Капля дёгтя и полмешка радости

Ермолаев Юрий Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Капля дёгтя и полмешка радости (Ермолаев Юрий)

А. Алексин. Об авторе и книге

Дорогие друзья!

Все вы, конечно, любите посмеяться. Потому и советую вам прочитать эту весёлую книгу! Я знаю и другие сборники Юрия Ермолаева… Даже их названия вызывают улыбку: «Сбежавшая отметка», «Важные пустяки», «Чемпион наоборот», «Дом отважных трусишек». А сами книги заставляют вас, я уверен, и похохотать, и глубоко призадуматься. Ведь только наивные люди ставят знак равенства между словами «весело» и «несерьёзно». На самом же деле юмор и занимательность — порой кратчайшее расстояние между самой серьёзной проблемой и сознанием человека. Это давно уж известно, но истина от повторения истиной быть не перестает.

В книгу «Капля дёгтя и полмешка радости», которая сейчас перед вами, вошла повесть «Тайные шефы» — о неутомимых юных выдумщиках и фантазёрах, а также новые и уже издававшиеся рассказы. Что ж, перечитать знакомое иногда бывает так же приятно, как встретиться с другом. Есть в книге и совсем короткие юморески. Автор назвал их «грустными шутками»… Нет, это не просто забавные случаи — забавные-то они забавные, но таят в себе много важного и поучительного.

Юрий Ермолаев — интересный, остроумный собеседник. С таким собеседником всегда радостно встретиться вновь, вот юные читатели и атакуют его письмами, задают много вопросов. Значит, писатель заслужил их доверие.

Коля Алёшичев из Кургана, к примеру, пишет: «Я прочитал ваши книги: «Редкие способности» и «Дом отважных трусишек». Они мне очень понравились. А когда я читал ваш рассказ «Не повезло», то так сильно смеялся, что мама даже спросила меня: «Над чем ты заливаешься? Прочитай мне». Но я не стал читать маме этот рассказ, потому что я сам похож на осмеянного вами «героя». Совсем немножко, чуть-чуть, но похож. И мама обязательно сказала бы мне об этом. Я подумал — и решил исправить свои недостатки».

То, что Коля, прочитав рассказ, пришёл к столь благородному решению, это хорошо. Значит, писатель поработал не зря: смех сделал своё серьёзное дело.

Я люблю и поэтичные, лирические рассказы Юрия Ермолаева, с которыми вы тоже встретитесь в этой книге: «Новая дорожка», «Щедрый человек», «Ошиблась».

Юрий Ермолаев понимает, что вы, дорогие друзья, отличаетесь от нас, взрослых, лишь меньшим житейским опытом и подчас меньшими физическими возможностями, но что у вас такая же, как у взрослых, способность радоваться и страдать, смеяться и плакать, восхищаться и разочаровываться, мечтать и осуществлять свои мечтания. Одним словом, писатель общается с вами, как говорится, «на равных». Он не только любит вас, но и уважает ваши мечты, надежды, стремления…

В год шестидесятилетия Юрия Ермолаева мне от души хочется пожелать ему новых хороших и добрых книг!

Анатолий Алексин

ТАЙНЫЕ ШЕФЫ

повесть о двух неуловимых вожатых и об октябрятах самостоятельных и решительных ребятах

ВВЕРХ НОГАМИ

Ура! Мы — пятиклассники! Это, скажу я вам, совсем не то, что учиться в четвёртом классе. Старшие ребята-выпускники и те относятся к нам теперь с уважением. Некоторые даже за руку здороваются. Ужасно приятно!

— Ты чего улыбаешься? — спрашиваю я своего друга Павлика Хохолкова.

— А ты чего? — спрашивает он меня.

Мы, точно заговорщики, подмигиваем друг другу и оба смеёмся. Великолепное настроение!

А тут ещё старшая вожатая подошла к нам на перемене и предложила:

— Хотите шефствовать над второклассниками? Я уверена, что вы с ними быстро подружитесь.

Мы прямо ушам не поверили. Откуда у неё такая уверенность? Наверное, потому, что мы выросли. Даже отказываться не стали. Неудобно: на отрядных перевыборах Павлик уже отказался быть звеньевым, а я — редактором стенгазеты. Обещали выполнять разные поручения. Но ведь руководить октябрятами — это не клянчить у одноклассников заметки и не отчитывать членов звена за разговорчики на уроках.

Мы согласились.

— А что нам с ними делать? — спросил Павлик.

— Подумайте, потом посоветуемся, — сказала вожатая, — а сегодня, после уроков, зайдите к октябрятам — познакомьтесь.

— Сегодня?! — ахнули мы и замахали руками. — Что вы! Первая встреча самая ответственная. Нам надо обмозговать, как лучше представиться.

— Ладно, — согласилась вожатая, — отложим до завтра. Я октябрят предупрежу.

На уроке я почти не слушал учительницу ботаники: думал о нашей встрече с октябрятами. У Павлика тоже был отсутствующий вид. На следующей перемене даже старшеклассники заметили, что с нами что-то происходит. Один из них спросил:

— Контрольная на горизонте?

— Нет, — ответил Павлик и, как бы между прочим, добавил: — Обдумываем первый сбор. Мы будем у октябрят вожатыми.

— У, влипли вы, братцы кролики! — загоготал старшеклассник. — Дотошные они — жуть! Одними «почему» да «отчего» со света сживут. Так что приношу вам свои соболезнования. — Он театральным жестом приложил руку к сердцу и несколько раз притворно вздохнул.

Клоун какой-то!

Но нам было не до шуток. Вечером я даже уроки как следует не мог делать, всё о второклассниках думал. Ведь у них преподаёт наша бывшая учительница Ираида Кондратьевна. Мы у неё целых три года занимались. Что хорошего, если мы не сумеем понравиться её теперешним ученикам… Я принялся, как сказал Павлик, «обмозговывать» нашу встречу. Не сказки же октябрятам рассказывать?! Сказками никого не удивишь. Думал я, думал, и вдруг мне такое пришло в голову, что я ужасно обрадовался. Даже прошёлся по комнате на руках. Но утром я ничего не сказал Павлику о своей затее, а сам спросил его:

— Ну, как мы проведём первую встречу?

— Да, как? — уставился на меня Павлик.

— Ты что-нибудь придумал? — уже сердясь, спросил я.

— А ты? — вместо ответа опять спросил Павлик.

Я понял, что он ничего не придумал, и упрекнул Павлика:

— Всё-таки я не такой, как ты. У меня есть мысли…

— Вот здорово! — обрадовался Павлик. — Я всегда говорил, что твоя голова — академия наук. — Павлик любит перегнуть палку. Лишь бы самому ничего не придумывать. — Ну, говори скорее свои мысли, — затеребил он меня.

— На первой встрече с октябрятами нам необходимо произвести впечатление, — солидно начал я.

— Как мы это сделаем? — нетерпеливо спросил Павлик.

Я выдержал необходимую для эффекта паузу и сказал:

— Нам надо найти с октябрятами общий язык.

— Какой язык? Не говори загадками, — начал сердиться Павлик.

— Ты смотрел фильм «Педагогическая поэма»? — задал я наводящий вопрос. — Помнишь, как там директор колонии на беспризорников действовал? Первым делом находил с ними общий язык. Воспитанник жулик, а он ему большие деньги доверяет. Вот и нам надо так действовать!

— Но у нас нет никаких жуликов и денег нет, — возразил Павлик.

— Это неважно. Тут дело в полном доверии. Положись на меня, и всё будет в порядке.

— Объясни толком, что ты придумал, — потребовал Павлик.

— Не беспокойся, ты всё поймёшь по ходу встречи, — отмахнулся я: Павлику лучше до поры до времени ничего не объяснять, а то он обязательно начнёт возражать и ставить всё с ног на голову.

К второклассникам мы пошли сразу после уроков. Ираида Кондратьевна была нам рада.

— Подумать только, ведь совсем недавно сами вы были такими же, а теперь стали моими помощниками, — оглядывая меня с Павликом, улыбнулась она.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.