же нежности Синий огонек, В снеговой безбрежности Путь далек, далек… 1939

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.