Убийства в шоколаде

Луганцева Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Убийства в шоколаде (Луганцева Татьяна)

Глава 1

Иногда с нами случается вот что: мы пересекаемся с другими людьми в определенный момент в одной точке. Некоторым событиям суждено произойти именно в это время, именно в этом месте, будто выстраивается парад планет. И вся предыдущая жизнь оказывается лишь репетицией. Так и вышло с тремя совершенно незнакомыми, никаким образом между собой не связанными гражданами. Они встретились и решили заняться одним делом. Словно раньше у них была одна жизнь, а теперь началась уже совместная и абсолютно другая1.

Тридцатилетняя Варвара Олеговна Абрикосова, ведущая солистка коммерческого балета, одна из талантливейших прим своего времени, блистала раньше на многих сценах мира и, конечно, Москвы. Она освоила почти все существующие партии! Обладательница уникальной растяжки, Варвара, как говорится, умела закинуть левую ногу за правое ухо, отличалась легким прыжком и изящными движениями, у нее, несомненно, был дар от бога. В танце она была великолепна, ее даже прозвали Богиней сцены. Толпы поклонников посвящали ей стихи, засыпали цветами, одаривали предложениями руки и сердца. Но это осталось в прошлом. Старые травмы давали о себе знать. Вывихи, межпозвоночная грыжа, обострившаяся после неудачного падения, и не одного, во время ужасных событий, произошедших недавно с балериной…

Характер у Варвары был очень сильный, она и дальше превозмогала бы боль, если бы ее партнера не отравили загадочным психотропным веществом. В один прекрасный день обезумевшему танцору померещилось, что в его руках не девушка, а злобная химера, и он швырнул бедняжку в оркестровую яму, изрыгая проклятия. Оптимизма это не прибавило. Вскоре парень сошел с ума окончательно и покончил с собой. Но это уже другая, совсем грустная история.

Злодеев быстро нашли, они ответили за то, что сотворили. Судьба Варвары сложилась не так драматично, но с балетом пришлось расстаться. Из-за жуткого падения она серьезно повредила позвоночник, вернее, добила его окончательно. Чудом смогла ходить, но о танцах речь уже не шла: какая бы у нее ни была выдержка, всему есть предел. Тогда красавица впервые растерялась: что дальше? Варя сошла с дистанции гораздо раньше, чем предполагала. Конечно, когда стукнуло тридцать, она задумалась, чем займется, закончив карьеру. Но идеи не приходили, и она отложила решение лет на восемь, если повезет. Увы, уже через два с половиной года вопрос встал ребром…

Габриэль Виленович Висконти, русский мужчина с итальянскими корнями, тоже считался неординарной личностью: взять хотя бы тот факт, что он никогда не был в Италии, как и его мать, Светлана Ивановна. Отец-итальянец жил с ними в Москве, пока не ушел к другой женщине, родившей ему сына Эмиля, и больше не общался с первой семьей, слишком нехорошо и больно они расстались. Светлану Ивановну радовал только сын.

Габриэль вырос отличным, честным человеком, много лет отдал службе в милиции, тогда еще не называвшейся полицией. Дослужился до подполковника, несколько раз был ранен. Из-за контузий он терпел страшные головные боли, а из-за ранений не прошел переаттестацию, и его не приняли в ряды полицейских.

Но Габриэль знал настоящую причину своего увольнения из органов. Много лет он совмещал службу в органах и большой, серьезный бизнес. Оформлен он был не на него, на то имелись нужные люди: заместители, бухгалтеры, управляющие. Иначе он не мог содержать семью, мать, дочь от первого брака. Но начальство Габриэля всё знало, как и то, что огромные суммы он тратит на благотворительность, а также помогает своему следственному отделению. Ремонт здания, покупка служебных иномарок и еще много чего. Но из-за ужесточения правил начальство испугалось: если узнают про бизнес Габриэля, то и их головы полетят. Поэтому он и лишился любимой работы.

Бизнес остался, деньги остались, а вот дела, которому он посвящал жизнь, больше не было. Габриэля это сильно подкосило. Он не понимал, куда девать неуёмную энергию, как использовать в мирных целях, если не ловить преступников. С личной жизнью у Габриэля все было в порядке, даже слишком. Подруги менялись с космической скоростью. Он был высок, атлетически сложен, широкоплеч, умел произвести впечатление на дам. А лицо могло служить эталоном мужской красоты: четко очерченные скулы, выразительные темно-синие глаза, которые при особом освещении или от гнева становились почти черными, чувственные губы, мужественный подбородок и высокий лоб под копной непослушных, крупно вьющихся смоляных волос. Вот что значит смешанная кровь! Был красивый ребенок, стал красивый мужчина.

С Варварой Абрикосовой он познакомился случайно, и сразу между ними проскочила искра. Но тяжелый Варин характер оказался ему не по зубам. Вступать в легонькие интрижки экс-балерина не собиралась, даже шарахалась от него, словно неопытный тореадор от разгоряченного быка. Она чувствовала напор Габриэля, ощущала его сексуальность, как и любая женщина, но боялась своих чувств. Варвара уже поняла, что пропала, влюбилась впервые в жизни, зато окончательно и бесповоротно. Но в этом она признавалась только себе одной. Разве такой, как Габриэль, сможет хранить верность? У Варвары имелась пара-тройка неудачных романов и толпа отвергнутых поклонников. Сногсшибательный мужчина, встретившийся на пути одинокой женщины с несложившейся судьбой, мог окончательно подкосить её здоровье. Страдать не хотела, поэтому и не соглашалась на сближение. Но все равно люди, которые оказывались рядом, чувствовали сумасшедшую энергетику, исходящую от этих двоих.

Третьим в их компании стал Михаил Мефодьевич Кочкин. Некогда подающий большие надежды молодой хирург, он сам поставил крест на карьере. Однажды ночью, дождавшись, когда анестезиолог и эскулап, к которому он попал под опеку, напились и заснули, Михаил взял тяжелейшего сердечника и с таким же юным анестезиологом провел сложную операцию. Без специального оборудования и опыта! Он хотел доказать всему миру, что ему не нужны несколько лет практики «принеси-подай» под присмотром старшего товарища. Он знал, что справится, иначе не стал бы рисковать чужой жизнью.

Парень не учел одного: он не может отвечать за других. Неопытный анестезиолог допустил грубейшую ошибку, и пациент умер. Их судили, после бесчисленных экспертиз анестезиологу дали реальный срок. Михаил пять лет не имел права заниматься медициной, а затем устроился патологоанатомом. Переступить через возникший барьер – прикоснуться скальпелем к живому человеку – он так и не смог. Его педагоги разводили руками: мир потерял гения-хирурга.

Патологоанатомом Михаил тоже стал классным, но все равно потерял работу в то же время, что и Варя с Габриэлем. За несколько дней до самоубийства Вариного партнера покончила с собой гражданская жена Михаила. Проанализировав ситуацию, Михаил отметил: странности в поведении жены начались после того, как она решилась на курс омолаживающих уколов. Доказательств у Миши не было, но он чувствовал – связь есть. А когда ее тело привезли в больницу, где она делала свои «уколы красоты», он понял: виновные сейчас преспокойно заметут все следы! Михаил выкрал останки, то есть опять пошел на преступление…

Инцидент удалось замять благодаря связям Габриэля, тело погибшей женщины вернули, Михаила выгнали с работы, но он успел исследовать ткани и доказал, что жертву напичкали психотропными веществами. Когда все вскрылось, Михаила, как ценного специалиста, пригласили вернуться на службу, но он решил не входить в одну реку дважды. То есть тоже остался не у дел. Тогда-то Габриэль и предложил им всем работать на него. Он собрался открыть частное детективное агентство.

Михаил и Варвара очень сильно удивились.

– Детективное агентство? Неожиданно. Хотя…

– Да! Это то, чем я занимался всю жизнь! Я профессионал! – уверенно заявил Габриэль. – Я умею ловить преступников. Раньше делал это по службе, а теперь начну частную практику. Мне никто запретить не сможет!

– Постойте, мистер «Все могу». Ты – это ты! А при чем тут мы с Мишей? Мы-то полные профаны, – рассмеялась Варвара.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.