Сильнодействующее средство

Сигал Эрик

Жанр: Современная проза  Проза    2003 год   Автор: Сигал Эрик   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сильнодействующее средство (Сигал Эрик)

Пролог

Сильную болезнь

Врачуют сильно действующим средством

Иль не врачуют вовсе.

У. Шекспир [1]

Босс умирал.

Он таял на глазах, терял вес и лицом все больше походил на мертвеца. И это постоянное изнеможение — даже самый глубокий и продолжительный сон от него не спасал.

— Знаешь, Шкипер, — доверительным тоном обратился он к своему самому близкому человеку, — этот Бойд Пенроуз — бессовестный обманщик.

— Перестань. Не за красивые же глаза он штатный врач Белого дома.

— Послушай, я умираю. Я знаю это.

— Нет…

— Не «нет», а да! У меня грудная клетка — как тоннель, по которому свищет ледяной ветер. Когда я остаюсь один, я даже слышу, как Ангел Смерти хлопает крылами. Здесь, в спальне.

— Позову-ка я доктора Пенроуза.

— Не нужно. Если уж я из него не могу вытянуть правды, у тебя и подавно не выйдет.

— А мы на него поднажмем вместе. Тогда ему не устоять.

Не прошло и часа, как перед хозяином величественной спальни предстал доктор Пенроуз. Вытянувшись по стойке «смирно», он, однако, вовсе не был похож на адмирала ВМФ, каковым в действительности являлся.

— Вызывали, сэр? — Доктор вложил в этот вопрос весь сарказм, на какой мог осмелиться в разговоре со столь могущественным пациентом.

— Присядь, гнусный шарлатан, — буркнул больной.

Пенроуз повиновался.

— Бойд, давай начистоту. — Голос Шкипера прозвучал решительно и твердо. — Что, положение настолько серьезное, что не хватает смелости признаться?

— Шкипер, мне очень жаль, что тебе придется это выслушать. — Доктор сделал паузу. Чтобы продолжить, ему пришлось призвать всю свою волю. — У него лимфосаркома. Рак крови и лимфы.

В спальне воцарилась напряженная тишина.

— Так… Погоди, Шкипер, не посыпай голову пеплом, — наконец произнес больной, стараясь скрыть под бравадой свой страх. — Я желаю выслушать подробности. — Он повернулся к врачу: — Какие у меня шансы на выздоровление?

— Босс, этого я сказать не могу, — ответил Пенроуз. — Такую статистику вам никто не даст.

Снова воцарилось молчание.

— Сколько мне осталось?

— Пять, может, шесть месяцев.

— Отлично. Если повезет, еще успею получить рождественские подарки. Будь другом, Шкип, налей мне «Блэк Дэниэлс». И себе с Пенроузом тоже.

— Нет, нет, я не могу, — отказался врач.

— Пей, Бойд, будь ты неладен. Покажи, что со мной здесь еще считаются.

Пенроуз подчинился.

Лицо Шкипера стало чернее ночи.

— Что-то я не понимаю вас. Почему вы покоряетесь без борьбы? Должен же быть способ побороть эту гадину.

— Три лаборатории независимо друг от друга занимаются разработкой экспериментальных средств — Гарвард, Стэнфорд и Рокфеллер. Но пока их препараты получат одобрение от ФДА [2] — еще сто лет пройдет, — заметил Пенроуз.

— Бойд, к черту формальности, — прорычал Босс. — Белый дом сделает для меня исключение.

— Нет, нет. Дело не только в этом. В вашем влиянии я не сомневаюсь, но важно не просто заполучить лекарство. Важно знать, как работает та или иная методика — если она вообще работает. Если даже нам удастся выбрать лучшую, мы все равно не будем уверены в дозировке и длительности курса лечения. Можно с равными шансами ускорить конец.

— Хорошо. Предположим, речь идет о ковровой бомбардировке, если так уместно выразиться. Каким образом ты сделаешь выбор из трех вариантов?

К щекам доктора прилила кровь — быть может, оттого, что он наконец снова ощутил себя в бою.

— Ну, я мог бы призвать на помощь пару лучших специалистов и, сохраняя полную анонимность пациента, попросил бы оценить возможности всех трех методик.

— Неплохая идея. Может, прямо сейчас и начнешь? — Голос Шкипера звучал весьма решительно. — Можешь воспользоваться кабинетом Босса. Телефон там не прослушивается. Главное — добиться определенного ответа.

Когда за доктором закрылась дверь, больной повернулся к Шкиперу и попросил:

— Будь другом, налей мне еще и включи телевизор.

Меньше чем через час вернулся Пенроуз.

— Невероятно, — пробурчал он с обескураженным видом.

— Что тебя так поразило? — поинтересовался Шкипер.

— Все специалисты, кому я звонил, не сговариваясь, сошлись на одной кандидатуре — Максе Рудольфе. Иммунологе из Гарварда, работающем с этими особенными мышами.

Мышами? вскинулся больной. — Какое отношение мыши имеют к моей жизни, хотел бы я знать!

Пенроуз в упор посмотрел на него и сказал:

— Они могут ее спасти.

1

Адам

Макс Рудольф в гордом одиночестве сидел у себя в лаборатории на верхнем этаже медицинского факультета Гарвардского университета. Он смотрел на бархатный небосвод и ждал, когда над рекой Чарльз появятся первые лучи солнца.

Он был предупрежден, что образцы крови и лимфоидной ткани высокопоставленного пациента будут доставлены ровно в шесть утра, и решил прийти пораньше, дабы убедиться, что к моменту прибытия курьера в лаборатории не осталось никого из трудоголиков, привыкших работать до глубокой ночи.

Единственным исключением стал его ученик Адам Куперсмит, которого он сам вызвал к пяти часам.

Внешне они производили впечатление довольно странной парочки: невысокий, лысый шестидесятилетний Макс в толстых очках — и рослый, жилистый Адам, с копной темно-каштановых волос и наивным взглядом, выглядевший явно моложе своих двадцати восьми лет.

— Макс, ты меня вытащил из операционной, так что надеюсь, дело действительно срочное?

— Не сомневайся, — подтвердил наставник.

— Ты так загадочно говорил по телефону… Что, черт возьми, происходит? — стал допытываться Адам.

— Мой мальчик, — с серьезным видом ответил Макс, — впервые за свою научную карьеру нам предстоит выйти за рамки этических норм.

Адам был поражен.

— Я не ослышался? Это говоришь ты, который бросается вдогонку за почтальоном, если тот забыл взять деньги за доплатное письмо?

— На карту поставлена жизнь человека, — угрюмо ответил Макс. — Придется кое на что закрыть глаза.

— Раньше ты себе этого не позволял.

— Верно. Но раньше мне не приходилось лечить президента Соединенных Штатов.

— Что ты имеешь в виду?

— Мне позвонил адмирал Пенроуз из Белого дома и что-то такое бормотал о «высокопоставленном представителе администрации». Просил больше никаких вопросов не задавать.

И Макс пересказал Адаму медицинские показания, переданные ему лечащим врачом президента. И возложенное на них поручение.

— Бог мой, ответственность-то какая!

— Вот именно. Поэтому мне было необходимо с кем-нибудь ее разделить.

— Ждешь, что я скажу спасибо? — улыбнулся Адам.

Разговор прервал шум лифта в дальнем конце коридора. Оба медика молча смотрели, как открывается дверь кабины и оттуда выходит посланник ночи, весь в черной коже. В одной руке курьер держал мотоциклетный шлем, в другой нес коробку размером с сигарную.

— Доктор Рудольф? — вполголоса уточнил он.

— Так точно.

— У вас есть какой-нибудь документ, удостоверяющий личность?

Макс вынул бумажник и показал курьеру водительские права.

Тот быстрым, цепким взглядом изучил фотографию, вручил посылку и моментально растворился в темноте. Ученик и учитель переглянулись.

— Вроде бы Хэллоуин еще не скоро… — проворчал Макс Рудольф. — Что ж, за работу!

Они медленно прошли по коридору, представлявшему собой своего рода полосу препятствий — с контейнерами сухого льда, центрифугами, баллонами с азотом, гелием и кислородом, громоздящимися вдоль стен без всякой системы, подобно гигантским кеглям.

Войдя в лабораторию, до потолка уставленную клетками с мышами, Адам включил свет. Мышки носились по клеткам взад-вперед, пребывая в счастливом неведении относительно своих уникальных особенностей.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.