Диета для Дракулы

Луганцева Татьяна Игоревна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Диета для Дракулы (Луганцева Татьяна)

Глава 1

– Это была одна из самых красивых историй любви, самых необычных и самых печальных, – вздохнула женщина лет шестидесяти и на всякий случай промокнула еще сухой угол глаза чистым носовым платком.

Звали ее Валентина Федоровна, и разговаривала она со своей старшей дочерью Розой. Последняя закатила глаза – она поняла, что разговор будет длинным, раз мама ударилась в ностальгию.

– Мы были молоды, самонадеянны, полны жизни и влюблены. Твой отец Роман был так красив! Да что там говорить, ты же вся в него… Высокий, статный, с пронзительно-синими глазами, с копной светлых волос, он словно сошел с экрана голливудских фильмов про доблестных ковбоев и смелых рыцарей. У нас на курсе, да и вообще в институте, все девчонки потеряли из-за него голову.

– Все, кроме тебя? – уточнила Роза.

– Конечно! – гордо тряхнула волосами Валентина Федоровна. – Я всегда была умницей. Подумаешь, красавчик, на которого все вешаются. Время-то было тяжелое, послевоенное, и я решила, что меня такой несерьезный парень заинтересовать не может. И, кстати, я была единственной, на кого он тоже не обращал внимания. Правда, потом твой отец признался мне, что тогда просто из себя выходил из-за того, что какая-то девчонка воротит от него нос. Ох, что он только не делал, чтобы привлечь мое внимание!

– А ты собралась замуж?

– Ага… За тихого, скромного парня. Петька Иванов такой внимательный был, учился хорошо… И мама моя его одобрила.

– Но ты его не любила? – помогала маме Роза, тем самым несколько сокращая рассказ, который слышала много раз.

– Понимаешь, я в то время и не знала, что это такое. У нежного чувства много граней – страсть, уважение, желание видеть, разговаривать… И вот когда люди сходятся в огромном желании всегда быть вместе – и в постели, и в жизни, – наверное, тогда это и есть настоящая любовь. А я просто считала, что Петя будет очень хорошим мужем и отцом наших детей. С ним было спокойно…

– Не очень подходящее слово для молодых влюбленных, – слегка усмехнулась Роза. – Ведь только с возрастом понимаешь, что найти мужчину, с которым будет спокойно, – это совсем даже и немало.

– Ну да, с возрастом понимаешь, – покивала Валентина Федоровна. – А мне было девятнадцать, то есть жизненного опыта – ноль… Постой, а ты откуда знаешь? Тоже мне, старушка…

– Мама, мне ведь уже тридцать пять, – напомнила Роза.

– Уже! – фыркнула мать. – Эх, мне бы твои годы…

– И отец выкрал тебя? – Роза вернула разговор в прежнее русло.

– Да! Я знаю, что много раз рассказывала вам с сестрой эту историю, но… Сначала это надо было вам… Холодными зимними вечерами вы с Жасмин забирались ко мне в кровать и требовали рассказать про отца снова и снова. Как у вас горели глазки и краснели щечки! Мне было даже смешно, – заулыбалась Валентина Федоровна.

– Мы с Жасмин представляли отца каким-то рыцарем, сказочным героем, – подбодрила ее слушательница.

– Вы были девчонками… – Теперь уже уголок глаза рассказчицы увлажнился на самом деле. – Все девочки мечтают о принцах. А мамы без мужей часто рассказывают небылицы о погибших летчиках и супергероях. Спасибо Роману, мне не пришлось ничего придумывать, ваш отец и был таким. Он узнал, что у меня с Петей назначена свадьба, хотя мы ничего не афишировали, все тихо было…

– Спокойно? – улыбнулась Роза.

– Ага, спокойно… И вдруг ворвался Роман, заключил меня в объятия, поцеловал и кинул весь мир к моим ногам. Так и сказал, что любит меня и будет жить только со мной в любой части света. Он буквально выбил почву у меня из-под ног. Или, как сейчас говорит молодежь, «снес крышу». Я никогда еще не чувствовала такой слабости в ногах и головокружения, не ощущала такого сердцебиения.

– Ты влюбилась…

– Да. Но, думаю, я уже давно полюбила Романа, вот и боялась приблизиться, зная, что он разобьет мое сердце. Потому и сторонилась его. Но, ощутив его поцелуй и услышав его признание, я уже не могла возвратиться назад, мои мечты понесли меня вперед… Я побросала свои вещи в рюкзак, села за его спину на мотоцикл и рванула куда глаза глядят…

– Подальше от Пети? – засмеялась Роза.

– Фи! Что за манеры, дочь? Петя – единственное пострадавшее звено в этой истории. Надеюсь, он все же оправился от моего предательства. Ведь «если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло»…

– Но поступила ты некрасиво.

– Ты очень строга к людям, Розалинда. Я виновата в том, что не нашла в себе смелости поговорить с Петром и объяснить ему, что люблю другого. А в том, что я полюбила Рому – это была не прихоть и не каприз! – я себя виноватой не чувствую. И потом ни на секунду не пожалела, что уехала с любимым. Он меня, московскую девчонку, привез сюда, в глухую провинцию, на Северный Кавказ, к своей родне, тут-то мы и свили свое гнездо. Какие это были счастливые годы! Роман был добрым, легким, всегда находился в хорошем настроении. Он не обманул меня, не сделал несчастной. Он не пил, не изменял мне, а наоборот, каждый день делал меня счастливой…

– Жаль, мама, что ваше счастье было таким коротким, – погладила ее по руке Роза.

– Пять лет… Мало? Наверное. Зато они наполнили мою жизнь любовью на долгие годы… Романа не стало, когда тебе было четыре года, а Жасмин только родилась…

– Не надо об этом, я не хочу, чтобы ты грустила. Особенно сегодня.

– Что ты, дочка! Тридцать лет прошло! Каждый год я вспоминаю об этом, и всегда буду вспоминать. Роман не хотел дарить мне банальные тюльпаны или веточки мимозы. И вот он в очередной раз пошел в горы, надеясь принести для меня цветок эдельвейса к празднику Восьмого марта. Эх, Роза! Роман жил, творя праздник, и погиб в поисках своей мечты. Он с детства с отцом ходил в горы, это же – Кавказ… И когда мы вернулись сюда, снова поддался своему увлечению. Горы манили его, горы его и забрали. Я тогда не дождалась его – лавина накрыла и Романа, и его друга Михаила Соболева. Весна, опасное время, предупреждали о возможном сходе… Но это не могло остановить их. У Михаила в то время была девушка, и ради нее он тоже полез за эдельвейсом. Восьмое марта – день весны и любви. Мой любимый и погиб из-за любви.

– Очень печальная история…

– Да… Сейчас она звучит как легенда. Но два цветка мне Рома все же подарил – тебя и твою сестру!

– Ты поэтому и назвала нас «цветочными» именами? – улыбнулась Роза.

– Мы вместе называли… Мы любили цветы, жизнь и друг друга. Цветы ассоциируются с праздником, с весной, со счастьем! Они способны украсить что угодно, помогают признаться в любви, высказать уважение. Вот мы и дали детям такие красивые имена… Жасмин нравилось, а вот ты всегда возмущалась. Кричала и топала ножкой: «Не хочу быть никакой Розалиндой! Хочу быть Таней или Олей! Зачем вы меня так назвали?!»

– Сейчас смирилась. Роза так Роза.

– Ты и есть Роза – самый совершенный и самый обожаемый всеми цветок. С детства ты доставляла мне только положительные эмоции. Одни лишь похвалы в школе, поведение на «пять», учеба на «пять». Учительница по литературе даже пошутила однажды: «Ваша дочь – совершенный ребенок. Каким удобрением вы сдабриваете этот цветок? Не иначе, поливаете святой водой».

– Она очень высоко оценила мои скромные таланты.

– Ты такая и была. И есть. Моя дорогая доченька… Заслужила ли я такое счастье? В кого ты у меня такая?

– В тебя, мама. Ты – просто молодец! Ты осталась молоденькой девчонкой с двумя маленькими детьми на руках и всю свою жизнь посвятила нам… Я всегда буду тебе благодарна. Я и… Жасмин.

– Жасмин… – эхом повторила Валентина Федоровна, и по ее открытому мудрому лицу пробежала тень.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.