"Светлые арийцы" и "посланцы темных сил". Заметки об особенностях современной антисемитской и расистской пропаганды

Шнирельман Виктор Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

При подготовке судебных дел по обвинению в антисемитской пропаганде перед экспертами обычно ставят вопросы о том, содержатся ли в рассматриваемых материалах высказывания, которые именуются антисемитскими. Между тем, постановка вопроса в такой форме должна быть признана некорректной, так как современный антисемитизм охватывает гораздо более широкий круг приемов и не сводится к одним лишь "высказываниям". Ведь, как доказано специалистами, те, кто разжигают национальную рознь, стремятся воздействовать прежде всего на эмоции публики и прибегают для этого к весьма широкому арсеналу средств. Кроме того, многие современные антисемиты стараются быть достаточно осторожными, чтобы избежать привлечения к суду за антисемитизм. Они пытаются избегать откровенных антисемитских высказываний и заменяют их средствами наглядной агитации (схемами, карикатурами), а также эвфемизмами, метафорами, отсылками к известным мифам, которые они сами и сочиняют, упоминанием ключевых терминов, связанных с этими мифами, перечислением еврейских имен и фамилий в достаточно сомнительных контекстах и т.д. Все это должно повлиять на воображение читателя и возбудить в нем по меньшей мере неприязненные чувства по отношению к евреям (либо к представителям иных рас или чужакам вообще).

Такие приемы свойствены газетным публикациям, публицистическим выступлениям и, в особенности, художественной литературе. Содержащиеся в них фантазии иной раз даже выглядят для неподготовленного читателя привлекательными, и он готов подхватывать их, не осознавая, что становится разносчиком расистской пропаганды. Одной из таких идеологем стал в течение последних 10-15 лет арийский миф, основанный на двух фальшивках - "Влесовой книге" и "Протоколах сионских мудрецов".

Напомню, что "Протоколы сионских мудрецов" были сфабрикованы в конце XIX в. в недрах царской охранки, получили массовое распространение в годы Гражданской войны, затем были завезены русскими эмигрантами в Германию, где стали одним из руководящих документов нацистской партии. Достаточно сказать, что первым публикатором "Протоколов" в Германии был Альфред Розенберг, а Гитлер призывал своих последователей учиться у их авторов мастерству пропаганды.Вряд ли, есть смысл напоминать, что "Протоколы" сыграли не последнюю роль в еврейских погромах времен Гражданской войны, а затем были положены нацистами в основание идеологии "окончательного решения еврейского вопроса" - эти факты хорошо известны. Наша общественность хуже знакома с тем обстоятельством, что мифологемы, содержащиеся в "Протоколах", буквально пронизывали советскую "антисионистскую" пропаганду и в этом качестве остаются и до сих пор весьма популярными.

В свою очередь "Влесова книга", представляющая далеких предков славян неутомимыми кочевниками, гоняющими свои стада от монгольских степей до Карпатских гор, также происходит из кругов русской эмиграции, где, как предполагается, она была создана к началу 1950-х гг. Через двадцать лет после этогоона попала в СССР, где оказалась востребованной радикальным русским национализмом, озабоченным поисками первобытных корней русского народа.

Наконец, связующим звеном между "Протоколами" и "Влесовой книгой" служит нацистская историософия, нашедшая свое окончательное оформление в книге А. Розенберга "Миф двадцатого века", где пропагандировалась модная в начале XX в. гипотеза смены земных полюсов. Розенберг верил в то, что когда-то климат северных широт был настолько мягче, чем сегодня, что допускал расцвет некоей допотопной цивилизации. Он предполагал, что в те далекие времена на севере существовал обширный континент, который он сопоставлял с легендарной Атлантидой. Там-то, на его взгляд, и возникла одаренная раса голубоглазых и белокурых арийцев, которая разнесла свою высокую культуру по всей земле после того, как древний континент ушел под воду. Правда, сознавая свой дилетантизм, он делал следующую примечательную оговорку: "Даже если гипотеза Атлантиды не оправдается, все же придется принять идею существования нордического доисторического центра культуры".

Тем самым, Розенберг отчетливо сознавал, что его концепция основывается не на научно установленных фактах, а на мифе, и он целенаправленно строил миф, "миф крови", или "религию расы". Ведь истина для него состояла не в умении отличить "логическое от ложного, а в органическом ответе на [заданный] вопрос", т. е. в том, что соответствовало интересам "органического единства" (в данном случае "органического расово-народного мировоззрения"). В итоге Розенберг утверждал, что миф сам должен создавать факты. Этот миф был наполнен оккультными символами, и не случайно идея примордиального культурного центра на далеком севере была символом веры мистического Общества Туле, с которым Розенберг был связан в 1919-1920 гг. и которое заложило основы нацистской партии.

Чем же Розенбергу была так дорога псевдонаучная идея об исконной северной цивилизации, что без нее он не мыслил никакой историософии? Он был убежденным сторонником идеи полигенизма, к чему его толкала органическая расовая теория. Исходя из нее, расовые сообщества возникали без связи друг с другом и развивались своими собственными путями. Сторонники этого подхода верили, что каждое культурное достижение могло быть создано только строго определенной группой людей, а его распространение по земле было результатом их широких миграций из какого-то исконного центра. Особое значение Розенберг придавал мифам и настаивал на том, что главный из них, солярный, происходил с далекого севера, где сезоны года были ярко выражены и значение солнечного живительного света осознавалось особенно остро. Именно оттуда якобы происходили культуртрегеры-арийцы и их златокудрый бог Аполлон вместе с воинственной Афиной Палладой. По Розенбергу, приплыв из Северной Атлантики, эти "воины-мореплаватели" постепенно заселяли Средиземноморье, Северную Африку и распространялись далее на восток вплоть до Китая. Загипнотизированный идеей высшей нордической расы "атлантов", Розенберг даже ухитрился причислить к ней аморитов (т. е. семитоязычных амореев). Тем самым, Иерусалим оказывался созданием представителей "нордической расы". Кроме того, она якобы заселила Галилею задолго до прихода израильтян в Палестину. Эта идея позволяла Розенбергу отлучить Иисуса Христа от евреев и сделать его представителем все тех же голубоглазых и белокурых арийцев (нелишне отметить, что многие из этих представлений Розенберг позаимствовал у классика европейского антисемитизма XIX в. Хьюстона Чемберлена).

Описав триумфальное шествие нордической расы по Старому Свету и создание ею древнейших цивилизаций, Розенберг переходил к выяснению причин их упадка. Его вывод был неутешительным - всему причиной оказывалось социальное равенство, неизбежно ведущее к расовому смешению, а последнее порождало лишь "ублюдков". Он не уставал критиковать наивных арийцев, неосмотрительно это допустивших, введя демократические порядки - послабления в отношении рабов, эмансипацию женщин, помощь бедноте. Так будто бы с железной последовательность происходило в Индии, Персии, древней Элладе и Риме. Не последнюю роль в упадке "арийских цивилизаций" сыграли, по Розенбергу, "вредоносные элементы", к которым он относил "азиатов" и "семитов". Вначале арийцы их потеснили, но затем те перешли в контрнаступление из своих центров, расположенных в Малой Азии. В число"азиатов" Розенберг включал этрусков, которых, по иронии судьбы, некоторые русские патриотически настроенные авторы так настойчиво стремятся сегодня сделать "русскими арийцами". Любопытно, что этруски вызывали у Розенберга не меньшее раздражение, чем "семиты".

Миф, создаваемый Розенбергом, был обращен к конкретной аудитории, к "нордическим людям". Он должен был помочь немцам преодолеть разочарования и пораженческие настроения, охватившие их в годы после Первой мировой войны. Расовому мифу надлежало стать могущественной идеологией, зовущей немцев к построению новой невиданной ранее цивилизации. Тем самым, миф имел четкие политические функции. Во-первых, он был призван создавать и упрочивать общегерманскую идентичность, во-вторых, оправдывал милитаризацию и войну, в-третьих, отрицал ценность демократии, в-четвертых, обосновывал авторитарный режим и выковывал культ вождя, в-пятых, укреплял патриархальное мировоззрение, в-шестых, легитимизировал борьбу против христианства и церкви, в-седьмых, утверждал органический взгляд на общество, в-восьмых, воспевал крестьянство и сельскую идиллию, наконец, в-девятых, призывал к слиянию с природой и выражал резкое неприятие современной технической цивилизации. Для построения такого мифа Розенберг использовал исландскую "Эдду", германскую "Песнь о Нибелунгах", индийскую "Ригведу" и греческую "Илиаду". Кроме того, важнейшим источником для Розенберга служили поддельные "Протоколы сионских мудрецов", и, как отмечалось, он был первым и самым активным их пропагандистом в Германии.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.