Операция «Светлана»

Постол Михаил

Жанр: Прочие приключения  Приключения    1994 год   Автор: Постол Михаил   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Операция «Светлана» ( Постол Михаил)Приключенческий роман о тех, кто стоял за бандеровцами

1. ВАМ ОСОБОЕ ЗАДАНИЕ, МАЙОР

— Майор Терлыч? Алексей Иванович? Да вы садитесь, — маршал раскрыл коленкоровую папку. — Родился в восемнадцатом году на Кубани, в станице Екатериновской. Сидите, не надо вскакивать. Что окончили?

— Краснодарское пехотное училище. В сорок первом.

— Но до этого уже были в боях?

— Так точно, на Хасане.

— Красное Знамя за Хасан?

— За Хасан, товарищ маршал.

Тот помолчал, машинально листая дело, вздохнул каким-то своим мыслям и неожиданно спросил:

— Здоровье как? Я спрашиваю о здоровье, мягко повторил, заметив откровенно удивленный взгляд офицера.

— Я здоров, товарищ маршал!

— Настроение?

— Боевое!

Маршал раздумчиво вглядывался в молодого офицера. Отметил невысокую, собранную фигуру в ладно сидящей форме, твердый синий взгляд. Не без удовлетворения уловил на худощавом, чуть розовом от понятного волнения лице не только внимание и сосредоточенность, но и выражение решительности, невозмутимого достоинства. И, подводя черту, решительно произнес: «Вам особое задание, майор Терлыч». Алексей сделал движение, чтобы встать, но маршал коротким взмахом руки остановил его:

— Очень важное! — В упор глянул в глаза офицера. Хотя вы и матерый разведчик, огонь, воду и медные трубы прошли. Стреляный, как говорят, воробей, но такого задания у вас не было еще. Дело заключается в следующем.

2. СЕРЖАНТ КУШНИР

Небо над землей чистое и голубое. Солнце, еще недавно укутанное в тяжелые мокрые тучи, слепящим шаром выкатилось в это раздолье и засияло, заиграло на белых, с черными подпалинами стволах берез, на кряжистых тушах дубов. Теплынь лилась по земле. И земля вспухала, будто опара в квашне, вилась в светлую высь прозрачными струйками испарений, звенела птичьим щебетом. Голова кружилась от горьковатого, дурманящего запаха багульника.

Алексей только на миг закрыл глаза, а когда открыл — вздрогнул от неожиданности. Царевна Несмеяна из далекой сказки, казалось, напрочь забытой за черные дни войны, стояла перед ним. В ладном зеленом полушубке и чистеньких, словно лаковых, сапожках, голубоглазая, тоненькая, как березка рядом с нею. Когда подошла, откуда появилась — не понять. Чуткое ухо разведчика не уловило ни звука. Будто возникла из того багульникового запаха. Или из березки вышла. Алексей поспешно поднялся, поскользнулся на мокрой еще земле — и чуть не шлепнулся. Чертыхнулся, не сдержавшись, вполголоса, но тут же выпрямился, одернул полушубок.

«Сержант Кушнир. Радист. Прибыла для выполнения задания». В ясных глазах теплились робость и детская стеснительность. — «Кушнир? Радист?» — Терлыч откровенно любовался, разглядывая Несмеяну. И, похоже, это не пришлось ей по душе. Майор увидел, как потемнели, сузились бездонные глаза, а брови-колоски сошлись в одну линию. Детское еще личико сразу повзрослело, став строгим и отчужденным.

Понял, как расценила девушка его слишком откровенный взгляд, и сам вдруг смутился. Загрубевшее от ветров и морозов лицо покраснело. И, чтобы скрыть смущение, тоже нахмурился, кашлянул и сухим, командирским тоном бросил: «Следуйте за мной!»

Под ногами хрустел валежник, шуршала сухая хвоя. Невдалеке деловито стучал дятел, словно увлеченный работой плотник. Свиристела сойка. Гулко куковала кукушка.

Алексей непроизвольно начал считать. На войне и несуеверный порою вспоминает приметы. А кукушка старалась изо всех сил. Видимо, хотела задобрить сурового командира, чтобы помягче отнесся он к спотыкающейся маленькой девчушке, у которой в глазах дрожала пелена усталости.

Когда дошли до небольшой, почерневшей от времени избушки, кукушка перевалила уже на третий десяток и не собиралась останавливаться в безудержной щедрости. Алексей коротко стукнул в дверь.

Их, похоже, ждали. На пороге тотчас же выросла фигура высокой, стройной девушки. В серых глазах мелькнули чуть заметные искорки. Но только на миг. Неуловимым взмахом длинных ресниц девушка погасила их, вытянулась: «Товарищ майор…» — «Отставить, лейтенант. Примите сержанта. Она с нами». И, резко повернувшись, широко зашагал обратно. Сероглазая зачарованно глядела вслед, забыв о гостье. А та вдруг почувствовала легкую досаду, заметив, каким взглядом провожала девушка-лейтенант командира.

Сероглазая очнулась, перевела взор на молча стоящую перед нею девчонку. Резко очерченные губы красивого рта дрогнули. «Ну пойдем… сержант! — Она махнула рукой в глубь избушки. — Тоже медичка?» — спросила, прикрывая дверь. — «Почему — тоже?» — «А мы тут все врачи-фельдшера, все медики. Девочки! Красавицы! К нам пополнение!»

Сидевшая за столом приземистая, рыжеволосая женщина, лет под сорок, оторвалась от вязанья, глянула, словно теплой ласковой ладонью прикоснулась, и улыбнулась широко: «Новенькая? Это хорошо! Милости просим!» У окна расчесывала короткие черные волосы полненькая смуглянка. Она полыхнула на вошедшую темными, чуть раскосыми глазами и приветливо кивнула. Из соседней комнаты вышли еще две девушки.

— Давайте знакомиться, — сероглазая широко повела руками. — Это Мария Петровна, тетя Маша, — указала на женщину с вязаньем. — Наша мама, наша няня. Это Катя, Таня, Женька. Все? — окинула комнату придирчивым взглядом. — Ну, а я командир этого девчачьего гарнизона лейтенант Зазирная. Галина.

— Оля. Ольга Кушнир.

— Оля… Лелька, — тетя Маша вздохнула и растроганно глянула на новенькую. — Мою младшенькую я так зову. Двенадцатый годок уж ей пошел. Господи! Детки, детки!

— Тетя Маша! — обняла ее за плечи Таня. — Не надо. А то я зареву!

— Чего тебе реветь-то? — усмехнулась тетя Маша, вытирая враз повлажневшие глаза. — Сенька твой живой, воюет. Вчера только письмо получила.

— Воюет, — Таня уткнулась ей в волосы лицом. — Вчера воевал. А сегодня?

— Ой, девчонки! — Галина даже топнула ногой. — Ну вас с вашей сыростью! Не мешайте знакомиться с человеком! Ты кто: сестра, фельдшер?

— Нет, радистка.

— Ага! — торжествующе крикнула Женька. — Я вам говорила! Все ж таки по-моему выходит! Радистка! Значит, предстоит дорога. Лететь нам, девчатки мои, далеко и высоко. К фрицам в гости. К партизанам лететь, голову даю на отруб!

— Похоже, — тетя Маша кивнула согласно. — Раз радистка, похоже.

— А зачем столько медиков? — недоуменно спросила Катя.

— Ой, чучелко ты мое! — обняла ее за круглые плечи Женька. — А кто ж больше нужен партизанам, как не медики? Стрелков, поди, у них и у самих хватает. А медиков…

— Так почему одни девчонки? К партизанам лучше мужчин посылать, — допытывалась Катя.

— С чего ты взяла, что мужики-медики лучше? — возмутилась Женька. — Мы, бабы, знаешь, какие выносливые? Куда им! И руки у нас ловчее.

— Нежнее, — тихо вставила Таня.

3. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ПОЛКОВНИКА В ОТСТАВКЕ А. М. ВЕСЕНЬЕВА

Вообще-то за сорок пять почти лет многое перезабылось. Да к тому же нынче модно каяться и посыпать голову пеплом, мол, воевали мы не так, и били фрицев неграмотно, и побеждали не по правилам. Как выдало одно литературное светило, воевать мы не умели и за всю войну так и не научились. Выходит, красный флаг над Берлином в мае сорок пятого — это случайность, недоразумение.

И если вы ждете чего-нибудь подобного от меня, то зря. Каяться не собираюсь. Солдатам той войны не в чем каяться. Мы сражались. И победили!

Для меня операция «Светлана» началась, как и многие другие. Был я у майора заместителем. В чине старшего лейтенанта. Занимался черновой, так сказать, подготовкой группы. Сидели мы в лесу, в Белоруссии это было, и готовились. Карты топографические района, куда нас направляли, изучали. Майор требовал, чтоб каждый заучил те места назубок. Из опыта мы знали, как оно полезно в таких делах, вот и штудировали. До одурения. По азимуту в лесу ходить тренировались, в любую погоду, без скидки на дождь или туман. Уложим на плечи полную выкладку и шпарим по бездорожью, через чащобы километров по десять, а то и больше. Особого внимания майор требовал к отработке приемов по захвату «языка». Нередко присутствовал на тренировках и сам учил десантников. Других таких мастеров по «языкам» я не встречал. Учились петь по-птичьи, на разные голоса.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.