Замок и ключ

Дессен Сара

Жанр: Современная проза  Проза    2011 год   Автор: Дессен Сара   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Замок и ключ (Дессен Сара)

Глава 1

— И, наконец, самое главное — твоя комната! — провозгласил Джеми, распахнув дверь.

Я приготовилась, что все будет розовым. Оборочки, вышивка, может, аппликации. Не очень-то справедливое суждение, но я успела подзабыть свою сестру, не говоря уже об ее декораторских предпочтениях. А от незнакомцев я всегда жду худшего. Как правило, они не обманывают ожиданий. Впрочем, самые близкие тоже.

Вместо розового в глаза бросилась зелень. За огромным окном виднелись высокие деревья, отделявшие просторный задний двор от соседского участка. Вообще-то, там, где жила моя сестра с мужем, все было внушительным — машины, дома, даже забор, который представал перед взором каждого, кто подъезжал поближе. Сложенный из громадных, неподъемных с виду каменных глыб, он напоминал Стоунхендж, только в пригородном варианте. Кошмар.

Лишь пару мгновений спустя до меня дошло, что мы толпимся в коридоре, образовав небольшой затор. Тут Джеми, возглавлявший нашу маленькую процессию, отступил в сторону. Похоже, родственникам хотелось, чтобы я вошла первой. Я шагнула вперед.

Комната оказалась просторной, со стенами кремового оттенка. Под большим окном располагались три окошка поменьше, закрытые жалюзи. Справа я увидела двуспальную кровать с желтым одеялом и подушками в тон, аккуратно сложенное белое покрывало лежало в ногах. Еще в комнате стояли небольшой письменный стол и задвинутый под него стул. Стороны покатого потолка встречались посредине, образуя продолговатый прямоугольник, в котором было еще одно маленькое окно, квадратное, с жалюзи, явно сделанными на заказ. Все идеально сочеталось, и это выглядело так необычно, что на какой-то миг я ошеломленно замерла, словно за целый день не нашлось ничего удивительнее.

— У тебя будет своя ванная, — сообщил Джеми и обошел меня, мягко ступая по ковру, само собой, безукоризненно чистому. — Прямо за этой дверью. Стенной шкаф тоже здесь. Странно, да? В нашей спальне все точно так же. Когда мы только строили дом, Кора заявила, что это поможет ей собираться быстрее. Честно говоря, пока недоказанная теория.

В комнате витал запах свежей краски и новых ковров, впрочем, в остальных помещениях тоже. Интересно, сколько времени прошло с тех пор, как сестра с мужем переехали сюда? Месяц? Полгода?

Джеми улыбнулся, я постаралась изобразить ответную улыбку. Кто он, мой зять — довольно нелепое слово при данных обстоятельствах — этот странный тип в просторной велосипедной майке, джинсах и классных дорогих кроссовках, который сыплет шутками направо и налево, пытаясь разрядить обстановку? Неизвестно, а еще непонятно, что такой человек нашел в моей сестрице, которая, кстати, застыла в настороженном молчании. Я-то хоть пыталась сделать вид, что мне весело.

Но не Кора. Скрестив на груди руки, она стояла у порога. На ней была безрукавка — несмотря на середину октября, в доме было тепло, почти жарко, — и я видела очертания бицепсов и трицепсов, каждую напряженную мышцу, совсем как два часа назад, когда сестра вошла в комнату для встреч в приюте «Тополя». Помнится, там тоже говорил, в основном, Джеми: сначала с Шейной, главным консультантом по семейным вопросам, а потом со мной. Кора больше молчала. Впрочем, я нет-нет да и чувствовала на себе испытующий взгляд, словно она изучала меня, напрягая память, или просто искала знакомые черты.

«Так, значит, Кора выскочила замуж», — думала я тогда, глядя на сидящих напротив родственников, пока Шейна перебирала бумаги. Интересно, настояла ли сестрица на пышной свадьбе, чтобы покрасоваться в роскошном белом платье, или заявила, что у нее нет семьи, и они с Джеми просто сбежали вместе? Кора наверняка сочинила историю о том, что она сама себе хозяйка, ни с кем не связана и никому ничего не должна.

— Если станет жарко — термостат в коридоре, — продолжал Джеми. — Лично мне нравится, когда чуть прохладно, но твоя сестра предпочитает парилку. Так что, даже если установишь температуру пониже, она, скорее всего, тут же вернет переключатель в прежнее положение.

Он снова улыбнулся, я тоже. Господи, до чего муторно! Кора шевельнулась, словно хотела что-то добавить, но промолчала.

— Да, чуть не забыл! — воскликнул Джеми, всплеснув руками. — Смотри!

Он подошел к центральному окну, нагнулся и пошарил рукой под жалюзи. Только когда он шагнул в сторону, я поняла, что на самом деле там дверь. Пахнуло холодным воздухом.

— Иди сюда!

Преодолев искушение оглянуться на Кору, я сделала шаг, затем другой, утопая пятками в пушистом ковре, переступила порог и оказалась на маленьком балкончике. Джеми стоял у перил и смотрел вниз, я встала рядом. Из окна кухни я уже видела задний двор, правда, мельком — трава, сарай, просторная терраса с площадкой для барбекю. Лишь теперь я разглядела большие камни, которые лежали на траве, образуя овал, и снова вспомнила Стоунхендж. Эти богачи, что, зациклены на друидах?

— Здесь будет пруд, — пояснил Джеми, словно отвечая на мои мысли.

— Пруд? — переспросила я.

— Полная экосистема, — гордо произнес он. — Тридцать футов на двадцать и, конечно, с водопадом. Рыбки тоже будут. Здорово, верно?

Он выжидающе посмотрел на меня.

— Ага, круто, — вежливо согласилась я.

Джеми рассмеялся.

— Слышала, Кора? Вот она не считает меня чокнутым.

Я еще раз взглянула на камни и повернулась к сестре. Она тоже вошла в комнату, но осталась у двери и наблюдала за нами, скрестив на груди руки. На миг наши глаза встретились, и меня словно обожгло: почему я здесь? Ведь мы обе были бы рады, если бы я оказалась где-нибудь подальше отсюда? Кора вдруг заговорила, впервые с тех пор, как мы подъехали к дому:

— На улице холодно, — сказала она. — Зайди в комнату.

До сегодняшнего дня, когда сестра заявилась за мной в час пополудни, я не виделась с ней лет десять. Не знала, где Кора живет, чем занимается и что собой представляет. Честно говоря, меня это вполне устраивало. Раньше Кора была частью моей жизни, но те времена давно прошли, ну и ладно. Во всяком случае, я так считала до тех пор, пока однажды во вторник ко мне не заехала семейка Хоникаттов, и все изменилось.

Хоникаттам принадлежал маленький желтый коттедж, где мы с мамой жили около года. До этого мы снимали квартиру в захудалом жилом комплексе прямо за торговым центром. У нас была одна спальня на двоих, окно которой выходило на заднюю дверь дешевого кафе «Джей-энд-Кей». Рядом с ней, устроившись на перевернутом ящике из-под молочных бутылок, вечно курил кто-нибудь из работников с прикрытыми шапочкой волосами. Неподалеку протекал небольшой ручей, совсем незаметный, правда, только до первого ливня. В дождливую погоду поток выходил из несуществующих берегов и заливал все вокруг, что происходило примерно два-три раза в год. Мы жили на верхнем этаже, вода до нас не поднималась, но затхлый запах сырости из нижних квартир проникал повсюду, а стены щедро украшала плесень самых разных видов. Достаточно сказать, что у меня года два не проходила простуда. В коттедже дышалось намного легче, я сразу это заметила.

Он вообще сильно отличался от всего, к чему я привыкла. Хотя бы тем, что это был настоящий дом,а не пара комнат в многоэтажке или над чьим-то гаражом. Я выросла под шум соседей за стеной, а желтый коттедж располагался посредине огромного поля, меж двух дубов. Слева стояло еще одно строение, но сквозь густые кроны деревьев виднелась лишь часть крыши. В сущности, мы с мамой были только вдвоем, и нас это вполне устраивало.

Маму трудно было назвать душой общества. Конечно, в определенных ситуациях, скажем, когда ее угощали выпивкой, она бывала очень любезной. И мужчин, которые обращались с ней как с последним дерьмом, чуяла за несколько десятков метров — тут же заметит и начнет обхаживать, как ее ни удерживай — у меня не получалось. Но вот общения с большей частью человечества — кассирами, школьной администрацией, начальством, бывшими дружками — она всячески избегала, соглашаясь поговорить, только если сильно прижмет, да и то нехотя.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.