Счастье само не приходит

Терещенко Григорий Михайлович

Серия: Гранит [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Счастье само не приходит (Терещенко Григорий)

Глава первая

1

Город озарялся вечерними огнями. Четче вырисовывалась мозаика освещенных окон. Вспыхнули разом бусины фонарей, уходящих в даль улиц. Но дыхание города не утихало, особенно здесь, на привокзальной площади. Повсюду прохаживались и стояли компании молодежи. В одной из них вихрастый паренек бренчал на гитаре, остальные ему подпевали. Здесь же прогуливались парочки влюбленных.

Было свежо, подмораживало. Зима в этом году подкрадывалась осторожно. Чуть прижмет, приморозит и отпустит. Скоро декабрь, а снега все нет.

Сергей Сергеевич и Оксана Васильевна пересекли широкую серую площадь, блестевшую как сталь, и направились к стоянке машин.

Оксана Васильевна вдруг остановилась и тронула Григоренко за локоть:

— Сережа, видишь во-он ту звезду?

Он поставил чемоданы и, задрав подбородок, стал тоже смотреть вверх.

— Какую?

— Вон над крышей этого дома.

В темном лиловом небе Григоренко увидел близкую — казалось, можно рукой дотянуться — звезду, которая выделялась среди других. Яркая, красноватая, она будто вздрагивала в ночном безмерном просторе, и от этого мерцали ее лучи.

— Вижу, — ответил он.

— Пускай она станет нашей звездой... Когда тебя долго не будет и я начну скучать...

— Мы всегда будем вместе, Ксанка!

— Ну, может, в командировке задержишься или еще где... Я с тобой через нее разговаривать буду. Понял?

— Хорошо, пусть будет нашей.

Мимо них, едва не задев, промчался автобус. Взвизгнули тормоза, водитель что-то прокричал им... Это вернуло Григоренко и Оксану Васильевну к действительности.

Они пошли дальше.

Почувствовав снова тяжесть чемоданов, Сергей Сергеевич подумал: «Что же теперь?»

Мысль эта вызвала чувство тревоги. Через минуту-другую, когда они сядут в машину, Юрко спросит: «Куда?»

Домой? Нет. Там больная мать. Сейчас ее тревожить нельзя. Она может обидеться, осудить. Как же так, не спросив, не посоветовавшись, привел в дом чужую женщину. Хотя ты и взрослый, самостоятельный человек, но мать есть мать... В свою квартиру Оксана Васильевна возвращаться тоже не может. Она ушла навсегда. Так куда же? К товарищам по работе? К Боровику? К Файбисовичу?.. Нет, не годится!..

Юрко вышел из машины, поздоровался с Оксаной Васильевной, помог уложить чемоданы. По его лицу нельзя было понять, удивлен он или воспринимает все как должное.

Григоренко сел вместе с Оксаной Васильевной на заднее сиденье и негромко сказал:

— В гостиницу...

Оксана прижалась к Сергею Сергеевичу, взяла его под руку. Теперь она во всем будет полагаться на него, полностью доверит ему свою судьбу.

Григоренко понимал ее чувства. Он любовался своей Оксаной и ничего, кроме нее, не видел вокруг. Только взглянув невзначай в шоферское зеркальце, заметил в нем насупленные брови Юрко.

Объехав площадь, они выскочили на центральную улицу. Навстречу понеслись светофоры, дома, рекламы...

Юрко вел машину уверенно. Он приник к баранке и думал, зачем это директор везет Оксану Васильевну в гостиницу. И сел Сергей Сергеевич на заднее сиденье, куда никогда не садился... Выходит, вовсе это не сплетни о связи директора комбината со своим экономистом. Оказывается— правда. А Юрко клялся всем, что сплетни. Но, собственно, что в этом плохого? Сколько же директору быть неженатым? Неясно только, почему они едут в гостиницу? И почему Марченко оказалась на вокзале?

Машина мчалась по городу.

Вот уже и пятиэтажное здание гостиницы.

Машина остановилась у подъезда.

— Приехали, — доложил Юрко.

Да, приехали. Как не хотелось им выходить из машины! Мчаться бы и мчаться без конца, вот так, прижавшись друг к другу...

Из ресторана гостиницы доносилась музыка.

— Ты, Оксана, побудь пока здесь, — оказал Григоренко. — Я сейчас...

Оксана Васильевна молча кивнула.

Юрко тоже вышел из машины, пнул левый скат ногой, потом поднял капот и стал копаться в моторе.

Администратор — огненно-рыжая, вся в веснушках, девушка — встретила Григоренко приветливо.

— Опять к вам комиссия приехала? — спросила она и, не дожидаясь ответа, продолжала не останавливаясь: — Почему же не забронировали места заранее? Много людей? Мужчины? Женщины?

— Мне нужно только одно место. Женское.

— Одно? — удивилась девушка. — Поместим пока в двухместном. Отдельный номер выкроим завтра. Возьмите анкетку, пускай заполнит.

Григоренко, прежде чем идти за Оксаной, подошел к телефону и набрал номер.

— Здравствуй! Григоренко беспокоит. Прости, что звоню домой.

— Что случилось?.. — спросил Лотов.

Современный карьер — хозяйство сложное. Бывает, выйдет какой-нибудь механизм из строя — весь комбинат останавливается. И если не оказывается нужной детали у себя, снабженцы поднимают на ноги соседей. А если авария серьезная — подключаются и директора предприятий. Ночью ли, днем ли — все равно. Производство ждать не может.

— На комбинате у меня порядок. Тут другое. Нужно одного человека на работу устроить. Инженер. Окончила институт.

— На каких должностях работала?

— Экономистом.

— У тебя что, сокращение?..

— К себе не могу. Объясню потом.

— Что, знакомая?

Григоренко молчал, думая, как лучше сказать.

— Ну ладно, — не дождавшись ответа, сказал Лотов.— Экономистом устрою. Мой как раз пенсию оформляет.

— Прошу — помоги и с жильем. Ненадолго. Она вдвоем с дочкой.

— Пока могу только в барак...

— Ну что ж, и на том спасибо... Когда ей зайти?

— Завтра с утра пусть подойдет. Как ее фамилия?

— Марченко Оксана Васильевна. Ну, спасибо. До свидания, извини, что доставляю хлопоты.

— Пустое, чего уж там...

И гудки, гудки... Лотов первым положил трубку.

— Оксана, — сказал Сергей Сергеевич, открывая дверцу, — поживешь пока в гостинице...

— Хорошо.

— Я договорился... Правда, номер не отдельный.

— Это ничего. Мне все равно...

Юрко опустил капот и, подойдя к багажнику, стал доставать чемоданы.

Когда вошли в вестибюль гостиницы, Григоренко отпустил водителя:

— Можете ехать, Юрко.

— Когда за вами приезжать?

— Не нужно. Я доберусь троллейбусом.

Юрко попрощался и направился к выходу.

Сергей Сергеевич, дождавшись, когда Оксана заполнит анкетку, помог ей подняться в номер.

— Ты извини, Оксанка, но дома больная мать... Я не предупредил... Понимаешь? ..

— Понимаю, — перебила его Оксана. Неприятный холодок охватил ее сердце. — А как мне с работой быть? С комбината я уволилась...

— Не беспокойся, моя хорошая. Работать будешь на Клинском карьере. Экономистом.

— Там освободилась должность? — засветились радостно ее глаза.

— Обо всем договорено.

— Правда? Как хорошо, когда есть кому о тебе позаботиться!

— Завтра поедешь туда, обратишься к директору. Он обещал. Думаю, так будет лучше — я на одном предприятии, ты — на другом... Ну, а теперь —устраивайся и поужинаем в ресторане.

Оксана наклонила голову, чтобы даже он не увидел, какая она сейчас счастливая...

— Что-то не хочется в ресторан. Может, пойдем погуляем? Вечер сегодня чудесный!

Сергей Сергеевич взглянул на часы, было всего полдевятого.

— Оксанка, милая, вот мы и вместе! — Он взял ее за руку, и они вышли на улицу.

Долго шли молча, думая каждый о своем.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.