Крылатая

Чертова Олеся

Жанр: Сказочная фантастика  Фантастика    Автор: Чертова Олеся   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Олеся Чертова

Крылатая

1

Солнце едва показалось над холмами, когда я прибыл в деревню Большово. Глухую деревушку на краю света.

— А теперь, вот, прямо иди, по дороге, всю деревню пройдёшь до самого лесу. Там последняя изба, а за ней уже озеро. Там тебе и есть Арина Степановна.

Это говорит мой благодетель, который меня от станции до деревни подвёз на телеге. Если бы не он, то пришлось бы пешком идти, попутку здесь ждать — безнадёжное занятие, одна машина раз в двое суток проезжает.

Я спрыгнул с телеги и поблагодарил говорливого старика, порывшись в карманах, протянул ему деньги. Старик оттолкнул мою руку и дружелюбно выматерился. Я засмеялся, а он пожелал мне здравствовать и уехал.

Я остался один. Как же тихо и спокойно было здесь. Господи, мы так стремимся в города, к цивилизации.

Я стоял оглушённый этой тишиной, напоенный свежим воздухом и только сейчас понимал, как убого наше представление о счастье и благополучии.

А места здесь и вправду были сказочные. Сама деревенька крошечная в одну улицу, только одно название — Большово. А вокруг — степь необъятная, седая от росы, с бело-синими переливами васильков и ромашек. Вдалеке темнел лес, а у леса серебряным блюдечком поблёскивало озерцо. Я набрал полную грудь холодного утреннего воздуха с упоительной смесью ароматов навоза, полевых цветов и свежескошенной травы. От избытка кислорода закружилась голова, а на душе стало так чисто и благостно, что захотелось заплакать. Я забросил на плечо сумку и двинулся по дороге.

Деревня уже не спала, голосили на разные голоса петухи, требовательно мычали коровы, перекликались собаки. Кое-где по двору уже бродили хозяева с помятыми со сна лицами. На меня смотрели по-деревенски открыто, без смущения рассматривая, старались понять, кто я. Собаки, заслышав меня, рвались с цепи — я ускорил шаг.

Дом Арины Степановны стоял у самого леса, как раз над серебристым озерком, как и сказал мужичок. Дом был старинный, сложенный из больших замшелых брёвен и огорожен двор был, точно крепостью — бревенчатым забором. Во дворе было тихо, только птицы заливались в саду. Заслышав мои шаги, во дворе залаял пёс. Я протянул руку, чтобы постучать и вдруг мне стало неловко: припёрся, понимаешь ли, в пять утра к совершенно незнакомым людям. Я уже решил посидеть у озерца и подождать, пока проснутся хозяева, как вдруг скрипнула входная дверь и на высокое крыльцо вышла женщина. Высокая и статная, с полу распущенной русой косой, в цветастом халате, в руках она держала миску. Видно было, что женщина только что проснулась.

— Да иду я, иду! — низким грудным голосом крикнула она. — Чего разлаялся с спозаранку? Вот пустобрёх…

И тут женщина заметила меня. Она нахмурилась.

— Тебе чего, парень? — и посмотрела так неприветливо, даже зло.

— Мне нужна Арина Степеновна Красикова…

Женщина слегка подалась вперёд и близоруко сощурилась, пытаясь рассмотреть меня:

— Ну, я Красикова… Что надо?

Я приподнялся на цыпочках, ухватившись за забор.

— Вы меня не знаете. Я с телевидения, журналист. Очень хочу с вами поговорить…

Лицо Арины Степановны стало мрачным, она спустилась с крыльца.

— Мне с тобой говорить не о чём, — отрезала она и скрылась из виду.

Теперь я прыгал вдоль забора, изо всех сил стараясь увидеть её.

— Арина Степановна, — пыхтел я. — Но это же не по-людски. Я через всю страну проехал, чтобы с вами встретиться. Я почти неделю в дороге, а вы даже поговорить не хотите.

— Катись откуда пришёл, — послышалось из-за забора. — Сам не пойдёшь, я тебе сейчас дрыном помогу…

Я махнул рукой и обессилено опустился на скамейку.

— Ни стыда у вас ни совести, Арина Степановна. Разве ж так можно. Я с поезда, пять утра, я не евши, не спавши, а вы — дрыном… — я замолчал, потому что почувствовал, что рядом кто-то стоит.

Я поднял глаза: Арина Степановна стояла, облокотившись на калитку, а в руке она и вправду держала увесистую палку. Я поднялся.

— Ни стыда, ни совести, говоришь, — она старалась подавить улыбку. — А припереться без приглашения в пять утра — это, по-твоему, по совести?

Я смущённо пожал плечами.

— Ладно, проходи, раз пришёл, — Арина Степановна пропустила меня во двор и закрыла калитку. — Посиди, вот, на скамеечке, я своё хозяйство покормлю, а потом и тебя привечу, гость столичный…

Теперь я рассмотрел её получше. Высокая, почти с меня ростом, статная женщина. Я знал, что ей пятьдесят, но лицо у неё было чистым, без единой морщинки и словно светилось изнутри розовым светом. Я подумал, что это от восходящего солнца, но ошибся. И двигалась она неспешно, с какой-то особой грацией. Я невольно засмотрелся, как она склонилась к лохматому псу, погладила его по ушам и поставила перед конурой миску с едой, как взяла ведро с водой у колодца и двинулась вглубь двора.

— Зовут тебя как? — бросила она через плечо.

— Аркадий, — я зачем-то снова встал.

— А по батюшке?

— Петрович, Аркадий Петрович, но можно просто Аркадий.

Она ничего не ответила, скрылась за тяжёлой дверью сарая. Сарай тоже был бревенчатым и колодец. И сам двор, просторный, поросший зелёной травкой, дышал древностью и покоем, каким-то вековым покоем. Так и чудилось, что выйдет из этого терема эдакий богатырь, вытянет из колодца ведро водицы студёной, да и выпьет его до самого донышка, а потом, шутя, подкову узлом завяжет, да как двинет, играючи, своей булавой кого-нибудь по буйной головушке… Эх, разыграйся, удаль молодецкая!

Дом у Арины Степановны внутри очень отличался от дома снаружи: не было здесь ни резных лавок, ни дубового стола — стояла совершенно современная мебель, телевизор.

— Покормить тебя, гость дорогой, — в голосе Арины Степановны была ирония, — или чайком побалуешься?

— Чайком, — пробормотал я.

— Ну, чего изволите…

Арина Степановна выставляла на стол чашки, блюдца, креманки с вареньем и мёдом. Я молча наблюдал за ней. Она уже успела заплести косу и венком уложить её вокруг головы. Я смотрел на эту красивую, сильную женщину, такую земную, такую домашнюю, уютную и не мог себе представить, как спрошу у неё то, зачем я сюда приехал.

Над чашкой поднимался ароматный дымок, а я никак не мог решиться заговорить. Арина Степановна выжидающе смотрела на меня, словно выталкивала глазами из дома.

— Ты пей, Аркадий Петрович. Чай то остынет…

Я набрал полную грудь воздуха.

— Арина Степановна, мы узнали, точнее, нам сказали… — у меня дыхание перехватывало, словно я в любви объяснялся. — Это правда, что вы умеете летать?

— Что? — едва слышно произнесла она. — Ты сдурел, что ли? Вам в столице делать, поди нечего, как по деревням шататься да баб летающих искать…

Она встала и отошла в глубину комнаты, зазвенела там посудой. А я смотрел ей в спину. И внезапно понял, что это правда, и не ошибся странный информатор, и не сдурел я… Вот если бы Арина Степановна рассмеялась, или отпустила бы какую-нибудь колкость, я бы засомневался. Но у неё стало такое лицо, словно я сказал, что-то страшное. Я поднялся.

— Вы не злитесь на меня, Арина Степановна, я ведь просто так спросил…

В этот момент загремело что-то во дворе, и мы оба, как по команде, бросились к окну. Но Арина Степановна внезапно крепко сжала мне руку. Я даже испугался.

— Стой, Аркадий, — она покосилась на дверь. — Ты чаю попил? Попил. А теперь собирай-ка свои манатки и пойдём со мной…

— Куда? — я совсем растерялся.

— К моей куме. Она вдовая. У неё ночевать и останешься. Она тебя и накормит, и напоит, и сказку на ночь расскажет, пошли…

От её напряжённого шёпота у меня по спине мурашки побежали, я вырвал руку.

— Мы же с вами так и не поговорили, Арина Степановна, я же из-за вас ехал… я…

— Нам с тобой больше говорить не о чём. Ошибся твой рассказчик, понятно? — она снова схватила меня за рукав и потянула к выходу. — Я тебе всё, как есть, сказала, ясно? А кто что тебе в столице в уши внёс — я за то не в ответе…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.