Мёртвая Обитель [СИ]

Руденко Елена Алексеевна

Жанр: Мистика  Фантастика    Автор: Руденко Елена Алексеевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Из записок Смирновой-Россет, 1839 год

Мне давно хотелось найти небольшой уютный летний дом, куда могли бы приезжать погостить мои друзья. К моему сожалению, долгое время все попытки отыскать дом, который бы привлёк моё внимание, были напрасны. Но сегодня в картинной лавке я увидела небольшой акварельный рисунок очаровательной летней усадьбы, окружённой лесом. Я испытала странное чувство, будто дом манит меня, и представила, как приеду в свою летнюю обитель, какую выберу мебель, шторы и картины.

Не знаю причину моих чувств, внешне дом мало чем отличался от прочих осмотренных мною домов, но в нём была некая таинственная притягательность, неведомый дух просил меня поселиться в этом доме.

Можно счесть чудачеством, когда люди одержимо ищут дома, однажды увиденные ими на рисунках, и теперь я сама невольно следую их примеру.

— Это нарисовано с натуры? — спросила я лавочника.

— Да, сударыня… Я даже знаю имя владельца этого дома, — ответил он, — граф Романцев… Его семейство не живёт в этом доме, граф обычно сдаёт его на лето…

Я не была близко знакома с графом Романцевым и забеспокоилась, что опоздала. Возможно, граф уже сдал дом одному из своих друзей. Однако, надеясь на удачу, решилась немедленно написать графу.

* * *

Граф Романцев оказался несколько удивлён, узнав о моём намерении снять его летний дом, хотя не высказал никакого возражения. Выбранный мою дом располагался в двух верстах от графской усадьбы. А лесная роща вокруг, дарящая летом долгожданную прохладу, окончательно подтвердила мою уверенность в своём выборе.

— Вы хотите снять именно этот дом? — спросил он, когда мы приехали. — Я недавно построил новый, буду рад если вы присоединитесь к моим друзьям… Уверен, среди них окажется немало и ваших близких знакомых… Новый летний дом недалеко — одна верста отсюда, три версты от моей усадьбы…

Можно было предположить, что Романцев пытается отговорить меня, но я сочла слова графа учтивостью, требующей предложить мне погостить у него.

— Весьма признательна вам за приглашение… Но этот дом мне особенно приглянулся, поэтому я желаю остановиться здесь. Думаю, мы сможем наносить визиты друг другу, — ответила я.

Мы вошли внутрь. Сумрак окутал нас. Мрачный интерьер никак не сочетался со светлым фасадом. Наверно, ощущение пугающего мрака создалось из-за закрытых ставень — решила я. Слуга графа быстро отворил ставни. Долгожданный свет залил гостиную, обстановка которой ничем не отличилась от большинства подобных летних домов. На стене висел портрет девочки лет четырнадцати.

— Моя младшая сестра, — ответил он, заметив, что я смотрю на портрет, — она умерла…

Я неловко произнесла слова соболезнования.

Мы обошли дом, который показался мне весьма приятным, но какое-то необъяснимое беспокойство не покидало меня. Я чувствовала, что таинственный фантом наблюдает за мной. Возможно, меня позвали сюда неслучайно. Позвали? Почему я так решила? Какой вздор! Все заброшенные дома производят пугающее мистическое впечатление.

Поразмыслив, я изъявила желание остаться в этом доме на ночь. Романцев сообщил мне, что пошлёт в деревню за моими будущими слугами, которые быстро приготовят дом для жилья. Они приходят из деревни рано утром, а уходят вечером — пояснил граф. На мгновение это насторожило меня, но я быстро нашла объяснение. Какой смысл им оставаться на день, обычно гости приезжают со своими горничными и лакеями.

— Прошу вас не торопиться с выбором, — произнёс граф, его тон был немного суров, — возможно, вам нечто не понравится. Не забывайте, моё приглашение остаётся в силе…

— Буду весьма рада воспользоваться вашим приглашением, — ответила я учтиво, настойчивость Романцева начала вызывать у меня скрытые подозрения.

Невольно мелькнула мысль, что граф решил за мной поухаживать, но его напряжённое лицо и взволнованный взгляд развеяли всякие подозрения. Романцев явно не был склонен флиртовать. Скорее всего, он, как хозяин, беспокоится, придётся ли мне по нраву его летняя обитель, и в случае моего разочарования готов предложить другой дом. Волнение хозяина вполне понятно, я бы тоже постаралась всячески угодить своим гостям.

— Пока предлагаю вам вернуться в мою усадьбу, где вы сможете пообедать и отдохнуть, пока дом приведут в порядок, — предложил Романцев.

Я снова поблагодарила графа за любезность, но на это предложение решила согласиться, отказ мог обидеть радушного хозяина.

Во дворе моё внимание привлекли качели, как ещё одно напоминание о почившей обитательнице этого дома. Я невольно задержалась рядом с качелями, будто по чьей-то неведомой просьбе немного раскачав их. Мне показалось, что я катаю сестру графа. На мгновение я отчётливо увидела её. Мой странный поступок ничуть не смутил графа.

* * *

Сон сморил меня очень быстро, наверно, по причине усталости. Среди ночи я проснулась от странного неприятного холода. Мне послышался тихий шорох, поначалу показавшийся сновидением. Окончательно проснувшись, я зажгла свечу, и, поборов волнение, спустилась в гостиную, откуда доносились эти звуки. Когда я вошла в комнату, шорох неожиданно прекратился. В свете свечи мимо меня пробежала мышь, испугавшаяся больше, чем я.

Мне стало смешно. Зачем было спускаться, дабы поглядеть на мышиную возню? Я направилась к двери, но, вдруг, обернулась. В лунном свете, освещавшим стену, лицо девочки на портрете казалось живым. Глубоко вздохнув, я пыталась успокоиться. Друзья верно говорят, что у меня слишком живое воображение… Однако, глядя на портрет, я невольно задумалась: почему умерла эта девочка? Странное поведение хозяина дома и слуг, которые не остаются в доме на ночь, заставили меня погрузиться в размышления. Удивительно, что днём подобные факты остались незамеченными… Вернее, мне хотелось не предавать им значения… Среди ночи эти мысли вдруг снова вернулись, предлагая пугающие догадки… Страх сжимал горло…

Я спешно вернулась в комнату. Со двора донёсся тихий скрип, подбежав к окну, я увидела, как раскачиваются качели… Ни один листок на деревьях не шелохнулся, значит, ветра не было…

Началось мучительное ожидание рассвета… Вдруг почудилось чьё-то холодное могильное дыхание… Нет, это не дуновение ветра — окна моей спальни были закрыты. К своему стыду, я боялась открыть глаза, подобно ребёнку, послушавшему на ночь страшную историю. Иногда мне мерещилось, как из коридора доносится топот маленьких девичьих ножек.

Утром я спросила деревенскую девушку, ставшую кухаркой на время моего пребывания в доме графа:

— Этот дом прославился мрачными событиями?

Услышав мой вопрос, девушка не смогла скрыть удивления. В её глазах будто бы звучал вопрос: "а разве вам ничего не известно?".

— Не знаю, барыня, — наконец, пробормотала она, опустив глаза.

— А кто знает? — не сдавалась я.

— Может, барин знает, — нехотя произнесла кухарка.

Я вышла во двор, который постепенно начал оживать. Слуги из деревни пришли сразу же после рассвета, как обещал граф.

На мои вопросы, что произошло в этом доме, все отвечали одно: "может, барин знает?", при этом испугано осеняя себя крестным знаменем, глядя на дом исподлобья.

Не составило труда заметить, что селяне испугано обходят качели.

Вскоре приехал сам граф Романцев.

— Позвольте узнать факты, которые вы скрыли от меня, — произнесла я учтиво, но настойчиво. — В этом доме есть нечто необъяснимо-пугающее. Ваши люди бояться тут оставаться на ночь…

— Александра Осиповна, я пытался предупредить вас, — ответил граф спокойно.

— Простите за резкость, но вы вели себя странно, и ваши намёки оказались непонятны. Почему вы не решились прямо объяснить мне, что происходит в вашем доме?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.