Роковая Роль[СИ]

Руденко Елена Алексеевна

Жанр: Мистика  Фантастика    Автор: Руденко Елена Алексеевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Осень, 1817 год, Англия

Холодное северное море ждало шторма. Серые волны, поднятые ветром, бились о прибрежные камни, рассыпаясь в тысячи брызг. Жители маленького приморского городка, зная, что предугадать волю моря невозможно, укрылись в своих домах. Казалось, только один человек не боялся стихии, и грядущий шторм звал его. Невысокий мужчина средних лет спокойно прогуливался по узкой кромке прибрежной скалы. Его печальный профиль чётко вырисовывался на фоне предгрозового неба. Вдруг он остановился, всматриваясь в морскую пучину, будто пытаясь уловить в изменчивых волнах неведомые очертания. Мгновение... и он шагнул со скалы в бездну...

Весна, 1839 год, Кисловодск

Из журнала Александры

Сегодня все заняты обсуждением грядущей постановкой пьесы Перси Фултона, известного английского драматурга. Интерес публики вызван тем, что пьеса пользуется репутацией проклятой. Как обычно, я бы не обратила внимания на очередную светскую новость, если бы не живой интерес Нины к этому событию.

— У нас остановилась актриса Антония Морина! — оживлённо сообщила Реброва.

Мне со стыдом пришлось признать, что я ничего не слышала о ней. Судя по фамилии, явный сценический псевдоним. Актрисы любят звучные имена.

— Как же так! — укоризненно воскликнула Реброва. — Она прославилась ролями в мистических пьесах! Роли призраков и ведьм никому не удавались так блестяще. Антония Морина может прекрасно сыграть любую нечисть! О ней говорит вся Европа! Будучи в Петербурге, мне удалось побывать на одном из спектаклей Антонии. Помню, когда она смотрела в зал, у меня кровь стыла в жилах.

Могу поверить, что актриса Морина действительно очень талантлива, если ей удалось хотя бы немного испугать спокойную Нину Реброву, которая не относится к числу робких барышень.

— Что привело её на Кислые Воды? — спросила я.

По правде сказать, ни Антония Морина, ни её роли не вызвали у меня интереса.

— Ты слышала о проклятой пьесе английского драматурга? Актриса, сыгравшая главную роль, умирала в течение трёх дней — кто-то раньше, кто-то чуть позже. Их всех убили возлюбленные при весьма странных обстоятельствах.

— Какую роль? — не понимала я.

— О! Алекс! Ты безнадёжна!

Нина немного обиженно смотрела на меня:

— Роль убитой своим возлюбленным девушки, призрак которой не может обрести покоя. Сам драматург, написавший эту пьесу, бросился со скалы в море после её первой постановки. Последние дни он провёл в Богом забытом приморском городке, его видели каждый день прогуливающимся у моря. Друзья драматурга рассказывали, что призрак девушки постоянно преследовал его при написании пьесы. Будто бы она всячески хотела помешать ему...

— Неразумно было не слушать просьбы призрака, — заметила я.

— Не спорю, но дело не в этом... Двадцать лет назад пьеса была поставлена в Петербурге. А скорая смерть актрисы, сыгравшей главную роль, наделала столько шуму, что пьеса была запрещена. Вскоре про пьесу забыли и больше никогда не играли в России. Известный мистик собрал великолепных актёров и хочет поставить эту пьесу в Кисловодске, ведь на водах собрался весь цвет высшего общества!

— Мне не нравится эта затея, — сказала я задумчиво, — разумеется, это принесёт ему немалый доход, но последствия могут быть самыми ужасными...

— Неужели ты веришь в проклятие? — удивилась Нина. — Ты слишком много знаешь, чтобы быть суеверной.

— Это не суеверие! Если пьеса вызывает гнев неупокоенной души, её даже читать опасно! — твёрдо произнесла я.

Реброва пожала плечами. Ей показалось, что я преувеличиваю.

— Морина остановилась в нашем доме, — сказала Нина, — и согласилась отужинать с нашей семьёй. Думаю, тебе будет интересно встретиться с ней.

Грядущая встреча не вызывала у меня никакого интереса, но я не стала разочаровывать оживлённую Нину.

В назначенное время мы спустились к ужину. Мы увидели высокую стройную молодую даму с гладко причёсанными прямыми чёрными волосами. Дама была одета в строгое тёмно-синее платье из дорогой шёлковой материи, украшенное изящными чёрными кружевами. Она улыбнулась нам приветливой улыбкой и, казалась, была рада знакомству.

— Я буду очень признательна, если вы поможете мне сыграть эту роль, — сказала она мне за ужином. — Это самая сложная и непостижимая роль в моей жизни... Тут собраны истинные чувства неупокоенной души... Я много репетировала, но у меня не выходит ничего путного... А представление состоится через десять дней... Что вы мне посоветуете?

Мне хотелось дать единственный совет — бросить эту опасную затею. Но я сдержала чувства.

— Неупокоенная душа, — задумалась я, — что держит её в этом мире? Что заставляет её страдать? И насколько сильно её страдание, если оно приносит горе живым, которые сталкиваются с её страданием... Это не месть мёртвой живым, это всего лишь её боль, именно боль мёртвых заставляет страдать живых...

Антония благодарно взглянула на меня.

— Вы правы... Я неверно понимала свою героиню... Не злоба, а страдание... Теперь я знаю, как сыграть... Благодарю вас... Ваш совет бесценен!

Я могла только улыбнуться в ответ на похвалу, которая меня даже не тронула.

Из журнала Константина Вербина

Сегодня меня поразило оживление, царящее в Кисловодске. Водяное общество оживлено грядущей постановкой пьесы, получившей репутацию проклятой. Если бы я услышал о подобном два года назад, я бы решил, что это очередное глупое светское развлечение. Однако сейчас я забеспокоился, слишком часто на моих глазах подобные эксперименты заканчивались трагедией. Алекс рассказала мне историю этой пьесы, что усилило моё беспокойство.

Мои волнения разделял доктор Майер.

— У вас будет новый труп, — мрачно пошутил он в своей любимой циничной манере. — И вам будет тяжело предъявить обвинения призраку...

— Призрак не может убить напрямую, — ответил я, — жертву будет ждать либо несчастный случай, либо она "сгорит" постепенно... Вы же увлечены мистикой, вам виднее...

— Ладно, хватит шуток! — опомнился доктор.

Он протянул мне несколько листков, заботливо исписанных его рукой — обычным почерком врача.

— Простите, доктор, но ваши записи очень напоминают мне ваши рецепты, — сказала Ольга. — Может, вы сами прочтёте, что тут написано.

— Я собрал истории жертв роковой пьесы, — не без гордости произнёс Майер. — Все актрисы погибали от рук своих женихов или возлюбленных... Так погибла и Джейн Шедон, прототип героини этой печальной пьесы. Она была актрисой труппы драматурга Перси Фултона, у неё появился жених, вполне достойный юноша. Он, разумеется, настаивал, чтобы Джейн бросила театр... Однажды она публично заявила юноше, что не любит его... В этот же вечер после их бурной ссоры тело девушки выловили в Темзе... Перси Фултон очень переживал гибель одной из лучших актрис своей труппы... Он рассказывал друзьям, что постоянно видит её тень и слышит шаги, как будто кто-то шлёпает мокрыми ногами по полу... Призрак девушки, убитой своим возлюбленным, не обрёл покоя...

Алекс, замерев, слушала его рассказ, закрыв рот ладонью.

— Вы пришли нас пугать, — строго заметила Ольга, видя волнение Алекс.

— Это вся история, — закончил доктор. — Дело в том, что актрисы, игравшие эту роль, погибали точно так же... Их тела находили в воде, и единственными подозреваемыми были их возлюбленные... Вот эти истории, — Майер указал на листки в моих руках. — Думаю, вы сможете узнать подробности ведения следствий этих убийств. Мне удалось лишь найти имена жертв, убийц и названия городов, где произошли преступления.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.