Страсть и тьма

Айви Александра

Серия: Хранители Вечности [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Страсть и тьма (Айви Александра)

Пролог

Лондон, 1814 год

Бальный зал потрясал великолепием ярких красок. В мерцающем свете свечей одетые в атлас и шелка девушки кружились в объятиях элегантных джентльменов, а ослепительный блеск их украшений создавал переливающееся многоцветье, отражавшееся в настенных зеркалах зала.

От этого пышного, почти феерического зрелища захватывало дух, но не к нему было приковано внимание многочисленных гостей.

Сегодня честь завладеть всеобщим вниманием выпала графу Цезарю.

С надменным высокомерием, столь характерным для представителей старой аристократии, он неторопливо шествовал, минуя многочисленных гостей, и достаточно было лишь мановения его изящной руки, чтобы толпа расступалась перед ним — словно Красное море перед Моисеем, а обжигающий взгляд его черных глаз приводил в полное замешательство не только молоденьких красавиц, но и пожилых матрон, и даже некоторых джентльменов.

К досаде мисс Анны Рэндал, она также не смогла избежать замешательства при виде смуглого изящно очерченного профиля графа. «Как глупо… — подумала она. — Ведь такой джентльмен, как Цезарь, никогда не снизойдет до того, чтобы обратить внимание на бедную незнатную девушку, что скромно стоит в дальнем уголке танцевального зала».

Такие джентльмены, как правило, обращали внимание на соблазнительных молодых красавиц, беззастенчиво поощрявших самых дерзких кавалеров.

Но Анна все же заставила себя последовать за этим стройным и элегантным мужчиной, когда тот вышел из бального зала и начал подниматься по крутой лестнице. Будучи, что называется, бедной родственницей, Анна вынуждена была выполнять множество самых разнообразных и порой не самых приятных поручений, и в этот вечер ей было велено не спускать глаз со своей кузины Морганы, явно очарованной Цезарем. Потому что подобная очарованность вполне могла закончиться серьезным скандалом в благородном семействе.

Стараясь не упустить из виду стройную мужскую фигуру, Анна прибавила шагу, чуть приподняв подол своего простенького муслинового платья. Как она и ожидала, граф, поднявшись по лестнице, зашагал по коридору, ведущему к спальным комнатам. Ничего удивительного, что такой сердцеед никогда не отправится на столь утомительное мероприятие, как бал, предварительно не позаботившись о тайном свидании.

Лишь удостоверившись, что не Моргана является участницей его нечестивого замысла, Анна смогла вернуться в свой укромный уголок бального зала, чтобы продолжить наблюдать, как другие девушки наслаждаются званым вечером.

Поморщившись при мысли об этом, Анна остановилась. И тут вдруг заметила, как преследуемый ею джентльмен проскользнул в дверь в самом конце коридора.

Проклятие!.. И что же теперь?.. Хотя Моргана до сих пор не появилась, нельзя быть уверенной, что она уже не пробралась тайком в эту же комнату, чтобы там ожидать появления любовника.

Проклиная свою тщеславную, эгоистичную кузину, думающую исключительно о собственных удовольствиях, Анна пошла по коридору, затем осторожно толкнула ту дверь, куда вошел граф. Она лишь быстренько взглянет и тотчас…

Когда изящные, но сильные пальцы крепко сжали ее запястье, из горла Анны вырвался сдавленный крик. И в тот же миг ее втащили в темную комнату, после чего дверь за девушкой захлопнулась.

Глава 1

Зал приемов отеля на Мичиган-авеню сиял великолепием красок. В свете канделябров чикагские знаменитости расхаживали словно павлины, время от времени бросая взгляды в центр зала, где у большого фонтана гости фотографировались с горсткой голливудских звезд второй величины, за что предварительно вносили на те или иные благотворительные цели довольно солидные суммы.

Этот прием напомнил Анне другой вечер, когда она, затаившись в укромном уголке, наблюдала за графом Цезарем, с высокомерным видом оглядывавшим бальный зал.

Впрочем, тот вечер случился почти две сотни лет назад, а сейчас, хотя Анна физически не состарилась ни на один день, она уже не была той робкой и застенчивой девушкой, которой приходилось довольствоваться крохами со стола своей тетушки. Та девушка умерла в ту ночь, когда Цезарь схватил ее за руку и втащил в темную спальню.

Что ж, оно и к лучшему!

Потому что после этого Анна поняла, что может сама о себе позаботиться. Более того, оказалось, что это у нее получается очень даже неплохо. А та робкая девушка, которая вынуждена была носить жалкие муслиновые платья, уже никогда не вернется в этот мир.

Но это не означало, что она забыла ту роковую ночь и графа Цезаря.

Потягивая шампанское, которое ей подал один из официантов, Анна внимательно рассматривала мужчину, так часто возникавшего в ее снах. Когда она прочитала в газете, что на это благотворительное мероприятие из Испании прибывает сам граф Цезарь, она подумала: не исключена вероятность, что этот человек родственник того Цезаря, которого она некогда знала в Лондоне. Ведь аристократы во все времена были помешаны на том, чтобы отпрыски носили их имена… Как будто недостаточно было иметь общую ДНК.

Но одного взгляда на него было достаточно, чтобы убедиться: это вовсе не родственник. Матушка-природа слишком непостоянна, чтобы воспроизвести абсолютно точную копию. У этого человека были те же самые изящные черты, те же темные сверкающие глаза, да и фигура была точно та же…

И волосы — те же! Длинные и черные, абсолютно прямые, они ниспадали ему на плечи. Правда, этим вечером верхние пряди он откинул назад, закрепив их золотой застежкой, а нижние свободно легли на дорогую ткань его смокинга.

«Если в этом зале найдется хоть одна женщина, которая не мечтала бы запустить пальцы в эту блестящую гриву, — подумала Анна, — то я готова съесть свою украшенную серебряными бусинками сумочку». Графу Цезарю достаточно было войти в комнату, чтобы у всех присутствующих дам произошел мощный выброс эстрогена. И это заставляло голливудских красавчиков, присутствующих на вечере, бросать на него недобрые взгляды.

Анна выругалась себе под нос. Проклятие, она позволила себе отвлечься.

Ладно, парень выглядит как конкистадор-победитель, а в его глазах чувствуется жар, способный расплавить сталь даже на расстоянии в сотню шагов. Но она уже заплатила за то, что позволила ослепить себя этой соблазнительной смуглой красотой.

Тщетно убеждая себя в том, что покалывание внизу живота вызвано не чем иным, как пузырьками шампанского, Анна напряглась и тотчас почувствовала разливавшийся в воздухе запах яблок. И ей даже не потребовалось поворачиваться, чтобы понять, кто к ней приблизился. Оставался лишь вопрос: зачем?

— Так-так, да ведь это — Анна, добрая самаритянка… — протянула Сибил Тейлор, пряча за слащавой улыбкой лютую злобу. — Выходит, и ты, моя милая, появилась на одном из этих благотворительных вечеров, хотя они, по твоему же утверждению, не более чем возможность мелким звездочкам покрасоваться перед объективами камер папарацци. О, я всегда знала, что твои пуританство и праведность не что иное, как притворство.

Анна едва не сорвалась на резкость, но в последний момент все же сдержалась. Как и Сибил, она жила в Лос-Анджелесе и так же занималась юриспруденцией — но слишком уж они были разные…

Высокая брюнетка с весьма соблазнительными формами и большими темно-карими глазами, Сибил едва ли не на голову возвышалась над миниатюрной Анной, глаза у которой были светло-карие, а волосы — каштановые. Сибил была корпоративным юристом и якобы обладала высокими моральными принципами, хотя на самом деле являлась на удивление беспринципной особой. Анна же работала в бесплатной юридической консультации, где вела ежедневную и не всегда удачную борьбу с жадностью корпораций.

— Очевидно, мне следовало более внимательно изучить список гостей, — парировала Анна. Появление здесь этой женщины ее не слишком удивило; Сибил Тейлор обладала удивительной способностью проникать на все мало-мальски значимые сборища богачей и знаменитостей.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.